АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Евгений Степанов

Orlusha. «Стихи и ригнгтоны»: стихотворения — М.: «Астрель», «Литпром», 2008



Современная ироническая поэзия переживает не лучшие времена.
Тонкая ирония (как поэтическая фигура) Евгения Бунимовича, Александра Ерёменко, Лёши Ефимова, Владимира Друка, Виктора Коркия не востребована массовым читателем (зрителем).
Значительно востребованней откровенный юмор на грани фола, желательно с обсценной лексикой.
Юмористическая поэзия сродни эстрадной. И в этом смысле поэтическая эстрада постоянно эволюционирует, мимикрирует под ситуацию, выстраивая свою коммуникацию с читателем. Шестидесятники (Евтушенко) кодировали свою поэзию многочисленными аллюзиями, смешивали жанры (например, лирику и публицистику), авторы, работающие в 80-90-е годы в рамках соц-арта (Кибиров), строили свою поэтику на пародии, также стараясь вызвать рецепцию у аудитории. Поэт-правдоруб Игорь Иртеньев, прославившийся  рифмованной журналистикой (фельетоном) в передаче «Куклы» развивал традиции Дона Аминадо и Саши Чёрного.
В 2011 году стартовал проект Дмитрия Быкова и Михаила Ефремова (актера и чтеца-декламатора) «Гражданин Поэт», который совместил в себе традиции эстрады «шестидесятников» и рифмованной юморески. При этом текст Быкова приобрел звучание острой (не аллюзивной) публицистики (первой полосы оппозиционной газеты) и фактически возродил традиции устного народного (неподцензурного) творчества.
Любой юмористический текст рассчитан на мгновенную рецепцию. И не случайно в текстах, например, Быкова затрагиваются наиболее актуальные аспекты современной жизни. Поэт говорит о том, что интересно обывателю, по сути, выполняя функцию журналиста.
Дальше всех в этом плане продвинулся автор Orlusha, который развил (и отчасти нарушил) законы жанра и в рифмованный фельетон (как жанр) добавил максимум ненормативной лексики. Эволюция эстрадной поэзии завершилась. Дальше мата в указанном жанре развиваться некуда.
Однако, надо отдать должное Орлуше, он человек небесталанный. Более того, ряд его произведений, опубликованных в книге «Стихи и ригнгтоны» непохожи на основной корпус текстов. В этих текстах Орлуша использует, помимо обсценной лексики как единственной доминанты, целый комплекс тропов и фигур — анафору, лексический параллелизм, метафору.
Показательно в этом смысле стихотворение «Про моих странных женщин», которое можно охарактеризовать как современное лирическое произведение:

Мои странные женщины любят вино и веселый утренний секс,
Мои странные женщины не в кино, а в жизни находят контекст,
Мои странные женщины — позитив, как старый Moлt et Chandon,
Мои странные женщины презерватив называют просто «гондон».

Мои странные женщины все стройны как кони арабских кровей,
Мои странные женщины не юны, но красивы от ног до бровей,
Мои странные женщины любят «транс» и медленный ритм-энд-блюз,
Мои странные женщины дали мне шанс, и знали, что я влюблюсь.

Мои странные женщины любят цветы, которых не знает твоя,
Мои странные женщины жгут мосты, даже если мост — это я,
Мои странные женщины носят духи, от которых винтом голова,
Мои странные женщины любят стихи и мои про любовь слова.

Мои странные женщины могут спать, хоть из пушки бей, хоть зови,
Мои странные женщины могут в пять разбудить меня для любви,
Мои странные женщины — не просты, и за это я их терплю,
Мои странные женщины — это ты, и я всех их в тебе люблю.

Однако подобных текстов у Орлуши немного.

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера