АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Марина-Ариэла Меламед

Сказочки нового времени

РЕАЛЬНАЯ СКАЗОЧКА


 


К сказочке приближалась Реальность. Дело в том, что у Реальности случился Большой Катаклизм, и ей очень хотелось спрятаться в пещеру, пока не началась трансформация. Но трансформация – ну, вы ж её знаете? – она так просто не отстанет, то тебе из куколки в бабочку, а то из студента в директора школы, не про нас будь сказано...


Так что трансформироваться реально не хотелось. Хотелось в сказочку...


Тогда Дракон, как самый ответственный и хозяин пещеры, проветрил помещение и на всякий случай выпустил привидения погулять в округе.


Чтобы Реальность не просочилась внутрь сказочки и не напугала Принцессу. Или наоборот.


Если королевский ребенок с королевской рогаткой как прыгнет, то никакой Реальности не поздоровится, хоть ты десять раз трансформируйся...


Привидения ходили дозором по округе, выли на луну, обретая самостоятельность и смысл бытия.


Дракон чистил процессы от наслоений, убеждений и ложного чувства вины Автора перед всем.


Потому что у Всего – своя судьба, не про нас будь сказано...


Принцесса спала, ей снилось море и чайки.


 


СКАЗОЧКА О ПРОШЛОМ


 


В пещере стало всё иначе. То ли ремонт, наконец, взял своё, наступил и прошёл, очистив напоследок стены от копоти и воспоминаний, то ли Дракон научился прятать Депрессию где-то на улице в огороде.


Депрессии было по фигу, где храниться, она стойкая и огнеупорная, но на ветру как-то развеивалась, превращаясь в солнечный свет и хорошую погоду.


Кстати, хорошей погоды в этом сезоне было завались, хоть отдельную сказочку пиши, хоть садись загорать у эдельвейсов. А до прошлого никому не было дела, хотя обычно бывало всегда.


И на завтрак, и на обед, только ужин как-то Бог миловал, обходились.


И вот, Автор уснула и долго смотрела во сне Неизвестно Что. При этом Неизвестно Что ничего такого не предполагало, играло себе с Принцессой в салочки, настаивало на еловых шишках.


Пахло костром, дымок то ли сожалений, то ли ожиданий.


А тут – Прошлое, как прыгнет...


Персонажи попрятались до лучших времен в корзинку со специями, Автор укрылась веником и закрыла глаза. Должно было помочь...


И Прошлое, оказавшись в одиночестве, ушло гулять. Хорошая прогулка никакому прошлому не помешает, особенно если неведомо куда...


  


СКАЗОЧКА ПРО ДРУГОГО ДРАКОНА


 


А в долине, говорят, завелся Принц. Улыбливый, милый, спокойный, на арфе играет, практически эоловой. Целыми днями сидит сиднем, смотрит в дворцовый зум, и ну на арфе.


А в пещере тоже зум открылся, прямо в скале, по вечерам теперь то Сфинксы рецепт запеканки рассказывают он-лайн, то ансамбль шакалов воет что-то из Шуберта. «Серенаду», по-немецки, «Песнь моя летит с тобою...»


Времена такие настали, все показывают лучшее, что у них есть, и прямо в зум. Дракон стихи читает, свои, а Принцесса рисует шуршиков. Все при деле, трепещут и вибрируют.


И только Принц играет на арфе, сидя в белой рубахе. И почему-то иногда кажется, что он – дракон. Трёхголовый. Две головы под рубахой прячет, а третья у него человеческая, от мамы. Иначе непонятно, почему у него всегда одна и та же белая глаженая рубаха.


Даже Неизвестно Что удивляется.


 


СКАЗОЧКА ПРО БУДУЩЕЕ


 


Принцесса посадила анютины глазки и велела им не двигаться, пока Дракон не зайдет в пещеру. Глазки, надо сказать, и так не собирались выкапываться из грядки прямо сейчас, хотя как знать? Они моргали фиолетовыми соцветиями и трепетали.


Дракон пока был не в курсе, он затаривался на неделю арбузами и пельменями. Грозились большие осенние маневры, то ли драка со специями, то ли ураган с красивым женским именем. Оставалось придумать имя.


Женские имена – это наша слабость, тяжело вздохнув, подумала Автор и решила пока назваться Тихоном, для разнообразия, тишины и Неизвестно Чего. Хотя бы на время...


Неизвестно Что было тронуто. Ради него до сих пор еще никто никогда не переименовывался.


