АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Денис Колчин

Слепящая вспышка. Стихотворения





***
«У нас был собственный вечерний «бойцовский клуб».
Тренировки устраивали три раза в неделю.
Находил полезным, – без разницы: глуп, не глуп, –
приходил, получал, уворачивался, метелил.
Сначала двоечка, потом – правый, левый хук,
элементы оформленной инстинктивной свободы.
Если кому по голове прилетало вдруг,
поутру тормозил на работе, давил зевоты.
После полудня постепенно включал мозги.
Отдохнув дома, заново посещал мордобойню.
Руки до сих пор помнят правильные броски
кулаков, направляемых точно или продольно…
(широко улыбнулся) Короче, было прикольно.

В ПРОСТОМ ЖАНРЕ

Ветер весенний. Трамвая нету.
Виталя достаёт сигарету,
закуривает. Уточняет план –
завтра на рассвете рейс в Дагестан.

Там разобраться во всём на месте:
как часто гробят из чувства мести,
как часто уходят вести джихад
и где шариат – обычный расклад.

Ветер весенний. Трамвая нету.
Виталя докурил сигарету,
ругнулся. Ещё раз прикинул план:
«Завтра на рассвете рейс в Дагестан…»

***
Толя говорит: «В общем, такой расклад:
стандартная ЧВК, работа за бугром –
Лаос, Пакистан, Сьерра-Леоне, Чад…
Задачи – сопровождение грёбаных колонн,
консультации, выезды «по делам»…»
«Рискованно…». «Естественно… Хрен ли…не курорт».
«Оплата…». «Вполне». «Ладно…знаешь, Толян,
обдумать необходимо идею – подойдёт
или нет…Нельзя просто взять и свалить».
«Отлично…Всегда на связи…Да, кстати, спецом –
учти: этот мир, – войны, края земли, –
наркотик, после которого – ни о чём другом».


***
Ему всего десять. ПМ направлен в сторону фоткающего военкора.
Тот поворачивается. Ствол смотрит прямо в пасмурный объектив.
Слепящая вспышка. Работа будет опубликована еще не скоро,
известный снимок – выживший грязный малец, наставивший огнестрел
на фоне тлеющего горизонта...А что дальше? Второй отрыв –
«лесная жизнь»: засады, диверсии... (ровный типографский пробел)
...карательный полк МВД, подрыв на фугасе в составе дозора.

***
Никогда ни в одном учебнике по литературе не напишут,
что Михаил Юрьевич Лермонтов командовал сотней «охотников» –
волонтёров, провинившихся казаков, разжалованных офицеров, дружественных горцев…
Они внезапно уходили за Терек, партизанили, вырезали мятежные аулы.
То есть, выполняли самые рискованные задания на Кавказе.
Довольно часто их называли «блуждающей кометой», «лермонтовским отрядом»…
Обо всём этом наша словесность предпочитает не упоминать.

***
Джунглей достигнув, дробовик опусти, заброшен,
не торопясь, не делая лишних движений.
Потом исчезни в этом дендрарии древнем.
Смерть винтокрылая тебе не поможет больше…

***
Пишется «в Екатеринбурге», слышится «вьекатеринбурге».
Я продолжаю: «вье» – «Вьетнам», «Вьетминь», «Вьетконг»…
«конг» это почти «Конго» (сломан второй слог).
«онго» напомнило «Анголу». «гол» – «Голани», «Голаны»… «Гурки!»

В общем,
с помощью созвучных слогов, а также полуслогов, понятно:
город имеет два или три потайных
уровня, на которых – словари войны.
Туда попадёшь, и уже никогда не захочешь обратно.


***
У каждого поэта – свои темы.
У меня – война, география, трафик.
Работа журналиста офигенный
позволяет опыт приобрести. Трафит
судьба иногда просто не по-детски.
Иногда кого-то, – увы, – убивают.

Конечно, репортёрские поездки…
Да ещё стихи…
Не произноси «вау».

К списку номеров журнала «БЕЛЫЙ ВОРОН» | К содержанию номера