АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Евгений Степанов

Грузинский дневник

День рождения

День рождения 5 июня 2011 года (47 лет) встретил на работе. Приехал ко мне отец и поздравил. Звонили Наташа и Настя, мама. Поздравило еще много моих прекрасных друзей — Сергей Бирюков, Марина Кудимова, Юра Милорава, Юра Беликов, Лена Саяпина, Наташа Рубанова, Андрей Коровин, Люба Красавина, Игорь Коновалов, Люба Леонтьева, Саша Вепрёв, Люба Щербинина, Диана, Игорь Коновалов, Сережа Арутюнов, Саша Малов, ребята с работы и другие.
6-го утром улетел в Грузию. Летели через Киев. Встретил в аэропорту Сергея Ивановича с супругой, отца Владимира и Олесю. Поздравил Олесю с днем варенья.



Батуми

Прилетели в Батуми. Город за год сильно преобразился в лучшую сторону. Понастроено множество гостиниц — Кемпински, Рэдиссон и т. д. Все ухожено, красиво. В общем, зарубежные субтропики, заграница. Саакашивили сумел обойтись без России. Надо это признать.
В нынешнем Батуми сразу вспоминаются точные, как всегда, слова Осипа Мандельштама, которые он написал об этом городе в 30-е годы прошлого века: «В центре системы стоит десяток крупных иностранных фирм, известных каждому ребенку и окруженных божественным почитанием — Валацци, Ллойд Триестина, Sago, Sala, Витали, Камхи и пр.».
Названия изменились. А суть?
Какие цены в городе на недвижимость? Этот вопрос меня всегда интересует.
Однушка в Батуми в строящемся доме с видом на море стоит 28 тыс. долларов (это 35 метров). Недорого.



На фестивале

На фестивале много замечательных людей — Николай Свентицкий, Алена Деняга, Саша Радашкевич, Юра Юрченко, Володя Вебер, Сергей Иванович Чупринин, Елена Скульская, Юрий Евгеньевич Ряшенцев, Бахыт Кенжеев, Саша Кабанов, Юлий Ким, Олеся Николаева, отец Владимир Вигилянский, Лида Григорьева, Равиль Бухараев, Шота Иаташвили, Ника Джорджанели, Бесо Хведелидзе, Володя Саришвили, Маквала Гонашвили, Валя Поликанина, Олег Воловик, его супруга Ксения Захарова-Воловик, Вадим Муратханов, Евгений Абдуллаев, Лена Исаева, Лена Иванова-Верховская, Паша Лукьянов, Таня Перцева и многие другие. Очень хорошая компания.



Общение

Общался в основном с Сашей Радашкевичем, Юрой Кобриным, Володей Вебером, Юрой Юрченко, Володей Саришвили, Пашей Лукьяновым. Замечательно рассказывали истории Елена Скульская, Равиль Бухараев.
Роскошь общения.



Ночь

И турецкий месяц над Батуми

6.06.2011
Батуми



Отец Владимир

Отец Владимир заболел. И они с женой улетели домой. Очень жаль.



Батуми

Показали нам одну гигантскую гостиницу, строящуюся в Батуми.
— Это на деньги одного из бывших вице-мэров Москвы, — сказал мой знакомый грузин. — Здесь это все знают.
Да и мы, конечно, знаем, что бедных вице-мэров не бывает.



Юра

Самые оживленные беседы проходят во время еды.
Юра из Вильнюса:
— Не было русификации в Литве. Были газеты на литовском, телевидение на литовском. На русском языке газету было открыть очень сложно.
Русских никогда в Литве не было много. И сейчас только 3%.



Алина

Алина из Азербайджана:
— О какой советской колонизации можно говорить? Все в нашей республике были сыты, одеты, с хорошим образованием, хорошей медициной. Колонизация произошла сейчас. Русский язык тогда не продавали, а давали.
Сейчас английский язык продают. Все курсы — платные.
Горбачев, который расчленил страну, получает орден в России. Это умопомрачение. А Нобелевская премия мира… Ведь при нем СССР оказался залит кровью. Говорят: это плата за демократию… Взрывы, террор… Не хочу я такую плату, я уж лучше тогда марксизм-ленинизм буду изучать. Все постигается в сравнении.



Саша

Саша из Франции:
— Америка всех учит. А какую культуру она дала? Макдоналдс, Кока-кола, голливудские боевики…


Парень в больших черных ботинках
Выступали поэты из разных стран в батумском театре.
Я прочел такое стихотворение.