Оно обрадовалось, вздохнуло, потянулось и приступило к дыхательным упражнениям по системе цигун. Или чаконг.


Под «Чакону» Баха. От этого у действительности должна была сама собой рассосаться драка со специями, а ураган – обрести имя.


Открылась дверь, Дракон зашёл в пещеру, Принцесса скомандовала: «Пли!» – и анютины глазки распахнулись настежь. Потом посмотрели вверх-вправо, вниз-влево и на предмет. Стрелять глазами глазки умели от рожденья.


Дракона перекосило, он выдохнул дым костра создает уют вместе с аккордами, произнёс «Мой косяк!» и уложил тару. Но скручивать тару в косяк не стал, а отпустил.


Потому что осенью косяки часто летят на юг...


 


СКАЗОЧКА В ОГУРЦАХ


 


Сколько сказочке ни виться – все равно впереди Неизвестно Что. Не расскажешь о нем в двух словах, хотелось бы иногда в трех. Или в пяти. Казалось бы, при чем тут огурцы? В том-то и дело, что да. То есть, нет их. Декабрь.


Под скалой холодно, в пещере – Дракон, а в садике – привидения, хотя они как раз были не против.


Как уговорить огурцы? Этот вопрос ко всем относится. Принцесса хочет салату, Дракон – закусить огурчиком, а Автор – рассолу и чтобы лето. Как быть? Мы вас спрашиваем, дорогой читатель!..


Неизвестно Что знает, но молчит. И вся сказочка, пешком, вышла за околицу. Дождь притих, природа безмолвствовала, забор починился.


Композиторы писали очередные «Времена года», учителя – рабочие планы, а поэты слагали оды – в ожидании огурцов. И огурцы пришли.  


Они выросли в садочке, близко от глицинии, неподалеку от начала новой сказки.


Потому что это вам не какое-то светлое будущее. Это прекрасное настоящее.


 


СКАЗОЧКА ПРО ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ДРАКОНА


 


С утра Дракон был какой-то не Такой – огнем покашливал, молча смотрел на наскальную живопись, та потрескивала, покрываясь дымом высушенных трав.


Заходила Депрессия, обещала наведываться почаще... Неизвестно Что оплакивало Что-Нибудь – так, по настроению.


Принцесса собирала эдельвейсы на пригорке в ожидании Яичницы, у неё одной в этой сказочке было хорошее настроение. Она была готова поделиться и с персонажами, да и с Автором, но Автор спала, а персонажи разбредались сами по себе, да и Яичница пока ни к чему не была готова.


Автор проснулась от запаха дыма. Сначало ей снесло крышу, потом принесло обратно. Давление скакать не стало, по давнему уговору, а вот Психика попросилась в отпуск, её если не пустить – сама сбежит неизвестно куда...


Поэтому решили устроить День Рождения Дракона.


Полдня готовились – Принцесса рисовала Портрет Дракона в хорошую погоду у входа в сказку, привидения репетировали хором народные привиденческие песни о главном.


Неизвестно Что чинило настроение себе и Автору, на всякий случай. Потому что сказочка очень авторозависимая, тут хочешь – не хочешь, а починишь...


Дракон очнулся неожиданно, взял себя в лапы и приготовил Яичницу. Так что, празднику – быть, Яичницу – есть! И поздравлять всех с Днем рождения, включая Дракона.


На самом деле, сказал Доктор, это день рождения драконской сказочки – помнится, тогда тоже наклевывалась осенняя Депрессия, и он прописал Дракону сказочки рассказывать кому-ни-попадя.


Так что, выпить не мешает всем, хоть что. Хоть как. За маму, за папу, за Автора, Принцессу, Дракона и за Неизвестно Что. Особенно – за Яичницу!


 


СКАЗОЧКА ПРО ТРАНСФОРМАЦИЮ


 


«Жизнь вдвоём – это совместное окультуривание личных драконов», – неожиданно подумала Автор.


Дракону стало не по себе. Мало того, что его тут окультуривают почём зря, так ещё приволокут другого Дракона и давай окультуривать вместе. Мало ему тут Принцессы в косичках и без ботиночек...


«Мало!» – неожиданно подумала Автор. Ей приходилось отслеживать мысли персонажей, чтобы не смешивать их со своими и не перепутать себя ненароком с Неизвестно Чем.


