АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Михаил Корюков

Родовые травмы. Стихотворения

ОТЦУ

 

Мне повезло быть найденным в капусте –

здесь нет твоей и аиста вины.

С твоей руки, как космонавт, до люстры

я долетал как будто до луны.

 

Как на коня запрыгивал на плечи –

я для тебя был лучшим ездоком.

Из-за тебя в детсаде кушал гречу,

и всхлипывал в подушку перед сном.

 

Я, как и ты, люблю рубашку в клетку,

табачный дым, осевший на руках,

и высоко подбрасывать монетку,

когда волнуюсь и приходит страх.

 

За сигареты и за страх спасибо,

за легкость рук и за капустный ряд,

спасибо папа, все-таки спасибо,

но за такое не благодарят.

 

 

* * *

                            Памяти Вовы Пашаева,

                            Артура Илюшкина и

                            Васи Иванова

 

Деревня Малые Карзи

конечная – достанем водки.

Забудет младший принести

из дома выцветшие фотки.

Вокруг уральские холмы

и небо местное над нами,

переходящая на «мы»

земля с друзьями под ногами.

Бутылка тискает траву.

Сегодня не пришла старуха,

чтоб не смотреть на нас – братву,

чтоб не примять земного пуха.

А мы без страха и стыда

нальем и материмся с горя

во след покойным навсегда,

могилам этим за забором.

Володя, Вася и Артур

ушли на задний план, за фото

на бесконечный перекур,

за бело-голубое что-то.

 

 

* * *

Оставь Урал и пиво местное,

аэропорт, ж/д вокзал –

диктует небо бесполезное.

Я так услышал. Переврал.

Останься за стеклопакетами

от стула тенью на полу,

останься арочными ветрами

на улице моей в углу.

Перемахни через горбатого

моста, немножечко пройди

и сигой угости поддатого

бомжа, что встретил по пути.

Затем махни почти до Ебурга

в Кольцово, там остановись,

где люди жить по-новой пробуют,

взлетая самолетом ввысь.

 

* * *

Мы жили так, что было все равно

какая там война ведется в мире.

Меня отец не обнимал давно,

и полок нет, как мужиков в квартире.

 

Синячил дед и ждал когда умрет.

Где Ленин был, осталась паутина.

И вымирал советский наш народ,

а дед никак – живучая скотина.

 

Я никуда тогда не выходил,

совсем единственный сынок у мамы,

и как умел – я так ее любил,

как позволяют родовые травмы.

 

Когда же деда все-таки ушел,

мы во дворе поставили скамейки,

для всей деревни мы накрыли стол,

и я сидел у деда на коленках.

 

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера