Анна Голубкова

В своем углу: Надежды много впереди


«15-го февраля в клубе «Проект ОГИ» состоялась презентация нового литературного альманаха «Акцент». Ситуация в современной литературе такова, что появление нового издания вызывает сейчас интерес гораздо больший, чем появление новых поэтов. Связано это и с тем, что изданий разной направленности у нас катастрофически не хватает (а поэтов, наоборот, и так слишком много), и с тем, что любое издание требует какой-то, пусть минимальной, классификации существующего литературного процесса. А это всегда привлекает особенное внимание в нашей нынешней ситуации смешения различных литературных направлений и поэтических техник…», – вот так начала я свой маленький отчет о презентации нового альманаха. Заметка предназначалась для сайта http://www.kultinfo.ru/, где ее, собственно, при желании и можно обнаружить. Уже после написания этого материала оказалось, что от меня ждали совершенно иного – крайне критического – отношения к представленному альманаху. И я долго не могла понять, почему, ведь, на мой взгляд, любое начинание подобного рода нужно всячески приветствовать, особенно если сама его идея имеет в основе нечто концептуальное. У нас и так мало изданий литературного характера, а уж изданий, которые пытаются как-то осмыслить свое место в современной литературе, и того меньше. Каждый журнал норовит печатать все «самое лучшее», что есть в актуальном литпроцессе или же что ему, этому журналу, удается из этого «самого лучшего» заполучить. Из-за этой ориентации на состоявшееся совершенно провисает работа со становящимся. Автору нужно предварительно каким-то образом заработать себе репутацию, и только потом, быть может, его когда-нибудь начнут печатать «солидные журналы». Наилучшим способом обратить на себя внимание как раз и является собственный грамотно организованный издательский проект. Впрочем, я несколько отвлеклась.
Загадка подразумеваемого отрицательного отношения разъяснилась, когда в сети было опубликовано знаменитое интервью Леонида Костюкова с проектом «Культурная инициатива» (см.: http://www.polit.ru/article/2011/05/12/dfycnt/). Не откажу себе в удовольствии процитировать фрагмент:

Ю.Ц.: Я знаю, вот мы сегодня говорили о некоторых молодых силах, вот мы же называли Корчагина, я не буду называть ещё каких-то людей специально, почему? Потому что я объясню, какая у них претензия к нам. И они нас, мне кажется, чуть-чуть недолюбливают. Мы для них простоваты. Пришла генерация молодых интеллектуалов, которые думают, что они прочитали какое-то количество книг.
Л.К.: Тьера де Шардена, прости Господи.
Ю.Ц.: И они смотрят на нас и думают: ну, ваше время ушло, как-то простоваты для нас. Вот в этом плане недолюбливание я чувствую…
Л.К.: Вот так.
Ю.Ц.: От интеллектуалов.
Л.К.: То есть мы уже для них простоваты. Ни фига себе.
Д.Ф.: Ну, собственно говоря, мы практики, это немножко другая история, и мы занимаемся своим делом, надеемся…
Л.К.: Какие гады, ну, это ужасно.

