АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Виктория Север

Стихотворения

НИ СЛОВА О ВОЙНЕ

 

Дед Яша справа, слева – деда Лёня.

 

Морщины, папиросы, леденцы,

Усталость стариковской хрипотцы.

Я – маленькая, с шариком зелёным,

Обмотанная шарфом, будто ком.

Они приходят, пахнут табаком.

Смеются, мол, опять на лето внучка.

 

– А где снежинки, что ж не привезла?

 

И плавятся три месяца тепла

Под солнцем, как молочные тянучки.

Ползёт в атаку пепел на столе,

Орёт из телевизора Пеле,

Деды из кресел вторят, я за ними.

Так на войне, наверное, орут.

Ни слова о войне. На пять минут

На кухню, по сто грамм трофейных примут.

 

– Вот, был бы внук, то с нами бы на пруд,

А внучек на рыбалку не берут!

 

Берут! И на рыбалку как в разведку

Уходим на рассвете, как тогда –

Дед Лёня мчит в товарных поездах,

Дед Яша на коне.

 

Родные дедки!

Обнять бы вас, уткнуться носом в нос,

Чтоб снова каждый мне конфет принёс,

Чтоб дрогнула в стаканах «Изабелла»,

Услышать речь скрипучую, до слёз,

И в комнате пусть дым от папирос.

Чтоб каждый год ко мне весна летела,

Как деды – в поездах и на коне.

Всё о весне. Ни слова о войне.

 


ШЕЛЬМОВСТВО ЭТОТ СНЕГ!

 

Шельмовство этот снег!

Утром – белый, потом

добавляется в красное шарфа и клеткам пальто.

Заполняет пробелами скоропись птичьих следов.

 

Ты его дразнишь пухом и белой водой,

он тебе – всё в лицо, и в лицо.

 

Но сойдёт и за правду,

за тени хрустальных дворцов

или сахарный город – твоя остановка трамвая,

индевелые скверы, высотки бетонного рая.

 

Не пиши ему.

Он продирается сквозь А4

винным блеском.

Тягуче мешается север и юг,

заполняя неровные строчки твоих закорюк.

Застилает хандрой, словно день до весны зачехлили.

 

Завтра он притворится немым и больным,

растворится шипучей таблеткой зимы.

 

Но сегодня ты требуешь: «Снега даёшь!»

И тебе ухмыляется дождь.

 


ТОЛЬКО Б ПОМНИТЬ ЭТОТ МИР ЖИВЫМ

 

Мороженое было только в отпуске.

На палочках, заснеженные глобусы

крутились, подставляя мне бока.

Хотелось наглотаться до ангины,

до будущего отпуска, пока

плывут в фольге подтаявшие льдины,

и дремлет вьюга в вафельных стаканчиках.

 

Бумагу бы с опаской разворачивать,

как будто снег начнётся, и каюк –

покроет лето. Нам опять в посёлок,

где глобусы в фольге не продают.

За окнами – шептание позёмок,

и крыши дразнят сладкими сосульками.

Кастрюля с молоком пыхтит и булькает.

В стеклянке золотится рыбий жир,

излечивая зиму и ангину.

И засыпаешь. Лампочек пунктир

то ближе, то тусклее, ясно, мнимо…

 

Ещё спешить по многим мостовым,

и мне чужие дали опостылят,

Но только б помнить этот мир живым,

со вкусом зим и тающей ванили.

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера