АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Андрей Романов

Если ты понять меня не сможешь. Стихотворения



СВАДЕБНЫЙ ВАЛЬС

Если ты понять меня не сможешь,
Нарисуй траву в березняке,
Где в карман признанье мне подложишь
На церковно-русском языке.

Козырять не вздумай нашей связью,
Потому что полдень-прохиндей,
Городской трехкомнатною грязью,
Отнимает счастье у людей.

Ты ж – невеста, в курточке на вырост,
Вся в делах, припудренных снежком,
Дуй на почту: космос нас не выдаст,
Став моим надежным корешком.

Но когда, освоив злую пропасть,
Звездолёт ворвется в Млечный путь,
Кто исправит сломанную лопасть,
Кто нам даст прилечь и отдохнуть?

Наплевать… Вселенная под нами
О семейной доле голосит,
Где, на стрёме, рядом с лопухами
Солнышко прощальное висит,

Где, не зная языков конкретных,
Обожравшись шейкою свиной,
Вальс летит от молний сигаретных
В лучший мир галактики иной.

*    *   *
Православным прохожим на зависть
Ты у Господа счастья моли,
Той, блокадной весны не касаясь,
Вопреки притяженью Земли.

Пусть походка твоя не окрепла,
На душе твоей станет светло, -
Это я тебя создал из пепла
И поставил опять на крыло.

Не имея ни денег, ни власти,
Вопреки ненавистной судьбе,
Это я приобщил тебя к касте
Звездных женщин, подобных тебе.

Ты не веришь? Но знай, – повезло нам!
Вспомни, властные эти слова:
«Колокольным и солнечным звоном
Нас вчера обвенчала Нева!»

И сегодня для нас пусть воскреснет
Всё, что с детства искать довелось, –
Ты моя лебединая песня
О прозрении, прожитом врозь.

Презирая студенческий ужин
Проходными дворами пройдем,
Чтоб караты булыжных жемчужин
Белой ночью измерить вдвоем.

*     *    *
Пока скворец, не уставая шастать,
Кормил птенцов и властвовал, и пел,
Трамвай маршрута номер девятнадцать
К Обводному каналу прикипел.

Он вез меня, хвалу слагая буксам,
Туда, где ты слезами остеклишь
Объект, что нынче величают ГУПСом,
Носивший в детстве прозвище  ЛИИЖТ.

Тяжелый труд прокладывать тропинки
К исписанной студенческой доске,
Долбившей  теоремы без запинки,
Когда зачет висит на волоске,

И пусть  Конфуций ждет твоих признаний,
В колонном зале время распластав,
Трамвай, устав от пьяных притязаний,
Во сне зовет на помощь плавсостав.

И вздрогнет вечность, ощутив презренье,
И дав сигнал: что снова пропасть зла –
На рубеже скольжения и тренья,
К утру в твое бессмертье заползла,

Но ты, собрав немыслимые знанья,
И не бледнея в ужасе с лица,
Наивно ждешь на площади Восстанья,
Трамвайный звон внезапного скворца.

*     *    *
Образумься, стряхни наважденье,
И во сне звездолет не зови.
Ты прекрасна с момента рожденья
В нерастраченной нами любви.

Мы назвались четой королевской,
Целый мир поделив на двоих,
Чтоб, забыв про Фонтанку и Невский,
Ты взлетела с ладоней моих…

Догони, если сможешь, зарницу,
Медуницу вразнос повтори,
Превратись в запоздалую птицу
На краю однокрылой зари,

Журавлиные к звездам маршруты
Обнови до парада планет
И не трать ни рубля, ни минуты,
Чтобы вновь появиться на свет.

*     *    *
Приютись в государственном гимне
На исходе вчерашнего дня,
Спрячь глаза и во сне объясни мне,–
Почему ненавидишь меня,

Ведь к утру, на границе столетий,
В коммуналке, сошедшей с ума,
Вопреки чехарде междометий,
Нам прописку оформит кума.

Ну, так празднуй! Но в пику зарнице,–
Хоть Вселенную всю раскурочь,–
Ты мечтаешь толпе поклонится,
Пережившей ростральную ночь.

Так не строй из себя недотрогу,
Приоткрыв роковой турникет,
И не вздумай глядеть на дорогу,
Где разбился проезжий корнет.

Вслед ему ты сто лет голосила,
Предрекая зловещий исход:
Скорость света – смертельная сила
Для корнетов и прочих господ.

И пока для тебя нарезали
Треть планеты, отринув прогресс,
Гимн звучал на Московском вокзале,
Предрекая пожизненный стресс.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» | К содержанию номера