АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Дмитрий Сиротин

Возвращение в Воркуту. Стихотворения


ВОРКУТА
(Памяти о. Сергия)


Здесь умирают молодыми,
О долгой жизни нас моля,
Но каждый день иное имя
Скрывает стылая земля.

А мы пищим под наши лютни
Про город «вечно молодой»!..
Но – всё на улицах безлюдней,
И всё теснее под землёй.


ВСТРЕЧА
(Из детства)


У моего дедушки
был брат.
В годы репрессий
дедушку сослали в Воркуту,
а брата – в Магадан.
Они не виделись сорок лет,
и каждый думал,
что другой умер.

А потом они встретились
в киевской гостинице.
В лифте, случайно:
- Вам на какой этаж?
- На девятый, а вам?
- А мне – на одиннадцатый…

И, пока они ехали,
изучали украдкой друг друга,
и думали: «Он? Не он?»
ведь всё-таки – сорок лет!

- Илья? –
вдруг тихо спросил его брат.
- Исаак?! –
выдохнул дедушка.
………………………………
А почему я так хорошо
это запомнил?
Просто они всю ночь
очень громко разговаривали.
И пили вино.
И мешали мне спать…


РАЗДУМЬЯ В ПРОДУКТОВОМ ОТДЕЛЕ


На витрине жирным шрифтом:
«СЕРДЦЕ в собственном соку»!
Справа – печень и желудок,
Слева – почки и ребро…

Мне животных очень жалко,
Даже больше, чем людей!
Закушу портвейн ириской:
Так дешевле и добрей.

ПЕРВОЕ ЧУВСТВО
(Из воспоминаний)


Первое чувство – к Вере Седовой.
К Вере Седовой в детском саду.
Она была толстой, и вредной, и глупой.
Но все равно ее очень любил.

Она меня била. Щипала. Кусала.
И над очками моими смеялась.
И воровала мои календарики.
Но все равно ее очень любил.
Теперь эта Вера работает доктором
В реанимации местной больницы.
Такая же толстая, вредная, глупая.
Многих, однако, сумела спасти.

И если когда-нибудь в реанимацию
К ней попаду – пожелаю добра.
Даже, пожалуй, прощу календарики:
Я ее очень когда-то любил.


В САНАТОРИИ

У мужчины не было носа
и почти что не было рук.
Глаза бессмысленно улыбались.

Он сидел в инвалидной коляске
у зеленого дома.

«Хорошенький…
Мой Витенька…» -
пела седая женщина,
склонившись над коляской.

Он в ответ кивал и мычал
и обрубками дергал ритмично.
………………………….
А я тогда,
на третий год болезни,
думал,
что никому-никому
не бывает хуже, чем мне.


***
ночью стылой
приходила мать
сына торопила
умирать.

злился сын
просил её: не смей!
но как в детстве
шёл во сне за ней

шёл за мёртвой
слепенький щенок
а никто не знал

и не помог

***
живёт моя мама на небе
в краю облаков и теней
и гладит любимую кошку
недавно ушедшую к ней

во сне осторожно приходит
и шепчет восьмой уже год
живу я сыночек на небе
там Бог тебя любит и ждёт


НОЧЬ

Евдокия Борисовна
нянечка
мне твердила на тихом часу
«Если спать
не намерен ты
Ванечка
я бабайке тебя отнесу»
Евдокия Борисовна
нянечка
хорошо тебе в лучших мирах
ну а бедненький
глупенький Ванечка
с ним навеки детсадовский страх

          навсегда перепуганный байкою
он уверен что если не спать
до могилы с кошмарной бабайкою
стол придётся делить и кровать

час пробьёт
окончательно тронется
нервный Ванечка скудным умом
год от года всё злее бессонница
ни таблеткой не взять ни вином

          Евдокия Борисовна
          нянечка
ах как холодно пусто темно  
плачет бедненький
старенький
          Ванечка
а бабайка стучится в окно


***
В этом доме кошкина душа
Мягко стелет шариками лап.
Ходит, как при жизни, неспеша.
Только зазеваешься – царап!
    
Хоть коварна – дивно хороша.
Блещет шёрстка в озере луны.
Бродит в доме кошкина душа.
Бродят в доме шёпоты и сны.  

Глаз не открывать бы поутру,
Слушать шелест
шёлковой тиши…
В этом доме скоро я умру.
Будем с кошкой вместе,
две души.

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера