АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Дмитрий Замятин

Только один ангел. Стихотворения

ПОДОБНО МЕСТУ

 

элегия

 

сквозь тягучую грузность свистящей зимы

расстояний растенье снедает

 

или только

 

образумивши зумом даль

образом глаз пронизан

неба оврагом

 

(ведь сам по себе текст выживает забвением)

 

когда ты

(мокрая)

бормочешь рай

пристанционных мнемозин звезда

айя-софией тянешься в седле

озимых крах и край

чужбиной окружён

 

когда другой рембо

в позёмках ломких

болеет

пристальный пернатый и чумазый

амфиараем мо(р)(л)оком стигийским

подкаменной тунгуски блажью

сквозит

 

и ни созвездий

и

ни

стансов

 

послушай рим

 

медово-алый

айвой элладой алычой

 

и колкий мол глухой мелеет глины дланью

берсерком вереска плоёная купель

как запотевшей ночи узкое окно

 

* * *

горцем гортани першит

твоя

нагорная

нежность-и-

жалость

брошенным детским ранцем

 

* * *

между алюминиевой кофеваркой

и кофейной чашечкой

завода фарфорового

ленинградского

 

ты читаешь словосочетание

ролан барт

вверх тормашками и

задом наперёд

 

а сам корешок книги тает

подчёркнут взвесью неведомого языкового гула

невозможностью приближения места

 

траб налор

 

* * *

манеры москвы матерны

не

велеречивы

иду

на

 

* * *

салом ливня

ярок

рок

растуще-

яростен

 

коры мокрой карой

костерок умирал

 

а

в уголку уголёк

 

ёк

 

* * *

тягуча

античная ночь

 

 

трагичностью тучной уча и

муча

 

* * *

передавая дар присутствия

столько раз умирая

дождём и небом

овладевая

 

ты боишься не понравиться ночи

земли сквозь грозу и

прозу

 

умирания глаголом индоевропейским

к (с)порам жертвоприношений

снов жерновами

тянешься

 

* * *

молоко огня

окоёма около

 

о

 

коли лаком

шар продрогший заката

потеющий инея шерстью

 

волколаком

ликуй

 

й

аа

 

* * *

речью леченья млечного

моленья летейского ленью

толкаясь

двигаясь

увлекаясь

летя

пчелиным мая челом

силу алкая холмов междуречий

щурясь

тураном тумена степного

корова желаний владыка пути

плывёт из пространства в ветер

в дождь возвращаясь

 

влажнодорожного неба нарушь неподвижность

совокупляя с речью продажной тело

захватив города караванные образов

брахманической бязью сумерек

 

бытию подобно

подобно месту

возникающий

в окончания вечности книге

 

жиздра

 

(1)

в

пепельном слове

мохнатой воде

 

державная пускай бредёт зима

обширной гавани величественной частью

пространств

 

(2)

ты бежишь то к небу

то к центру мира

 

(бега реет пряно роза)

 

в тебя проникает ночи досада

 

деревья зданья холмы

поднимаются в воздух

 

(3)

опиши ветер на суше

на море

опиши дождь

 

в засаде наших голосов

берестяная грамота ветра

 

здесь

существо охрипшее дела

пронизывающая верность дорог

 

 

(4)

будущим окоченевши пред

лишь неба чудо-юдоль не скользит

на стеклянных болот конькобежных коленях

 

люди и слова уже

сделаны

 

а нам

остаётся движение

от движимого движитель

отделяющее

 

жимолости

малость

да

жиздра

 

 

стансы

 

Русские верят в пространство, как в Бога. 

Дидро. Из неотправленного письма Екатерине II

 

(1)

птица гигантская

география

трепещет в огне середины дня

становясь снова

ребёнком

 

маленький пёс души

уральский суровый браузер

ты спасаешься в свой

единственный смысл

в пружинящий шар дыхания

 

(2)

зловещие дни без имени

кровь дерева

картируй

как гедиминаса медведь

вождём дождя пережидая

капели литургией бдя

вещей грядущих изменив порядок

 

(3)

чист живущий в горизонте

пернатым змеем тропинок треплясь

мемуаром дерев

равнины монетой блеснув

менады матовой

 

(4)

в пеплосе чёрном лето

и латы долин парящих

 

придорожную славлю я ночь

пустых перекрёстков

 

сумерки мёрзнут муреной маячной

смотрят сбоку

пламени влагой тяжкой

 

и лишь в имени их

катящийся холм

мелоса лунного

што ли

 

(5)

просверленный камень ночи

небо крепит огородом

жилами грядок

 

лижут лица облачные лужи

в обучения тёмный дом

тело мира неся

 

(6)

но ты лезешь лишь по стволу символа

зверь

носящий отблеск звезды

упрямо зришь ты узел

величья безначалья сонного

 

монархии рембрандта светотень

синицей

 

кто же

вернёт нас снова

несвязности великой

в лоне жира

в потоке медовых струй

 

(7)

а теперь остаётся только

распустить паруса

(метафора пахнувшая волчьей облавой)

куда бы ни уносило нас

 

какая лёгкость передвижения поэтов

ради созерцания неба вселенной

 

слово

пространство

пока принадлежит речи

 

а

 

в одном месте может быть

только один

ангел

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера