АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анна Романовская

Стихотворения

От редакции: второй год подряд журнал «Южное Сияние» является информационным спонсором Международного Грушинского Интернет-конкурса (МГИК) и предоставляет свои страницы для публикации конкурсных произведений победителей и лауреатов конкурса. В 10-м Международном Грушинском Интернет-конкурсе победителями в номинации «Поэзия» стали Ян Бруштейн (Иваново) и Юлия Драбкина (Израиль), а в номинации «Малая проза» – Ирина Соловьёва (Саратовская область) и Юрий Макашёв (Барнаул). Также «ЮС» публикует стихотворения лауреатов конкурса Виктории Смагиной (Томск) и Анны Романовской (Москва).

 

АННА РОМАНОВСКАЯ

Москва

 

ЧТО ЗНАЧИТ – ВНОВЬ ВЕРНУТЬСЯ…

 

Что значит – вновь вернуться в старый дом,

В котором в детстве проводила лето?

Где та же шелковица за окном,

Где знаешь наизусть все силуэты,

Все запахи и звуки, свет и цвет,

Где смерти нет.

 

Зажмурившись, переступить порог,

Услышать вздох усталой половицы.

Сквозняк легонько проскользнёт у ног,

Листая пожелтевшие страницы

Календаря: июнь, опять июнь,

Что вечно юн.

 

Здесь бабушка мне вяжет и печёт,

А дедушка придумывает сказки.

Я постигаю чтение и счёт,

Предпочитая кисточку и краски.

Мой старый дом, огромный тёплый пёс.

Хранитель грёз.

 

В нём так же бьют напольные часы,

И голуби курлычут на балконе

И просят крошек – острые носы

Клюют с моей и дедовой ладони.

Внизу кричит, хохочет детвора.

Весь день – игра.

 

По пояс забираюсь в шифоньер,

Ныряю в платья, блузки, сарафаны.

В углу, всепобеждая интерьер,

Гранитная скала фортепиано.

Как жаль, что разгадать не суждено

Мне шифры нот.

 

Вот я бегу к колонке за водой,

А вот – в сады у дальнего колодца.

Я помню: мячик, мишка заводной.

Я помню: было очень много солнца.

Что значит – в старый дом вернуться вновь

Дорогой снов?

 

Когда меня потребует назад

Будильник – раздражитель мой привычный,

Прикрою тихо дверь, открыв глаза.

Но голуби вдали ещё курлычут,

Ещё летят сквозь тьму прошедших лет.

И смерти нет.

 


СОЛОМЕННАЯ ФАНТАЗИЯ

 

Угас закат. Туман сошёл в поля.

Разбухшая неровная земля

В лучах последних от росы лоснится.

Стою у края пашни в колее,

И видится мне небо как вольер

В белёсых перьях перелётной птицы.

 

Мне нужно это поле пересечь,

Не слушая растительную речь

И не увязнув в липкой коме глины,

Но шорохи поникших диких трав

Я чувствую, как свой больной сустав,

И не могу усилием отринуть.

 

Куда ведёт и, главное, зачем

Обратный путь из жёлтых кирпичей,

Что лебедой порос и стал невидим?

Ах, если мёртвый выговор травы

Я выкинуть бы смог из головы!

Но я и сам трава – в каком-то виде.

 

Намеренье идти внутри зудит,

А, может быть, в соломенной груди

Закопошились мыши в норке тёплой.

Я колыхаюсь на тугом ветру,

И видится мне небо словно пруд,

Кишащий лупоглазой синей воблой.

 

Вороны, позабыв про давний счёт,

Теперь слетают спать мне на плечо,

Но каркают: наверх смотреть не стоит.

А я, заворожённый, всё стою

У осени прозрачной на краю

И жду, пока лицо мне ливнем смоет.

 


КОГДА СТОИШЬ…

 

Когда стоишь на голом полустанке

В тумане – бледном призраке дождя,

И грязная апрельская изнанка

Крадётся из-под снега на тебя,

 

Когда стоишь бездумно и безвольно,

Слегка качаясь с тусклым фонарём,

Ты только тень. От этого не больно,

Поскольку всё равно мы все умрём.

 

Когда стоишь на станции «Забвенье»

И про себя считаешь поезда,

Которые несутся мимо тенью

И только звук их долетел сюда,

 

Когда стоишь и ждёшь, как пёс у двери,

По горло в наплывающей весне

И в гулкой пустоте, легко поверить,

Что это происходит лишь во сне.

 

Вся жизнь во сне. Бессмысленные кадры,

Немое чёрно-белое кино.

Всё смотришь на экран в пустом театре,

А кресло покидать запрещено.

 

– Чего ты ждёшь, печален, неприкаян?

– Единственное, что здесь наяву.

Когда во сне хоть тень твоя мелькает,

Я вспоминаю, что ещё живу.

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера