АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ян Бруштейн

Стихотворения

От редакции: второй год подряд журнал «Южное Сияние» является информационным спонсором Международного Грушинского Интернет-конкурса (МГИК) и предоставляет свои страницы для публикации конкурсных произведений победителей и лауреатов конкурса. В 10-м Международном Грушинском Интернет-конкурсе победителями в номинации «Поэзия» стали Ян Бруштейн (Иваново) и Юлия Драбкина (Израиль), а в номинации «Малая проза» – Ирина Соловьёва (Саратовская область) и Юрий Макашёв (Барнаул). Также «ЮС» публикует стихотворения лауреатов конкурса Виктории Смагиной (Томск) и Анны Романовской (Москва).

 

ЯН БРУШТЕЙН

Иваново

 

МЕЖДУ ГОРОДОМ И САДОМ

 

Когда меня накрыло не по-детски,

И было не укрыться, и не деться

От этой убивающей тоски,

Всё развивалось, как в театре действо,

Как боль недавно сломанной руки.

 

Моя страна смеялась и стонала,

И мыла руки, и своих пинала –

Потом, когда сдала их и спасла,

Сушила вёсла, и рожала мало,

И жгла траву у нашего села.

 

Мы жили между городом и садом,

Леса и реки обнимая взглядом,

А я лечился древом и строкой.

Всё думал: может быть добром и ладом

У нас всё выйдет, милая, с тобой.

 

Гроза играет страшной погремушкой,

Наш дом качает, словно кто-то ушлый

Трясёт его завистливой рукой.

Когда у края снова раню душу,

Меня спасёшь ты, и никто другой.

 


ПЛАЦКАРТНОЕ

 

Единственный из проклятого рода,

Плевал в колодец и не дул на воду,

И никому не верил на Земле.

Он заплатил за батю-полицая…

Не разглядел тогда его лица я

В плацкартной ненасытной полумгле.

 

Он говорил, не мог остановиться,

И бился голос как слепая птица –

Казалось, что расколется окно.

Он говорил о лагере, о воле,

И я, пацан, объелся этой боли,

И словно бы ударился о дно.

 

Цедил слова он, бил лещом по краю

Нечистого стола. И, обмирая,

Смотрела злая тётка на него.

Он пиво пил, и нервно цыкал зубом,

И тётке говорил: «Моя голуба…

Не бойся, я разбойник, а не вор!».

 

Он растворился в городке таёжном,

И все зашевелились осторожно,

Шарахаясь от встречного гудка.

И пили водку, хлеб кромсая ломкий,

И только мама плакала негромко,

И говорила: «Жалко мужика…».

 


СУХАРИ

 

А бабушка сушила сухари,

И понимала, что сушить не надо.

Но за её спиной была блокада,

И бабушка сушила сухари.

И над собой посмеивалась часто:

Ведь нет войны, какое это счастье,

И хлебный рядом, прямо за углом…

Но по ночам одно ей только снилось –

Как солнце над её землей затмилось,

И горе, не стучась, ворвалось в дом.

Блокадный ветер надрывался жутко,

И остывала в памяти «буржуйка»…

И бабушка рассказывала мне,

Как обжигала радостью Победа.

Воякой в шутку называла деда,

Который был сапёром на войне.

А дед сердился: «Сушит сухари!

И складывает в наволочку белую.

Когда ж тебя сознательной я сделаю?»

А бабушка сушила сухари.

 

Она ушла морозною зимой.

Блокадный ветер долетел сквозь годы.

Зашлась голодным плачем непогода

Над белой и промёрзшею землёй.

«Под девяносто, что ни говори.

И столько пережить, и столько вынести».

Не поднялась рука из дома вынести

Тяжёлые ржаные сухари.

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера