АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Корамыслов

Имя глагольное

ДВАЖДЫ ДВА

-1-
Есть сторона. Но её не дали.
А у неё было две медали.
За оборону того, что сверху
(Я провожу, предположим, сверку),
Ну, и за взятие той, что ниже,
Что на себя, как награду, нижут
Толпы азартных младых героев,
Столь увлечённых своей игрою.
Шумногочисленна эта челядь.
Знать, оттого разболелся череп…

Есть сторона. Но её – и нету.
А у неё было две монеты.
Им, золотым, ни один мерзавец
Мордой своей не испортил аверс
И ни один не испортил реверс.
Золото – longa, мерзавцы – brevis.

Нету вопросов. И денег нету.
Ставлю ответ на ребро монеты:
Сторону ту я лишил медалей
Вместе с невинностью. И так дале…

-2-
Следственных мест я избег. Хоть право
Левым вполне тогда было, право.
Не был орлом я. За что же – решка,
То бишь, решётка? Но всё же грешен.

Ибо в столь сладком причинном месте
Я не искал ни причин, ни следствий –
Только любви, что всему начало.
То, чем искал я, не раз кончало –
И не могло ничего окончить.
Знать, оттого разболелся копчик…

-3-
Свой исключил из дорожных правил
Шаг. В отступленье его направил.
Цезарь ГАИ, не свисти в компостер,
Если проедусь пешком, как Постум.
Не на колёса я сел – на шины.
Знаете, все мы - слегка машины.
Каждый - по-своему лошадь. Сила
Оной и есть превосходство «ЗИЛа»
Над «Запорожцем». Овёс в бензине
Топчут копыта мои в резине…

Но не беру я ни руль, ни вожжи
В руки. И мне тротуар дороже,
Нежели все магистрали мира.
В вашей колонне смолкает лира,
Дизеля конь и карета Бенца.
Знать, оттого разболелось сердце…

-4-
Если корабль «Современность» тонет
(«После» не будет и даже «до» нет) –
Бродского мы непременно сбросим,
А Солженицына прямо спросим:
«Как обустроить Ковчег наш?» - то бишь,
«Сам ли спасайся, когда ты тонешь?».

Если пошло уж на то – пошло бы
К Библии, чтобы представить, что бы
Произошло. Нет, не с Ним с Лукою –
Только с лукавым Его слугою.

Если Господь не родил бы Змея –
Я напишу, рта раскрыть не смея –
Не одарил бы умом богатым,
Я тогда тоже бы не был гадом.

Если б Господь не родил Адама
С дамой ребра его, сердца дамой –
Или бесплодными их оставил –
Жала не прятал бы за устами.

Если бы сын их, придурок Каин,
В Авеля, брата, не кинул камень,
Матери яблоко бросил, Еве, -
Всем бы иначе зачлось на Небе…

Но на Земле сослагать не можно.
Льзя лишь делить, вычитать и множить,
Ну, и слагать. Но не надо боле.
Либо – продолжатся эти боли…
1994

ИМЯ ГЛАГОЛЬНОЕ

-1-
Кто-то глаголет мне имя глагольное,
Словно верблюжию через игольное
Кто-то вдевает на слух:
«Мафусаил – это краеугольное
Ветхозаветное имя глагольное».
(Время прошедшее, времечко школьное,
Как ты хотело заслуг!).

Чуть ли не каждое имя еврейское –
В жизни ли, в книге, в иконе, на фреске ли –
Что бы там ни говорил
Мне юдофоб, это – Божие действие:
Нет, не Гаврила, столь женственно-детское –
Полный мужской Гавриил!
(То ж – Михаил, Даниил
И Рафаил, Измаил…).

И у Некрасова – имя глагольное,
И наклоненье его – неприкольное:
Колю сменил Николай!
Но в повелительном сём наклонении –
Смутный призыв упадать на колени – и
Нет ни двора, ни кола…

Мерить судьбу декалитрами, милями –
Глупо и скучно. Судьба – не в фамилии –
В имени, словно в ядре.
Вот и Платонова имя глагольное
(Пусть переводят его хоть в Монголии)
Повелевает: Андрей!

Список имён – дополняется женскими –
Тех, кто меня одаряет блаженствами
Разных слоёв бытия:
Элла Памфилова, Анна Ахматова,
Алла Борисовна, Белла Ахатовна,
Мила-Людмила моя!

-2-
Время болезненно. Имя глагольное –
У настоящих недугов, тем более,
Коли – артрит иль колит.
А «Церукал», «Унгевит» и подобные –
Пачками входят в рецепты подробные,
Что прописал Айболит.

Слово болезненно. Всё, что глаголется,
Хоть на кириллице, хоть на глаголице –
Чем-то болеет, болит.
Был я когда-то Кириллом с Мефодием,
Но – откирилл и уже отмефодил я,
Что-то во мне ипполит.

Минуло времечко Ветхозаветное.
И на скрижалях – лишь еле заметное:
«Вспахивай, сын мой, и сей!».
Доброе – есть. Но отсутствует вечное.
Нынче ты – пастырь народа овечьего,
Коль наречён: «Моисей»6!

Вроде, пора попрощаться с евреями…
Как бы не так! Ведь и в будущем времени
Я оказался и сам –
Не патриарх, так не мальчик в поэзии –
Строчек, редакторской бритвой обрезанных,
Многих отец – Авраам7!

Рифмы глагольные! Рифмочки бедные!
Вами со мной, как с Хозяйкою Медною
Камень любой говорит.
И магнетит переписывать наскоро,
Что Даниилу, уральскому мастеру,
Чаша его малахит…

Впрочем, довольно! Лингвистам налоги я
Все заплатил. И долги филологии
Тоже отдал, на финал
Приберегаючи краеугольное
Прозвище модное, кличку, глагольное
Имя своё: маргинал…


1 – Мафусаил (евр.) – «умерщвляющий мечом»,
один из Патриархов, «семи великих пастырей».
2 – Гавриил (евр.) – «сила Божья».
3 – Михаил (евр.) – «кто подобен Богу?»,
Даниил (евр.) – «судья Бог»,
Рафаил (евр.) – «исцеление Божье»,
Измаил (евр.) – «Бог слышит».
4 – Николай (греч.) – «победитель».
5 – Андрей (греч.) – «мужественный».
6 – Моисей (евр.) – от глагола «вытаскиваю».
7 – Авраам (евр.) – «отец множества».
2001

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера