Василий Бородин

На орденах. Стихотворения


***
...зелёным в яблоках конём
и карие следы
защебетали день за днём
и, полные воды,

цепочки взгляда – взгляд и вслед –
рассыпались собрав
летающий ковёр земле
из выроненных трав

а камень-камень-камень-я –
как снящая ладья
из общих трещин с небом-вбок
и выбери цветок

– вовсю коней зелёных тля
и их душа цветка –
как бы и облако-Земля
и зёрнышко «пока»

***
корни цветов в зверинце смотрит
утренний холодок
и у любого принца
на уме Бог

некий туман
некие солдаты
спи́ны
сена мешки в сукне
я не виновен – так каждый думает –
не виноват и
тени штыков солнце вертит стене-стене

блики из золота ультрамарина и
вспышки веселья подушки спящих гуляк

снящееся старинное
дальний пушечный выстрел
стога в полях

***
гроздь — о! горестных ягод ветра
в лицо
царевну
узнают:
белая пчела
(такой сон)
и колокола
(такой дом:
всё со всех сторон)

***
я-то не
знаю – по коре точками
воздух пьётся
с чёрных пор водой
бело-золотой:

золото смеётся
в сердцевинах засмеивает стволы
до смягченья сердца
и на верхних ветвях листва
тогда одинокий
и прощальный играет угол

на облака
тянут воздух стеклянных струн
одиночки-залпы
и кора сухая –
пуста
легка

***
между тишиной
и другой тишиной
что садится над стеной?

над стеной – место для птички
оформляется в воздухе как гнездо –
дугами и царапинами
но идёт дождь – и оно смыто к воде водой

и воробьи – пить! пить!
пьют пьют

***
по кромке крыш –
проходит разлившись линией
солнце и глядишь:

сравнивающий слой
взгляда похож на любящий,
но тот – боком
и пропал
и во всём

***
нота майского жука
ни
с чем не сравнима
– как навстречу тебе – мыслящий орех
а у тебя в черепной скорлупке –
вообще ничего,
после
всех лет и книг

***
и как словарь два сердца –
о разном как одно
неточное: два сердца
или окно в окно

глядящее и между
так мечется листва
что если есть надежда,
то – потерять слова

***
потому что любви как оранжевым дням
не хватает живительной силы тоски
и она расцветает – сердца на куски
как дороги – коням

огням

из огней собираются город и дом
и окурок в цветочном горшке – часовой
изнутри опалённый как сад неживой
поднимающий ветви цветущий с трудом

говорящий с трудом

у холодного неба его не отнять
голубиному хлебу его не прочесть –
поднимается воздух, как небо, как честь –
и его не унять

не унять

***
ах рыцарь Рыба Водочка
полупрозрачный; шли
печалью как в коробочке
Вселенную несли:
в ней
пересоставлялись молекулы:
руды – в сплавы
нерасчленимые; не

так ли наши сердца
мимо нас самих
идут, мимо
мимо конца

***

1
зеркалами кочевых
неумышленных пиров
то – глаза людей живых,
то – осколки нимбов в ров?

– показалось, просто жил
в острых листьях замирал
как бы обмороком жил
свет – и солнце убирал

обнимая тишины
чуть сутулость, чуть порыв –
и полёт (косой длины)
был как вечный перерыв

2
поздно сказать дождику «извини»
он уже река
и такие дни –
как бы... как бы так

объяснить: увидишь пса
у него плечо
угловатое, морда длинная:
молодой

***
крот-ястреб нор
воздушных мир
похож на но
и Велимир –
такая же солдат-война
как губы сов и ордена

на орденах – святые и
эмаль, чуть трещинка потом
как бы в небесные слои
глядится ветка животом
любого птицы-муравья:
ничья?
ничья

***
грусти мятая мята
летит в траву
в траве грош заснул юн
и проснулся стёрт

гусеница мохнатая поднимается:

«что бы ни было, любящий тебя год»



***
вера устали и час
расстаётся не сейчас –
посейчас по следу утра
рассыпаются стучась

не сердца мгновений (выход)
а корнями в неба сушь
расходящиеся швы – ход
времени внутрь острых душ

плачьте пламя и осколки
плавящиеся – назад
к детской ясности-обмолвке:
– а у воздуха – глаза

***
печатайте!
на росте пчёл!
я всё прочёл!