АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Евгений Витковский

Из ирландской поэзии XVIII века. Переводы

Родился 18 июня 1950 года в Москве. До отмены в СССР цензуры печатался как поэт-переводчик; опубликовал множество переложений из Китса, Уайльда, Киплинга, Рильке, Рембо, и других. В 1990-е годы подготовил к печати четырехтомную антологию поэзии русского зарубежья «Мы жили тогда на планете другой»,трёхтомное собрание сочинений Георгия Иванова и многое иное.


В 2003 году создал сайт «Век перевода» (www.vekperevoda.com), в 2005 и 2006 годах издательством «Водолей Publishers» по материалам сайта изданы антологии русского поэтического перевода XXI века – «Век перевода». Лауреат премии «Серебряный век» за 2014 год, эксперт Союза переводчиков России, поэт, переводчик, романист, главный редактор издательства “Водолей”. Живёт в Москве.


 


 


Эган О Рахилли


(ок.1670-1726)


 


Гибель великих родов Ирландии


 


1


Маккарти лишены престола:


Вожди минувших дней забыты


В стране беды и произвола,


В стране, лишившейся защиты.


 


2


Страна угасшей славы Миля,


Страна под чужеземным гнетом,


Страна, чье сердце заклеймили,


Страна, жестокая к сиротам.


 


3


Страна немая и слепая,


Страна без сына и супруга,


Страна, что гибнет, утопая,


Страна смертельного недуга.


 


4


Страна без благости церковной,


Страна, исклеванная враном,


Страна ничтожности духовной,


Страна, покорная тиранам.


 


5


Страна без солнечного света,


Страна, где радость позабыта,


Страна, что донага раздета,


Страна, что стала жертвой бритта.


 


6


Страна, где больше нет героев,


Страна, где нечем вдохновиться.   


Среди врагов, среди изгоев


Исплакавшаяся вдовица.


 


7


Она печальна и сурова,


Она от слез почти ослепла,


Ее чело как угль, багрово,


Ее уста чернее пепла.


 


8


Ей неоткуда ждать поблажки,


Вся плоть ее – сплошная рана,


И для нее ошейник тяжкий


Откован в кузнице Вулкана.


 


9


Среди разгрома и позора


Ревет ватага воровская,


Ликует бристольская свора,


Пролившуюся кровь лакая.


 


10


Нет ни листка на голых сучьях,


Источники заледенели,


Туман лежит на горных кручах


И солнце светит еле-еле.


 


 


11


Не перечесть примет разлада,


Печалей гибнущей природы,


Едва прозябшая рассада


Спешит на поиски свободы.


 


12


От Гриффинов – одни осколки,


Край Хеджесов жестоко выжжен,


В поместьях Бларни воют волки.


Рат-Лурк разграблен и унижен.


 


13


На Шанноне чужие твари.


На Лиффи лагерь супостата.


Покоя нет священной Таре.


О Райли сгинули куда-то.


 


14


Ушел О Мур, терпеть не в силах.


О Флаэрти судьбой измаян.


О Догерти лежат в могилах.


Стал англичанином О Брайен.


 


15


В краю О Рурков – плач и горе.


И Берк, и Бритни – жертвы рока.


Земля О Доннелов в позоре.


К Фицджеральдам судьба жестока.


 


 


 


16


О Троица, подай нам милость,


Избавь от чуждого закона:


В позорном рабстве истомилось


Потомство Эйвира и Конна.


 


17


Сверши, Господь, благое дело:


Не дай нам сгинуть средь отребий,


Верни свободу землям гэла,


Верни стране счастливый жребий!


 


Связка


Тоска средь городов унылых.


Ликует в Бларни рать чужая,


Тех, кто противиться не в силах,


Без наказанья унижая.


 


Сапожки


 


1


Я стал владельцем княжеского дара,         


Какого не сыскать дороже:


Мне вручена изысканная пара


Сапожек из испанской кожи.


 


2


Сапожки – образец работы чудной,


Сапожки – наилучшей моды,


Сапожки – средство от беды простудной,


Сапожки – для любой погоды.


 


3


Сапожки – красота носка и пятки,


Сапожки – для стопы услада,


Сапожки – без царапины, без складки,


Сапожки – словом, то, что надо.