Насколько понимаю, выражением позиции группы молодых московских поэтов, прозаиков и критиков, «молодых интеллектуалов» по определению Юрия Цветкова и «гадов» по определению Леонида Костюкова, как раз и является альманах «Акцент».
В предисловии, имеющем значение манифеста, говорится об ориентации на западную традицию и на «мировое поэтическое слово». Наилучшим образом эту традицию, по мнению автора статьи, на уровне поэтики воплощает творчество Аркадия Драгомощенко. Что, собственно, и продемонстрировано в опубликованном здесь эссе «Париж стоит мухи». Именно это эссе, отмечается в предисловии, и является смысловым центром альманаха, от которого тянутся связующие нити ко всем остальным произведениям. Итак, ориентированность на мировой поэтический опыт конца ХХ века можно назвать первым организующим принципом этого издания. Второй принцип прямо связан с названием «Акцент». Соответственно целью альманаха становится акцентирование определенной художественной практики. Редакция стремится «высветить достаточно локальный участок текущей словесности», выбранный из всего присущего современной литературе многообразия. Составителей в первую очередь интересуют отказ от «линейной нарративности и субъективизированного письма» и преобразование «системы субъектно-объектных отношений внутри текста». Авторы альманаха делятся по возрастному принципу: «среднее» поколение – Марианна Гейде, Ирина Шостаковская и Сергей Соколовский; «младшее» поколение – Дина Иванова, Кирилл Корчагин, Денис Ларионов, Сергей Луговик и Эдуард Лукоянов. В предисловии также дается небольшое описание стилистической манеры каждого автора.
Конечно, можно было бы придраться и к первому, и к второму принципам, а особенно – к характеристикам опубликованных в альманахе авторов, но я не стану этого делать. Ведь при всех обнаруживаемых профессиональным историко-филологическим взглядом недостатках теории само по себе содержание альманаха производит впечатление вполне убедительное. Стихи и проза хорошо подобраны, подборки очень удачно составлены, и, кроме всего прочего, эти публикации дают весьма полное и подробное представление о поэтике их авторов. Редакции безусловно удалось показать определенный срез современной литературы, который может кому-то нравиться, кому-то не нравиться, но он так или иначе объективно существует и, следовательно, требует осмысления и описания. Кроме того, попытка концептуализации играет важную структурную роль в организации содержания и задает основные параметры читательской оптики. Те же самые произведения в другом контексте могут быть прочитаны совершенно по-другому, но это вовсе не значит, что предлагаемое в альманахе прочтение не имеет права на существование. Наоборот, чем больше возможных интерпретаций и способов чтения, тем, на мой взгляд, лучше и для альманаха, и для включенных в него произведений, и для современной культуры в целом.
Лично для меня важно также и то, что в «Акценте» частично использованы принципы публикации, отработанные нами в альманахе «Абзац», и то, что «Акцент» сделался тем, чем так и не удалось стать «Абзацу», – выражением точки зрения дружеского круга поэтов и прозаиков, связанных между собою определенной общностью художественных интересов. Последнее, как мне кажется, означает еще и то, что период разброда и хаотических шатаний в нашем литературном процессе заканчивается и что от советских ЛИТО, творческих семинаров и мастер-классов, изначально подразумевающих неравенство мастера и его учеников, все возвращается туда же, откуда и начиналось – к основанным на равноправном диалоге дружеским кружкам и домашним салонам. И это восстановление нормального способа бытования литературы, честно говоря, не может не радовать. Интересно также, что ни одна из современных, пусть и несколько аморфных, но тем не менее вполне существующих литературных групп так и не смогла предложить молодым поэтам и прозаикам с точки зрения теории ничего более или менее вменяемого, так что им пришлось обратиться к тем, кто наиболее полно транслирует в своем творчестве западный опыт и отработанную там же литературную теорию. Это безусловный упрек «старшим» литературным поколениям, погрязшим в борьбе за правильную иерархию, за места в антологиях и за номерки в премиальной лотерее и тем самым потерявшим связь со следующими за ними молодыми литераторами. Налицо разрыв, который, думается, в дальнейшем будет только увеличиваться.
С другой стороны, некоторый радикализм «Акцента» во многом оказывается вынужденным. Как явствует из названия, стоящая за ним группа поэтов и прозаиков изначально претендует лишь на некоторое смещение уже существующих смыслов и поэтических практик. Им особенно нечего делить со «старшими», и они вполне готовы к конструктивному диалогу. Проблема же в том, что неготовым к этому диалогу оказывается как раз «старшее» поколение, что с невероятной степенью наглядности выражено в репликах Леонида Костюкова из процитированного выше интервью. Любая, даже самая минимальная, степень самостоятельности воспринимается у нас как «неуважение к старшим» и как желание сбросить мэтров с парохода современности. И это, пожалуй, самое тяжелое из последствий так до сих пор до конца и не изжитого советского устройства литературы. Все авторы альманаха, это хорошо видно по их публикациям, вполне уже состоялись как поэты и прозаики, однако им (речь, разумеется, идет о «младшем» поколении) все еще приходится числиться в «молодых» и «начинающих». Что ж, будем надеяться, именно альманаху «Акцент» удастся переломить  эту неестественную ситуацию.
Ну и напоследок, нельзя же изменять собственным привычкам, хочется сказать пару слов о составе редакции, образовавшей союз в идейном плане несколько странный. Если один участник редакции близок к левым кругам, что логически подразумевает атеизм, эгалитаризм, интернационализм и феминизм, то другой участник постоянно демонстрирует совершенно противоположные – теократические, элитарные, националистические и мизогинические – воззрения. Понятно, что союз этот образовался из соображений литературно-тактических, однако подобная диаметральная противоположность внушает некоторые опасения насчет будущих перспектив нового издания. Впрочем, увидеть следующий выпуск альманаха очень хотелось бы не только поэтому – крайне интересно, какое развитие получат в дальнейшем идеи, высказанные в предисловии.