Поэзия

Журналистка из Америки спросила меня
А что такое поэзия
Я не стал отвечать
Я думаю она бы не поняла меня
Поэзия это моя мама
Никогда ни на что не жалующаяся
Поэзия это картины Модильяни
«Темные аллеи» Бунина
Второй концерт Рахманинова
Ближний бой Майка Тайсона
Панда забирающаяся на дерево
Касатки выныривающие из океана
Поэзия это вечер в Быково
С той невероятной двадцатилетней чаровницей
Которая потом чуть не погубила меня
Это подросток уступающий место в метро старушке
Это «поехали» Юрия Алексеевича Гагарина
Поэзия — это яблони и черешня в саду Саши Радашкевича
Это памятник Пушкину в Вильнюсе который установил Юра Кобрин
Это министр поэзии земного шара Николай Свентицкий
Это доброе слово отца Владимира Вигилянского о здоровье которого мы все молимся
Это батоно Володя Саришвили переводящий замечательных грузинских поэтов
                                                                                                                             на русский язык

Это премия «Поэт» которая присуждена Виктору Александровичу Сосноре
Поэзия это…
А что же тогда печатают журналы поэзии
На этот вопрос ответит время
Только время
А я пока помолчу

…Следом вышел упитанный парень в больших черных ботинках и сказал:
— Как тут нам объяснили, журналы поэзии печатают неизвестно что.
Потом он гордо показал свой журнал поэзии. И прочитал одно произведение молодой поэтессы, свой перевод украинского поэта, богохульное и жутковатое сочинение, и собственное (несомненно запоминающееся!) стихотворение.
Народ растерялся и не стал аплодировать. Парень в больших черных ботинках обиделся. Потом начал что-то еще говорить. Ведущий его одернул. И парень в больших черных ботинках, на радость людям, умолк.



Томаз

Томаз — батумец, государственный служащий. Познакомились мы с ним в бане. Там и разговорились:
— Удивительно, но факт: коррупции в Грузии нет. Всех воров в законе убрали, контроль за чиновниками страшный. Полицейский, севший в тюрьму за взятку, не имеет право на амнистию. Зачистка у нас произошла как в 37 году. Посадили многих.
Батуми сейчас развивают как туристический центр.
Я выпил немного пивка и спросил:
— А зачем Америке Грузия, в частности, Батуми?
— Как зачем?! А порт, а военная база?! Отсюда самолеты могут летать бомбить другие страны, например, Ирак.
— А, понятно, — согласился я.
— А как в целом к русским сейчас относятся грузины?
— Очень хорошо. Ничто нас не может поссорить. Никогда ты здесь не услышишь в свой адрес плохого слова.
Потом речь пошла о недвижимости.
— Квартиры дешевые, — сказал Томаз, — Однушку можно купить за 18 тысяч, трешку за 35, дом за 50 тысяч долларов. Правда, у нас тут часто дожди. Настоящие субтропики там — в Сухуми.



Тариел

Тариел — огромный лысоватый мужчина. Очень похож на сицилийца (в прямом и переносном смысле). Характерная внешность: нос, подбородок… Не работает. Пишет стихи. 20 лет провел в России, Италии, Греции и Египте.
Тариел тоже поддерживает Саакашвили.
— Мы сейчас свободны. Такого в Грузии никогда не было.



Поэтическая дискуссия

Ведущий семинара сказал, что хотел бы обсудить три темы:
1. Как мало в современной поэзии поэтов-космистов!
2. Как мало в современной поэзии поэтов-лириков!
3. Как мало в современной поэзии поэтов, пишущих простые стихи!
Некоторые участники семинара подошли к микрофону и стали читать свои стихи.
Ну, это, как говорил Машков в фильме «Охота на пиранью», нормально.



Ряшенцев

Лучше всех выступил Юрий Евеньевич Ряшенцев, который призвал всех поэтов (и прежде всего, себя самого) строже относиться к собственным сочинениям.
Ряшенцеву восемьдесят лет, но он, слава Богу, бодр, энергичен, выглядит лет на 55. Удивительно!



Николай

Николай — русский, родившийся в Тбилиси. Поддерживает Саакашвили.
— Грузия развивается невероятно. Коррупции нет. Строительство гигантское. Деньги привлечены огромные. А это работа. Деньги найти совсем непросто. Скоро в Батуми будут песчаные пляжи. Президент сказал — значит, так и будет. Он никогда слова на ветер не бросает. Он гениальный человек.
— А почему же выступает оппозиция?
— Как почему?! Власти хочет, денег хочет!



Пинг-понг

Играли в пинг-понг. Я всех обыграл, продул только Паше Лукьянову. Был в ярости.
Сказал ему:
— Какой же ты подлец, Пашка! Ну ничего, ты мне еще пришлешь стихи в журнал! Месть моя будет страшна.