Потому что с утра часто тянет побыть Драконом, это потом уже – Принцессой, после чашечки кофе, а в остальном Автор за себя не ручается.


Вырастить из Принцессы Дракона-девочку было заманчиво. Она уже и плевать огнём научилась, и пельмени, – всё, кроме яичницы. Яичницу Дракон не доверял никому...  


Принцесса говорила сама собой, отвечала неожиданно и взлетала на люстру даже без крыльев.


А Дракону была обещана трансформация в голубя когда-нибудь, страшно подумать, когда, как поётся в хорошей песне. Когда сбудется день иной. И все остальные дни покажутся сном...


Потому что крылья в этой сказке были только у Дракона.


Автору до этих крыльев было ещё трансформироваться и трансформироваться...


 


СКАЗОЧКА ПРО ХОРОШИЕ СЛОВА


 


С утра по пещере гулял рёв Дракона. Направо пойдёт – сковородка падает, налево свернёт – стены трясутся. Прогуливался, короче, Дракон и ревмя ревел. Песни вспоминал добрые, в ля миноре.


Принцесса благополучно удрала в ближайший лес, чтобы жить, как птицы. Она влезла на высокое дерево и собиралась планировать. Планы – они такие, перелетаешь с дерева на дерева, всё планируешь, но когда хвоста нет, то и зацепиться нечем. И не за что. Зато в лесу было сравнительно тихо.


На самом деле Дракон мучился словами. То есть он хотел, наконец, сказать Принцессе что-нибудь хорошее, поэтому он ревел в поисках слова, снился Автору и совершенно заколебал ближайшее пространство.


Скалы гудели, вал пошевеливался. Практически, девятый. Неизвестно Что собиралось перебраться в пустыню и там отдохнуть, домик построить…


Чувства Дракона были так глубоки, что Автор нырять забоялась. Автор вообще неплохо плавала, но нырять побаивалась.


Так что, слова Дракону пришлось подыскивать самому. Слова с криком разбегались по пещере. Потому что говорить от души Дракон не умел, только разве что иногда плюнуть огнём от избытка чувств.


Автор, между прочим, не призывает сочувствовать Дракону, тут каждый сам за себя, знаете ли. Тут хорошо бы и Принцессу сохранить в целости, и Дракона не распылить вдоль по Питерской… когда Дракон захочет сказать что-нибудь хорошее.


Прошёл день, другой, третий… Слова собирались в кучки и держали оборону.


Тогда Дракон решил снова затеять ремонт. Неизвестно Что насторожилось. Принцесса ни о чём не думала, она голову проветривала. Автор пила кофе.


Что касается хороших слов, то они сами гонялись за Принцессой, развивая сноровку и расставляя по пути знаки препинания.


Стоял май-чаровник и помахивал опахалом.


 


СКАЗОЧКА В ФЕВРАЛЕ


 


Февраль покачивался вправо-влево, то грозя затопить всю округу, то неожиданным теплом. У Автора началась аллергия на смену времен погоды, у Принцессы – легкая меланхолия по лету и полетам с люстры на люстру, у Дракона – шартрез, у Неизвестно Чего – ой, и не спрашивайте, и не спрошено вам будет...


Хотя отвечено будет почти наверняка, но неизвестно чем. Потому что слова – это способ организации белковых тел хоть во что-нибудь.


Поэтому Дракон, как самый взрослый в этой сказке, взял на себя несколько тонн макулатуры и стал издавать зачем-то литературный журнал. К восторгу Принцессы, на радость Автору, к недоумению привидений. Для озарений у Неизвестно Чего.


Как он это делает – одному Богу известно. Как в сказке...


 


СКАЗОЧКА ПРО СЧАСТЛИВЫЙ ФИНАЛ


 


А Дракон продолжал развивать взаимоотношения с пространством и временем, улучшая все, до чего мог дотянуться. Тренировал крыло и чувство равновесия. Пылесосил пещеру. Чистил вулканы. Расставлял запятые, смотрел в закат, медитируя.


Стихи читал вслух. Готовил суфле и мороженое пломбир для Принцессы.


И мгновение остановилось, потянулось и полетело дольше, настраиваясь на хорошее – когда, как не теперь?..


Потому что, если Неизвестно Что да Неизвестно Когда – это как-то слишком всё Неведомо, а когда пломбир и стихи прямо сейчас...


Даже Автор выздоровела – так, на всякий случай.

К списку номеров журнала «Литературный Иерусалим» | К содержанию номера