АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Евгения Баранова

О чем вы думаете. Стихотворения


*   *   *

О чем вы думаете — спрашивает Фейсбук.
А если не думаю — не о чем, ни о чем.
А если внутри у меня молодой паук
сам выбирает, где холодно-горячо?


Кто вас придумал — спрашиваю стихи.
Жарко дрожащие, смелые, не мои.
Придумали нас болотные огоньки,
придумали нас Димитрием на крови.


Слышишь, крадется? — спрашивает щенок.
Голосом пылким высвистывает петлю?
Это, хозяйка, смерти звучит манок.
Это, хозяйка, бродит шатун-баюн.


О чем вы думаете — спрашивает Фейсбук.
Кто вас придумал — спрашиваю стихи.
Слышишь, крадется — спрашивает щенок.

Зозуля

прекрасные истерические люди
спрашивают меня
когда наконец закончится
то что должно закончиться
и я не знаю право стоит ли им отвечать
потому что в небе по-прежнему существует кукушка
отвешивающая грузики нашим жизням
потому что не так ли звучит как it is not
потому что зеленый чай горчит независимо от религии
потому что ромашкин страх перед дулом
не исчезнет в ресницах веков
и все-таки я смею надеяться
что малыш из рекламы уснет у планеты на ручках
из танковых гусениц вырастут вольные бабочки
неважно кому говорила кукушка
неважно о чем говорила кукушка
не так ли
не так
чи не так
чи не так

Уехать

Когда видишь вокзал
и так тянет уехать,
появляется страхов разбуженный взвод.
Префектура-судьба, как заносчивый веган,
осуждает, врачует, завидует, ждет.


Ну же!
Впрыгни, милок!
(Не выпрашивай бартер!)
И туда, и туда — в светофоры гирлянд.
Ни мыслишки вокруг, только гугловы карты,
только пляшет с Декартом немыслимый март.


Почему бы тебе не зацвесть всем на диво?
Не уехать в Калугу — ценить калужан?
Для чего ты стоишь за плаксивою ксивой,
препираешься в «Крупах», ныряя в «Ашан»?


Да оставь наконец нежилые массивы!
Забирайся на север, спускайся на юг.
Когда тянет вокзал, не пугайся, служивый,
это старые книги в дорогу зовут.

варвары

madame клико monsieur петров
аттила хлодвиг людвиг хлотарь
не нужно снов не нужно слов
для управления европой


а нужен страх
смиренный смит
агентом ставший не на совесть
от нео отчуждая лит
в палеолит ныряем то есть


в театре маленьких людей
трещат по швам первоосновы
на снег выходит берендей
и убивает джона сноу


закат спешил закат устал
у шпенглера дрожат коленки
и солнце гаснет на устах
последней розовою пенкой

память

что в памяти осталось голубой
не так уж много в том числе детали
ленивый лев диванчик угловой
мартышка с апельсинами в спортзале


шипастый мяч как зашивали бровь
рулет с корицей хруст китайских кедов
чернянка жар дредноуты коров
густое молоко перед обедом


подсолнухи cаган при чем здесь грусть
тиль уленшпигель прочие meine lieben
так обожгло, что выжгло наизусть
две реплики и три-четыре книги


и что теперь как говорил в игре
антагонист увенчанный ковбойкой
гнездо на ветке стройка в декабре
и вид на упомянутую стройку


и дома нет и речка не течет
и не занять товарищей у ленца
лишь памяти заржавленный крючок
еще тревожит вымершее сердце

И летят голоса

И летят голоса, что птицы с твоих карнизов.
Мир суров, как Суворов.
Как Пушкин на полотне.
Не печалься, котенок,
ты тоже не будешь издан,
потому что героев — не издают вдвойне.Потому что герои — плывут и плывут наружу,
как вексель, под жабрами скапливая века.
И если ты
— болен
— жалок
— смешон
— не нужен
то в этом есть скрытый смысл.
Наверняка.Он спрятан на дереве, в море, под облаками.
Его стережет Горыныч, друзья, ОМОН.
Тебя наградят — не справками, так венками.
Тебя наградят — коронами из ворон.И будешь ты свят.
Оэкранен самим Сизифом.
И будешь ты — рекламировать кофе, чай.
Когда ты уйдешь,
тебя тоже испортят мифом.
Не думай. Не кайся. Не сплетничай. Не прощай.

Алтын

Я выпадаю из среды —
пушистый маленький четверг —
Ненужность редкая!
Алтын
среди блистающих коллег.
Плыви, как все.
Живи, как все.
Благонадежность точка ком.
Увидишь старость в Туапсе,
увидишь профиль под замком.
Быть может, книжки издадут,
Быть может, печень удалишь.
Чтоб зарабатывать на брют,
учись согласию, братиш.
Учись отбрасывать коньки
методой сталинских орлов —
пускай взлетает Арлекин
из тела пленного Пьеро.
…И коромыслом гнется дым…
…Налив на блюдечке с каймой…
— Пошло все к ямбу!
Я алтын,
ордынский, гибельный, простой.

внутренний монолог

ну что же девочка напиши
приличный-отличный текст
богема отзывом всполошит
издаст тебя или съест


ну что же деточка обезглавь
и выверни и вкуси
какое им дело читатель прав
читателя поскрести


найдешь супермаркет
а то и щи
а то и бикфордов жгут


писатель девочка только щит
и Каин себе и Брут


и брутто и нетто и тишина
запекшаяся в болид
зачем им знать почему война
и кто для чего убит.

Уголь

Интересно,
почему не выдают
удостоверения саженцам?
Приятно было бы пообщаться
с Акацией Львовной,
Тополем Николаевичем,
Черемухой Гедиминовной.
Узнать, есть ли им 18.
Исследовать их отношение к хвойным.
Выказать неприличную страсть,
мол, не желаете ли покинуть пасеку,
подлесок,
бульвар имени Рокоссовского?
Очнуться конторкой поддельного красного качества?
Поклониться родимым пенькам?
Нет, отвечают древесные,
нам не ведомо чувство Родины,
Из вас получается нефть,
а из нас — прекрасный каменный уголь.

Свекла

Зачем это время выбрало нас?
Зачем это время, а, впрочем, снег
ложится на бочку с рисунком «Квас»,
на плотных детишек, на двор, на век.


И темные тени разят плотвой,
и жители спят, притаив пятак,
и повар с резиновой головой
трет красную свеклу (свеклу, буряк).


Свекольная кровь протекает сквозь.
Так страшно дышать, тяжело уснуть.
Зачем это время, в ботинке гвоздь,
отсутствие света, любви, минут?


Где дом с колокольцем? альпийский луг?
молочные реки? кисельный мир?
И жители спят, притаив испуг,
в сиреневых складках своих квартир.

гуси-лебеди

где же вы гуси-лебеди
утки гагары вороны
что же меня не ищете
все позабыли, чай?
нет у меня иванушки
нет у меня алёнушки
есть только море белое
да позапрошлый чай


есть еще сказки шведские
есть еще письма детские
есть табурет хромающий
на табурете я
над головой повесилась
в рамочке дева с персиком
зелень в окно и редкая
радость от бытия


где же вы крачки с клушами
обыкновенным гоголем
может ко мне подниметесь
крошками накормлю
я превращусь в черемуху
ветки раскину до неба
и пропоет мне вечное
радуга-гамаюн

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера