АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ева Пунш

«Паровозъ»: поэтический альманах-навигатор Союза российских писателей М., 2013



26 августа в Санкт-Петербургском Доме Писателей состоялась презентация нового поэтического альманаха-навигатора Союза российских писателей «Паровозъ». Альманах издан в Москве, но московскими поэтами его состав не ограничен, в нем представлены авторы самых разных уголков нашей страны, а также зарубежные авторы с русскоязычными стихами и переводами.
Проект,  конечно, уникален своей масштабностью (как количеством представленных авторов, так и географической картой). Но все же к составителям первого номера есть ряд вопросов.
Хотя начать хочется с хорошего.
Альманах «Паровозъ» структурирован по принципу железнодорожного состава — довольно своеобразная игровая форма, которая предлагает к поэтапному обзору карту Поэтической России. Люди, работавшие над составлением альманаха, обозначены «в титрах» как:
— начальник пассажирского состава — Светлана Василенко (главный редактор),
— машинист — Владимир Мисюк (редактор-составитель),
— кочегар — Виктор Стрелец (составитель),
— мастер депо — Павел Маркин (обложка, рисунок),
— диспетчер движения — Екатерина Арт (обложка, художественное оформление),
— проводница — Валентина Кизило (литературный редактор).
Не знаю, случайно ли так сложились звезды, или сказался жесткий отбор стихов, но в целом в первом номере альманаха властвует тематика железнодорожная.
И строчки стиха, как вагоны в общем составе.

Последний вагон уходящей строки —
запрыгнешь и едешь в курящей теплушке.
Достанешь платочек, дыхнешь на очки
с резиночкой вместо сломавшейся дужки.

Я знаю, что кончится эта глава.
Игрушечный город, а в нем — миллионы.
Но снова идут друг за другом слова,
как в сорок втором на восток эшелоны.
Станислав Ливинский (Ставрополь)

Первый вагон  идет из Москвы на юго-запад: Москва — Калуга — Смоленск. Второй вагон сворачивает на северо-запад: Тверь — Санкт-Петербург — Калининград. Далее состав отправляется на восток: Владимир — Нижний Новгород — Набережные Челны. Потом на север: Ярославль — Кострома — Вологда — Каргополь. Далее — Поволжье,  Урал, Сибирь. В каждом вагоне с комфортом располагается не более десяти пассажиров, у каждого — свое место в вагоне согласно алфавитному порядку.
Движение поезда довольно хаотичное, но многообещающее, «Паровозъ» действительно создает уникальный срез современной российской поэзии. Помимо вагонов «географической направленности» в составе присутствует: Международный вагон (русскоязычная поэзия зарубежья), Почтовый вагон (переводы зарубежных авторов), Багажный вагон (критика и эссеистика, но вот, кстати, по поводу этого вагона — можно пожалеть о скудности железнодорожного ассортимента, маловато современной критики, маловато! Задача критики все же в первую очередь — не отчитываться за уже созданное, но создавать определенный творческий запрос, больше хорошей аналитики — и будет больше прекрасных стихов).
Отдельный интерес представляет вагон Специальный, в котором путешествуют лауреаты Волошинского фестиваля. Это один из самых сильных вагонов, кульминация данного сборника. Волошинский фестиваль взрастил немало достойных имен, данный вагон представляют такие маститые авторы, как Мария Ватутина, Алексей Остудин, Александр Переверзин и другие.

В море брошу медные копейки,
камушки возьму в ладонь другую,
чтоб расшил мне мастер тюбетейку,
тут же на скамейке, не торгуясь.
Поплыву знакомиться к гражданке,
верно из голицынского рода,
гордый профиль — греческой чеканки,
здесь заметен даже в непогоду.
Алексей Остудин (Казань)

Но почему же только Волошинский? В России десятки поэтических фестивалей, хотелось бы в сборнике увидеть и  других лауреатов. В предисловии Светланы Василенко обозначено, что в первом номере альманаха публикуются стихи членов Союза российских писателей, но в следующих номерах (железнодорожных составах) обещано осваивать новые поэтические земли, открывать новые маршруты и новые имена. Такой почин звучит обещанием, что в следующих составах внимание будет уделено и другим поэтическим конкурсам и форумам. С надеждой ждем подборку лауреатов и «Петербургских мостов».
Другой момент, немного грустный: несмотря на географическую обширность, видимо, сказался выбор в пользу членов Союза писателей, потому что по-настоящему молодых пассажиров в «Паровозе» — недостаточно. Средний возраст поэтов приближается к шестидесяти, заслуженные имена мастеров, кто же поспорит, но хочется и объять необъятное, услышать новые голоса — и из столиц, и из провинции. Да, конечно, в России «молодым» поэт считается лет до сорока, но и таких имен в альманахе — по пальцам одной руки можно перечесть.
Московско-калужско-смоленский вагон сразу задает довольно высокую планку всему составу: Светлана Василенко, Геннадий Калашников, Игорь Меламед. Отдельно в этом вагоне хотелось бы отметить «Больничные стихи» Владимира Лаврова (Смоленск):

Собаки брешутся в ночи —
Видать, они не знают,
Кто потерял опять ключи
От той палаты вместе с нами,
Где мы врастаем в бересклет,
В тот ядовитый бледный цвет...

Здесь притаилась тишина
Давно оборванных розеток,
Сменив обои на газеты
Внизу кургузого окна.

