АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Наиль Муратов

Юлька-Шарманщица

В Одессе каждое арткафе зарабатывает как умеет. В полуподвальном "Таракане", например, время от времени организуют рок-фестивали. Скажем, приехали в гости к кому-то из одесситов музыканты из Бердичева, а у нас и у самих таких талантов не меряно. Вот и устраивается соревнование типа футбольного – с пивом. А для лучшего проникновения в тему и с пойлом покрепче. Публика наведывается постоянная, от пятнадцати до сорока. Гвалт жуткий, но спасает аппаратура: доносит до ушей и вокал, и музыку. Здесь все друг друга знают по имени, и каждый – колоритная личность. Взять хотя бы Юльку! В "Таракане" она обычно появляется вместе с подругой Дашей. Даша – исключение из правил. Никакого макияжа, одета скромно, и точно так же себя ведет. В этой паре ведущая – Юлька. Приходит, как правило, в чем-то невообразимом и сразу же заказывает коньяк, причем для полного счастья ей хватает одной рюмки. Пьяненькая, она начинает орать "браво" исполнителям и заодно цепляться к присутствующим мужского пола. В общем, отрывается по полной. Правда, на Юльку никто не ведется, потому что бесперспективно: никогда не теряющая бдительности Даша ревниво оберегает подругу от чужих заигрываний.
Шарманщицей Юльку прозвали после того, как она принесла в подвал ветхую коробку, которая оказалась настоящей шарманкой. Воспроизведенная сим допотопным
механизмом музыка особо никого не впечатлила, но оригинальность идеи присутствующие оценили, наградив исполнительницу аплодисментами и соответствующей кличкой.
А совсем недавно Юлька стала причиной грандиозного скандала. На очередной "фестиваль" она заявилась в облегающем коротком платье из кожзаменителя, с которым отлично гармонировали блестки на щеках, густые темные тени под глазами и иссиня-черный ежик волос. Из-за спины Юльки выглядывали два крыла, похожие на стрекозиные. В общем, полный отпад для тех, кто понимает, а понимающих в "Таракане" хватает. Денег на коньяк у Юльки не нашлось, поэтому она сидела трезвая и злая. На беду кто-то угостил подруг косячком, и к тому времени, когда начался рок-концерт, обе они достигли пика блаженства. Второй косячок, выкуренный впопыхах в туалете, оказался той роковой каплей, что переполнила чашу. В перерыве Юлька решительно полезла на опустевшую сцену.
– Эй, ты че? – выкрикнул один из рокеров, не успевший добраться до стойки бара.
В полифоническом гаме, заполнившем подвал, Юлька его не услышала. Подошла к электрооргану и, зачарованная, остановилась.
– Да ладно, пусть слабает что-нибудь! – снисходительно заметил один из завсегдатаев заведения.
– Она хоть по клавишам бить умеет? – поинтересовался рокер у Даши.
– Как богиня! – с готовностью отозвалась прилично окосевшая Даша.
Проверить ее слова не удалось: орган после выступления успели обесточить, а секрет его включения был Юльке неведом. Подобно привидению она начала бродить по сцене меж оставленных музыкантами инструментов, пока не уперлась прямо в старенькое фортепьяно, доставшееся "Таракану" в наследство от предыдущего хозяина. Подтащив к почтенному инструменту табуретку, Юлька примостилась на ней, открыла крышку и одной рукой коснулась клавиш, но из-за шума звучания нот никто не услышал. Тогда она устроилась поудобнее и начала играть.
Вообще-то, зная ее причуды, на Юльку никто внимания не обращал. Атмосфера в "Таракане была привычная: потягивая пиво или коньяк, каждый из присутствующих старался перекричать соседей, чтобы поделиться с ними драгоценными мыслями. Первыми Юльку услышали за ближними столиками: мягкие звуки Лунной сонаты заставили удивленно умолкнуть сначала одного, а потом и всех остальных сидящих у сцены фанатов тяжелого рока. Поскольку число разговаривающих уменьшилось, музыка стала слышнее, и ее аккорды начали улавливать уши меломанов, расположившихся во втором ряду. Кто-то из них застыл, так и не донеся кружки с пивом ко рту, кто-то просто умолк на полуслове. Процесс этот неспешно распространялся по залу, обездвиживая присутствующих подобно облаку отравляющего газа. Спустя несколько минут в зале была слышна только гениальная музыка Бетховена. Юлька играла вдохновенно: ее руки летали над клавиатурой, как две птицы, и им в такт трепетали крылья за спиной.
После последнего аккорда наступила такая гнетущая тишина, словно с окончанием музыки остановилось и время. Никому не пришло в голову аплодировать: созвучия Лунной сонаты все еще продолжали вибрировать в душах присутствующих. Так сидели долго, затем тишину нарушил голос одного из рокеров:
– Ты где так научилась?
– В консерватории! – ответила гордая за подругу Даша, и, не удержавшись, выкрикнула:
– Юлька – лучшая!
Мысль, что Шарманщица учится в консерватории и является куда более талантливым музыкантом, чем любой из присутствующих, с трудом пробивала путь в умы завсегдатаев "Таракана".
– Давай еще! – неожиданно попросил ударник, и в этот момент раздались, наконец, заслуженные аплодисменты.
– Выдай им Баха! – громко предложила Даша.
Органист вылез на сцену и буквально за несколько секунд настроил инструмент. Юлька с выражением блаженства на лице, вызванном то ли творческим подъемом, то ли травкой, но скорее, совместным действием обоих этих компонентов, подошла к органу. От первых же аккордов по спинам слушателей побежали мурашки: такую музыку здесь никогда не слышали.
И, видимо, больше не услышат. Владелец "Таракана", вовремя сообразивший, что с каждым тактом бессмертной фуги из кассы заведения безвозвратно уносится часть прибыли, начал подбираться к сцене. В руке он держал первое, что подвернулось под руку, – швабру. Двигало хозяином ясное понимание того, что за последние двадцать минут в заведении не было продано ничего – ни пива, ни коньяку, ни даже пустяковой упаковки чипсов.
– Ты что тут творишь, тварь обдолбанная?! – заорал хозяин, перекрикивая звуки органа.
Юлька взвизгнула, поскольку швабра пронеслась в опасной близости от ее ноги, и рванула со сцены к выходу из подвала. За ней бросилась Даша, а следом помчался хозяин, но поскольку был он толстым и неповоротливым, догнать девушек не смог, только крикнул вслед:
– Чтоб ноги вашей здесь больше не было!
– Да пошел ты, хрен собачий! – откликнулась сверху Юлька.
Еще более забористыми оказались ругательства, озвученные доселе безобидной Дашей, что окончательно взбесило владельца арткафе. К его несчастью, брошенная им швабра в беглянок не попала, зато вдребезги разнесла зеркальное стекло входной двери.
С тех пор в "Таракане" исполняют только нормальный, вполне созвучный нашему замечательному времени рок. А Юлька… боюсь, что ее музыку вы теперь сможете услышать только на концертах в консерватории. Но мой вам совет: не приходите туда с пивом или с косячком. Там это не принято.

К списку номеров журнала «СОТЫ» | К содержанию номера