Батоно Володя

Ехал в автобусе с грузинским поэтом Володей Х. Он был нервен и зол, беседуя с одним моим русским приятелем:
— Никогда у Грузии не было более страшного врага, чем современная Россия. Она отняла у нас треть территории. Абхазия — это наша земля.



Вечер в Рустави

Вечер проходил в центральном кинотеатре города. Пришли учителя русского языка, другие представители интеллигенции. Очаровательные девочки в мальчишеских костюмах танцевали зажигательные кавказские танцы.
Русские и грузинские поэты читали стихи.
Я прочитал два маленьких стишочка.
Одним из последних на сцену вышел уже известный вам парень в больших черных ботинках и сказал:
— Вы прослушали сегодня стихи, некоторые замечательные, некоторые посредственные. А сейчас я вам почту хорошие стихи из своего журнала.
И показал всем свой журнал. Потом начал читать. Неожиданно его перебили ведущие (грузинки), сказали, что пора закругляться, мол, скоро начнется киносеанс.
Не слишком удачливый парень в больших черных ботинках все равно проявил героизм и мужество и дочитал стихи до конца.
Потом на сцену вышла хрупкая и милая Хелена Томассон (Швеция). Ей осталось прочитать только одно стихотворение.
Она выступила, и мы все поехали домой.



Херсонский

Борис Херсонский говорит, глядя на мой фотоаппарат Canon:
— Евгений, у нас с вами много общего. Мы с вами канонисты, а не никонианцы. У меня точно такой же фотоаппарат, как у вас, — Canon.



Абдулаев

Выступает одна не самая, прямо скажем, сильная поэтесса.
Евгений Абдулаев закрывает уши руками.
— Что такое, Женя?
— Ну, у меня же родители — музыканты!



Тамара

Тамара — частный предприниматель. Познакомился я с ней в баре.
Она рассказала о своей жизни:
— Три года назад мы платили за палатку в центре города 100 лари (это стоимость аренды квадратного метра), потом 250, сейчас 360. Холодильники ставить не разрешают даже на той территории, за которую мы платим. Вчера пришли какие-то мужики, сказали: убирайте холодильники, мы будем здесь продавать свое мороженое. Если будете сопротивляться, мы вам устроим веселую жизнь…
Как здесь работать?! Как выжить?! В Батуми сезон два месяца в году. Остальное время — дожди. Наверное, нам придется отсюда уезжать…



Вторая линия от моря

Гуляли с Пашей Лукьяновым и Сашей Герасимовым по ночному Батуми, в его злачных местах. Они напоминают Тегеран в 43-м году, если верить известному фильму Алова и Наумова. Трущобы, ночные рынки. Проститутки.
Но рядом высокие и красивые новые дома. Сочетание несочетаемого.



Теймураз

Теймураз — подвыпивший мужчина из бара:
— В Тбилиси живет мама Путина. Она ему в 2008 году сказала: «Володя, не надо бомбить Тбилиси». И он послушался. А вообще, у Путина 100 миллиардов долларов. Он самый богатый человек в мире. Мы его не любим, но уважаем.
Потом Теймураз еще что-то говорил, но мы и сами напились. Мы его уже не слушали.



Блошиный рынок

Ездили в Тбилиси на блошиный рынок с Надеждой Рейн и Валерой Купка.
Надежда купила картину, я грузинские значки — для отца. А Валера ничего не купил.
Рынок вообще-то слабенький. В других мировых столицах блошиные рынки более интересные.



Выводы

Прогресс в Грузии есть, строительный бум во многих городах. Грузины сумели преодолеть кризис. Они нашли колоссальный рынок сбыта на Украине. Туда они поставляют вино, фрукты. Главный партнер теперь — США. Американцы дают деньги. Дают в долг. И, конечно, Грузия попадает в долговую яму, что не есть хорошо.
Зачем американцам Грузия? Им нужна военная база, откуда можно контролировать Иран, Ирак, Россию, им нужен роскошный порт в Батуми.
То, что произошло между Россией и Грузией, я расцениваю как крупнейшую гуманитарную катастрофу ХХI века. Ближайшие страны, у которых единая доминирующая религия, оказались сначала в состоянии войны, а потом разрыва дипломатических отношений. Это грех на наших нерадивых правителях. Тяжкий грех. Но простые люди тут ни при чем. Мы по-прежнему любим друг друга. И не позволим, чтобы нас разлучили. Именно поэтому работает Николай Свентицкий и устраивает поэтические фестивали, именно поэтому мы хотим сейчас возродить грузинские журналы, которые выходили на русском языке. Именно поэтому мы не имеем права на отрицательные эмоции. Мы имеем право только на любовь.



Евгений Степанов — литератор. Автор многих книг и публикаций. Президент Союза писателей XXI века.

К списку номеров журнала «ДЕТИ РА» | К содержанию номера