 


 


4


Сапожки, мне подаренные ныне,


Сапожки, что умело сшиты


Из кожи той коровы, что в пустыне


Гигант стерег многоочитый.


 


5


Но Феб, чья страсть вовек не утолится,    


Принудил Кадма к дерзкой краже,


И в темноте прекрасная телица


Ушла из-под надзора стражи.


 


6


Сапожки из наимягчайшей кожи,


Шедевр искусства настоящий,


На холоде настолько же пригожий,


Насколько на жаре палящей.


 


7


Иглы сапожной нет другой на свете


Что нитью их скрепила туго;


Ее, как выкуп, Туйреновы дети


Доставили для бога Луга.


 


8


Таких сапожек не нашлось в наследстве


Стрелой сраженного Ахилла;


Утрата их сильней всех прочих бедствий


Аяксу разум помутила.


 


9


Рать мастеров, творя сапожки эти,


Отнюдь с работой не спешила;


Ушло в подземной кузне семь столетий


У демонов на ковку шила.


 


10


Стигийской коноплей разжившись черной,


Скрутили нить три мастерицы,


Ее скрепили силой чудотворной:


Не разорвать, как говорится.                      


 


11


Берег их Дарий, как зеницу ока,


Но македонец отобрал их,


Великий Цезарь был убит жестоко


Из-за сапожек небывалых.


 


12


Из-за сапожек у богов в обычай


Вошло войной грозить друг другу;


Их числил Красный Дерг своей добычей,


И завещал их Балор Лугу.


 


13


Их в замке Сэнви сиды сохранили,


Они у Ивиль обитали,          


Они чужды и сырости, и гнили,


И вот они моими стали.


 


14


Великий Домнал, вождь, герой любезный,


Сын Кахала, известный всюду:


Сапожки, дар его многополезный


Носить с почтением я буду.


 


15


Они – спасенье от беды падучей,               


От астмы и от прочих хворей,


Они предотвратят несчастный случай,


Смягчат отчаянье и горе.


 


16


Могучий Оскар, баловень удачи,


Их получить хотел упорно,


Из всей Фианы славный наипаче,


За них боролся Голл Мак Морна.


 


17


Искали их Кухулин и Ку Рои:


О том не счесть известий верных,


Их Медб найти пыталась, и герои


Ниал Глундуб и Конал Кернах.


 


18


При Клонтарфе для Дунлайнга Второго


В бою сгодилась эта пара,


Будь Мурхад в ней, – глядишь, не так сурова


Была б назначенная кара.


 


19


Средь знати Кашела блистает ярко


Блюдущий древние обеты


Муж, удостоивший меня подарка –


Сапожек тех, что здесь воспеты.


 


20


Давным-давно средь англичан живущий,


Но, чуждых нравов не изведав,


Средь пошлости заморской только пуще


Он наших чтит отцов и дедов.


 


21


Гостеприимец, ласковый к поэтам,


Сомненьям чуждый и порокам,


Благой философ-меценат,  при этом


На мир глядящий трезвым оком.


 


22


И не нужны ему ни в коей мере      


Цепочки родословий длинных:


И без того всех благородней в Керри


Семья О Доннахи долинных.


 


Связка


Сапожки предпочту любым сапфирам


И в путь пущусь небезопасный,


Моя утеха в прозябанье сиром –


Подарок Доналла прекрасный.


 


Необходимое примечание:


Что касается Феба, Кадма и коровы автор перепутал решительно все.


Зевс (а не Феб) похитил  Европу, сестру Кадма, который был послан своим отцом, Агенором, на ее поиски. Посоветовавшись с Дельфийским оракулом, он получил указание следовать за некой коровой и построить город на том месте, где она ляжет Фивы. Желая принести корову в жертву, он послал за водой к колодцу Ареса, страж которого, дракон, убил посланников. Тогда Кадм убил дракона.


Опять-таки Зевс (а не Феб) превратил свою возлюбленную, дочь аргивского царя Ио в белую корову; но Гера, увидев корову, потребовала, чтобы Зевс ей ее подарил. Зевс отказать не мог, и Гера приставила стоглазого Аргуса Панопта ее стеречь. Тогда Зевс приказал Гермесу (а не Кадму) убить Аргуса и выкрасть Ио. История в тексте-любопытная смесь обоих мифов. Зевс перепутан с Аполлоном, Кадм с Гермесом и Ио с Европой.

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера