АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Виктор Санчук

Город в демилитаризованной зоне




***

                               Григорию Нехорошеву

Город
В демилитаризованной зоне.
Все ушли, все.
Ступи на уступ,
И с горы…
Нет руин и увечий,
Ран войны, орущих ампутаций.
Просто время.
Просто договорились.
— ни вашим, ни нашим —
По обоюдному.
Бинокль:
Все.
Всё.

На рыночной площади
По каменным плитам
Звук катится,
Будто оброненная монета.
Тени тополей или кипарисов,
Торгуясь о прошлом,
Блики солнца ссыпают
В карман подворотни пустой.

Постой!

Постой,
Или пройдись…

Осторожно!

-----------------------------------------


***
(5.16.09. 5:48 am. Park Av & 93 St, NY, NY, USA)

Перспектива:
                     Парк-авеню —
Вниз, к океану.
Будто бы вместе с майским ветром
Высоко над Нью-Йорком
Пробежал кто-то
Большой и неслышный,
Роняя на бегу
Среди зеленой листвы деревьев
Красные капли светофоров.

Уходил, видать, раненным —
С давних, неведомых мне разборок,
С места забытого боя —
                                    С англичанами,
                                    Ирокезами.
                                    От полиции,
                                    От братвы,
                                    От ревнивого мужа подружки.
О, как хорошо,
Что об этом, обо всем
Уж точно никогда не узнаю.

Ничего не мог бы сказать.
Не думаю.

И не спросят.

Не должен.

Всё это, всё —
До моей — тут — как это — реинкарнации.
……………………………………………..

Только зелень листвы
В красных крапинках светофоров.

Еще пара секунд,
И также — по очереди —
Сами перебегут в зеленое.

Свобода

Америка

----------------------------------------
Восток нас рассветом косил,
А запад — тот гладил тенями.
Но мы налегали, что сил…
И Бога несли над ладьями.

Два берега знойной земли
Сводили к нам разные страны.
Но шли по реке, и пришли
К невиданному океану.

И весел веселая прыть
Рассыпалась в тишь многоточий.
Ребята, куда же нам плыть? —
Казалось, не знал уже кормчий.

И солнце над миром о том
Отмалчивалось изумленно,
Как будто бы руки Атон
Развел над равниной зеленой.


Вдоль болота
24.02.11


Разобью, разолью сейчас весь дурацкий аквариум.
Только ряска истины стеклянная, лесная опушка.
Эта ария, ах! Эта Ваша ария!
Спойте же мне ее, госпожа лягушка!

Пока еще не вечер, нет, не так! — пока еще только вечер.
Вот занавес сумерек разъедется. Ночь войдет. Распадутся дали.
Пока я не поцеловал вас, пока не вочеловечил,
И вы глупой красавицей — царевной не стали.

Пока я не вспомнил о трансокеаническом флоте,
Как нервно курит всеми трубами в ожидании сбежавшего адмирала,
Спойте мне ту арию, помните? Спойте! Больно уж Вы поете…
Чтоб на душе моей словно рассвет над Галапагосами стало.

Все золото-серебро мира Вам! Вот же! Все юбки-тряпки…
Кричу Вам, только голос мой — как головой о стену.
Где же Вы, лягушечка — холодные лапки!
Занавес закрывается. Безмолвие выходит на сцену.


***

Песчинки птиц на скате небосвода
По берегам родного океана.

Все ближе борт ночного парохода:
С гнездами звезд развешанных.

И странно,
Еще сюда приснилось докатиться.
То по одной, то сдваиваясь в пары —

Тени людей, мелькающих как спицы, —
Где мир вертится в ободе сансары.

Уже почти не вздрагивает сердце
(ну, разве чуть закладывает уши),

Когда хлопок автомобильной дверцы, —
При мысли вверх, во взгляде промелькнувшей:

В ночном окне, бредя ко сну, мужчина,
Иль женщина, впорхнувшая в халатик, —

День провернулся колесом машины,
Забуксовавшей на песке галактик.


Экватор


Как в самой юности
По очень сильной влюбленности

Единственно

Наконец

И сразу вдруг после
…и мир перевернулся…

Так в самолете
Местной южной компании
Из матерчатого кармашка проспект
Пунктирная схема линий
Сантьяго — Сидней

Через Антарктиду

Над
Так — всего ближе

Говорили
От себя (тебя) не уйти
Не уйти

А воспарить?

Сине-белый
Снова шар подо мной
Пока — весело

К списку номеров журнала «ГВИДЕОН» | К содержанию номера