Вагон северо-западного направления широко представлен петербургскими пиитами — Дмитрий Григорьев, Наталья Перевезенцева, Галина Илюхина, Галина Гампер, Давид Раскин.
Но безусловный фаворит этого вагона — Вячеслав Лейкин, блестящий поэт, ленинградский классик.  И вот вопрос к составителям — почему, почему у Лейкина в альманах попало всего лишь «полтора стихотворения»?!

Но поезд приехал. Привычно сопя и воя,
Все бросились в тамбур и дальше. Осталось двое.
И первый, дав сотню второму, сказал устало:
«Сыграй, чтобы хоть на мгновенье меня не стало».

И вот они молча уселись в пустом вагоне.
Савелий Бараныч лицо погрузил в ладони,
А я, шевеля желваками, как валунами,
Играю ему Огинского «Над волнами».

Очень сильные «вологодская» школа и «воронежская».
Валерий Архипов из Вологды,  Татьяна Жмайло и Игорь Захаров — из Череповца. Вот, например, Ната Сучкова  — вологодская поэтесса:

На привокзальной плац-парадной
Среди линялых и помятых
Сидит поэт второго ряда
В ряду четвертом или пятом.
Чем пистолет его заряжен,
Чтобы проснуться без усилий
На белом облаке лебяжьем
С чудесным паркером гусиным?

Но вот с воронежскими поэтами — вопрос отдельный. Вагона с названием «Воронеж» в «Паровозе» нет, есть авторы в «Почтовом» (переводческом) — Галина Умывакина с переводами Леси Белоруски и Вера Жердева — с переводом немецких поэтов. Но есть еще один — почетный — пассажир из Воронежа — Валентин Нервин, путешествующий в гордом одиночестве в Вагоне-ресторане. Мне видится в этой ситуации главная интрига альманаха. Почему один? Почему именно Нервин? Его подборка стихов, разумеется, приковывает читательское внимание (особым вниманием пользуется стихотворение «Воспоминание о Георгиу-Деж»).

Прекрасный город Георгиу-Деж!
Я там купил рубашку цвета беж
и брюки цвета, извиняюсь, хаки,
потом духи, любимые женой,
и сапоги для женщины одной,
с которой состоял в негласном браке.

В предисловии составителей указано: «Вагон-ресторан, покачивающий одного-единственного пассажира, который того стоит...»
Насколько я поняла, в последующих номерах также подразумевается «подсаживать» отдельных поэтов в отдельный Вагон-ресторан и представлять их более широкой подборкой поэтического багажа, нежели у других пассажиров. Будем считать Валентина Нервина — открытием этого номера.
Чудесен уральский вагон «Пермь — Екатеринбург — Омск» с Ниной Горлановой, Ольгой Григорьевой, Сергеем Денисенко…
Вот, к примеру, Олег Дозморов (Екатеринбург):

В типографии туч набирают петитом «снег»,
и белым по черному тут под окном кладут.
Когда бы я был маленький человек,
я бы за пять минут там возвел редут.
Ну а поскольку я только домашний кот,
я в окно наблюдаю за снегом и за лисой,
что к нашей помойке хищно сейчас идет,
словно я на кухню за колбасой.

Не уступают и Поволжье, и Сибирь. Елена Карева (Тольятти):

Наш город опускается на дно,
пропитанный осенними дождями,
с бульварами его, и площадями,
и жителями, мертвыми давно.

Наш город, как жемчужина на дне,
с фабричными дымами и домами,
расплавленными в мутной амальгаме,
разлитой в сером бесконечном дне.

Сергей Кузнечихин (Красноярск):

...и когда была дана лицензия,
Спутали возмездие с терактом —
Убивали внутреннего цензора,
А убит был внутренний редактор.

Татьяна Безридная (Братск):

Судьба — это ловчая яма.
Осиновым колом на дне —
приманка сладчайшего ямба,
циан, растворенный в вине,
слепая присуха, рулетка...
Пускай покуражится всласть,
раскрыв золоченую клетку...
Да ладно, сама нарвалась.

Но выбрать лучший вагон, поверьте, задача не стоит, в каждом есть свои фавориты, свой локальный «паровозик», который вытягивает за собой малоизвестные, но не менее достойные имена. Всех даже перечислить в коротком отзыве, увы, невозможно, но прочесть стоит каждого — обязательно. Чтобы  понять и почувствовать, что для  стихов нет ни границ, ни столиц. Что поэзия живет там, где поселился поэт, а не только там, где существуют издательства. «Паровозъ» — это  исключительный шанс познакомиться сразу с большим количеством новых имен, а также встретить и старых знакомцев (действительно, как в поезде), возможность оценить масштабность российской поэтической географии.
Перестук колес, поэты читают свои стихи, пытаясь удержать ритм, поезд мчится дальше и дальше, все интереснее и интереснее...
Кстати, да, позвольте небольшую придирку. Название — «Паровозъ» — оно метафорично даже без «Ъ» на конце, но стилистически не точно. Паровоз — это все же не поезд, это локомотив, который тянет за собой вагончики. Но и без прицепленных вагонов (пассажирских или товарных) он остается паровозом.
С другой стороны, можно посчитать вот этим самым локомотивом, который ведет за собой разнообразие вагончиков — первый выпуск альманаха. Пусть же за ним скорее последуют другие составы. Нам — на радость, составителям — на гордость!

Ева ПУНШ

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера