АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Саша Антип

ЕЖЕДНЕВНОЕ ВТОРЖЕНИЕ. Стихотворения



ЕЖЕДНЕВНОЕ ВТОРЖЕНИЕ

по улице
что, сгибаясь, упирается в тугие рельсы
сомневается, но все же  терпит происходящее в  себе
медленно передвигая  ноги
осуществляет спотыкающееся  действо
толпа переговаривающихся людей

они идут заполнить рынки и квартиры
вялотекущее вторжение в  стягивающие города
ронять отражения в  витрины
и вдавливать окурки в  разбитый  тротуар

бросая стоптанную обувь на дорогу
они внедряют в  воздух поношенные слова
усталые рыбы выбираются  на  остров
закапывать мокрые плавники в  песках

все это напоминает моменты в  классах
когда студент твердо отвечает невыученный предмет
они отвоевывают свое пространство
ударяя сумками по земле

застрахованные от проникающих просмотров
отсутствием надстроек в  существе
им всегда  будут требоваться просторы
чтобы докопаться к  глубине

я иду, лавируя внутри рассредоточенного марша
жизнь права  в  своей незатейливости лет
но это камни, которые не царапают
шелестя бросками,   они паразитируют на буквах утренних газет


RUNNING INSIDE


если бежать
поворотами в дворы ломая километры
через мозаику спин, отгораживающих друг от друга дома
по вкопанным в асфальт белоснежным лентам
резкими толчками покидая тротуар

бежать, выдыхая воздух в пространство площадей
сквозь чередования бесед оживленных парков
в сияющем мерцании рекламных новостей
подошвами вбирая  уличную слякоть

бежать, вырываясь из квадратов зрений тусклых окон
по краям глянцевых скоплений воды
в звуковом огне трамвайного рокота
в шумящих интерьерах окружающей среды

то там
на вершине кирпичного строения
небо сдавливает величием антенные кресты
я стоял однажды там
как в развалившемся застрявшем лифте
и совокупностью осознанных движений
выламывал кнопки на верхние этажи

****

канализационный люк, в  который смотрится пустынный город
как аквариум с  вакуумом на дне
коммунальный ад прячется за  шторами
задыхаясь в прозрачной темноте

я – выбираю направление, глядя на  узоры
плоских скульптур, разлитых по лужам
как душа, врытая в  стихотворение
тело разбегается по суше


красный свет светофора, отражаемый зрачками
столпотворение, озвучиваемое как стоп
мы все устали, я буду повторять, устали
в тени разрядов одиночества и провисших проводов

на рынках растаптывают нонконформизм
покупая допинг счастья в  стеклянных банках
спортсмены непотревоженной  мечты
в  теплых сапогах без номеров на  майках

солнце размывается о воздух
в  теле звезды паразитируют телезвезды
кричащий рассвет, умирающий при родах
нанизывается на штыри неврозов

и  здесь нигде нет времени
его убили пассажиры в пыльно-желтом вагоне метро
когда с  азартным трепетом
разгадывали призовой кроссворд

СЛУЧАЙ В ГОРОДЕ ЛЮДЕЙ


безмятежный перекресток, в который мы
не вкладывали никакого содержания
прохожие совершают ежедневные шаги
ни упадка, ни противостояния
городской обычный  ритм

это был удар, который упивался  своим эхом
предваряясь звуком  тормозов
два автомобиля осуществляют столкновение
под шум вминающихся корпусов

колеса выворачиваются в  повороте
стекло рассыпается  по мостовой
их выбрасывает на  зарезервированный кусок  дороги
как в неогражденный ринг
на дикорастущий бой

кузов был помят не сильно   но
раздаются первые угрозы
с  тревогой толкающихся в  утробе близнецов
осматриваются вывернутые колеса
углубления вмятых бамперов

образуются противники
виновники субъективной правоты
в  ход идут массивные
самодельные удары с помощью руки

дрожь пробегает в нацеленных телах
переломленные моменты стимулируются рывками
переливания крови без шприца
единство, сотворенное врагами

как два прижатых силуэта живой массы
они вглубь продавливают синяки
как парашютисты, упавшие посредине  трассы
на дуэль с  дистанцией внутри

случай в  городе людей обогащает мир
жителей бросают в невыдержанные   места
не всегда договоренность засиженных квартир
обеспечивает спокойствие живого существа

в итоге
звучит ненужное заключительное слово
на  эвакуаторе увозят сломанные тела
однажды рассоглашение происходит скоро
человек не успевает спросить себя

ОЩУЩЕНИЕ БЕЛОГО


это настоящее
настоящий обман
белое пространство, не искатанное санками
я зажмурился, выйдя из подъезда
посеребренная плоская страна

с ростками из столбов и проводами между

слой седого пепла на остуженной земле
труп осени, спрыснутый духами
мы каждый раз так же рады чистоте
оттирая вещи до первоначальных состояний

наша одежда более не камуфлирует с реальностью
мы обнаружены между сугробами по дороге на работу
мир сейчас не ассоциируется со старостью
многозначительно молча, снег разыгрывает город

через ночь происходит трансформация
как неизбежное притяжение к  ядру
белое, разжижаясь, медленно теряется
как обручальное кольцо в платяном  шкафу

и с осознанием неминуемого завтра
мы рады, сиюминутно рады
я хожу, леплю снежки и кидаю их в  пространство
на бледном  поле недопустимо глубокие следы
посадочные места для  других цивилизаций

мы ломаем ограды, натянутые на  дома
как дураки, задираем руки в  небо
это полезно – быть дураками два-три дня
мы раскидываемся отраженным светом

это только нужда в неежедневном
необходимое задействование воли
течение кровавых древних рек
выпрыгивания из сегодня
маленькие бегства в снег



FREE MOTION


эти эмоции – развалившийся дождь под палящим солнцем
красивые глаза  и наглые поступки
утонченные и злые, как слишком взрослые
в пруду ненакормленные утки

толпа – один шумящий  самозванец
я не прячу руки, я  готов
после любви на теле отпечатки пальцев
ограда из штырей внутри интимных снов

я – придуманное спокойствие
придуманные слова перед тем как уйти
привязанный к земле бесконечно тянет за  веревку
ударяясь о потертые углы

это мое
мой акт смерти после любви
когда тут снег падает все медленнее
мы, надев не наши сапоги
уходим  создавать последнее

и в пути ничего не предрешено
ничего – как перечень общих остановок
перекати-поле заземлено
и на шоссе неподалеку не будет пробок

К списку номеров журнала «ГРАФИТ» | К содержанию номера