АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Дмитрий Чернышев

номинатор "Зинзивер"

http://www.promegalit.ru/autor.php?id=686

http://www.promegalit.ru/publics.php?id=1168

*   *   *

Я не хочу твоих слёз,
даже если потом
будет чудо: застенчивая улыбка.


*   *   *


от тебя
не
скрыться во времени,
не
…Ресницы зари

СНОСКА: Похоже, автор плохо выполнил домашнее задание:
в соответствующем месте Псалма 139
говорится о «крыльях зари».

P.S. Привет, Анюта!
Надеюсь, ты оценишь
и авангардистское рондо «ре-ме-ни-не-ре»,
и комментатора,
забывшего книгу Иова.


*   *   *

Ты — знаешь тайну.
Я понял это,
увидев…
…а, впрочем, это не важно, что, —
ты, всё равно, не веришь.

Цветение царскосельских дубов и клёнов
подходит только
для очень специфического вида мантики,
поскольку
чистые значения порой теряются,
то в ослепительной зелени
— хотя листва почти прозрачна, —
то в скрещении ветвей.
Опять-таки, мешает небо.

Открой мне тайну!


*  *  *


А вот и он:
на мосту,
на железнодорожном мосту
через реку В.

«ВЛГ», «ВЛХ»
— дравидские корни —
волхвует!
Он-то знает,
что значит,
топать по мосту над быстро текущей водой.

Давай, мы его простим, —
он просто
сошёл с ума,
давно не видя тебя.


*   *   *


Ты хочешь быть любимой?


*   *   *


— А тебе это надо?
                      (за этот год ты так повзрослела,
                       ...такое бывает с девочками лет в тринадцать)

Неужели тебе
железками щёлкать,
греметь итерациями

                   и опять

полюбить другого
в бесконечности
приближений?


*   *   *


Жить — в начале прошлого века,
написать несколько стихотворений,
в том числе, одно — восхитительно непристойное  —
про «улыбку велосипедистки».
Заразиться сифилисом  (впрочем, вылечиться),
затем — туберкулёзом,
(вот это — было бы уже смертельно).
Быть расстрелянным в Тверской губернии.

Упоминаться в нескольких сносках.
И не знать — тебя.

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __
В качестве комментария не могу не привести ответ адресата,
— Зато знать мою бабку!


*   *   *


самый длинный день в году
и самая короткая ночь:
что-то бы одно!..

А то, — всё без тебя.
Будто декабрь.
Будто солнце остановилось


*   *   *


Анне Сапегиной

Стол, кресло,
книжные полки,
покрытая пятнистым
желто-коричневым пледом кровать.

Твой призрачный читатель
явно пытается что-то сказать.
Он  размахивает невидимыми руками,
он уже кричит!

…Но — героиня его не слышит, —
transparent things.


*   *   *


Self-fulfilling prophecy.
Знаешь,
это так просто!
Любой  радости, любому всплеску цветка
— присваиваешь твоё имя.
Душа бьётся-бьётся в тисках
между означаемым и означающим,
и — смиряется…

Почему, с тобой — не так?


*   *   *


дама Мальдизанта Злоязычная
живёт в башне и редко-редко
бьёт
в маленький колокол,

а я
каждую ночь
поднимаюсь на эту башню, а когда
вижу сияющего во тьме: я убиваю его

я — лучник,
спокойный, как сон.


*   *   *



Волчье лыко



так нелепо У нас она цветёт – в апреле!
всё время обращаться к тебе, А мы-то помнили: Парандовского, Куна:

зная,
что тебя нет, что ты – всего лишь Сиринга – тростник, но здесь, сирень — siringa vulgaris.
отраженье меня. Дафна     — Daphna mezereum L.

ни до кого
никогда
не достучаться Почти сразу налево от входа!

сквозь эти зеркала. Есть лишь ты. — Сломай ветку,
— «пережуй лычко»
и всё же надеяться, что
на флагах исчезнувших государств хороша,

когда расцветает!


*   *   *


как неровно вырезаны,
                     — не совпадают края! —
наших жизней
между Медовым Спасом и Яблочным.
у тебя — мужчины с короткими пальцами,
у меня — девушка с длинной спиной,

а яблоки — мелкие, битые градом,
ещё не созрели.


*   *   *


расскажи мне сказку
о кораблях из Магонии, что прилетают,
когда их не ждут,
о котах, имеющих сонный дар,
о себе,
о прелестной закольцованности вопроса:
— если я предавала всех, значит ли это, что я
предам и тебя?


*   *   *


все нехитрые радости этой осени
я увижу:
ведь я живу
в твоих зеркалах

это стоило
половины души и части рассудка,
но теперь —
глазами твоего отражения
я вижу эту осень


*   *   *


запиши
золотыми чернилами
в уголках твоих глаз:
«Я — лучше всех»!

чтобы я
это прочёл


*   *   *


в такую погоду
эти девушки подвержены простуде
и…

приходишь домой, ботинки промокли,
снимаешь влажные носки
и,
словно девочка Алиса в том самом лесу:
у тебя нет уже ни имени, ни


и не греет субстантив:
«любимая»,
всё равно, — тебе холодно!


*   *   *


как неровно вырезаны,
                     — не совпадают края! —
наших жизней
между Медовым Спасом и Яблочным.
у тебя — мужчины с короткими пальцами,
у меня — девушка с длинной спиной,

а яблоки — мелкие, битые градом,
ещё не созрели.


*   *   *


принцессой
или девчонкой из глухой провинции?

маска
нарисована чуть небрежно,
левый глаз — потёк.

и я — в грубо нарисованной:

пинг — пинг —  понг!
считаю пинги:

я проиграл этот сет.
_ __ __ __ __ __
автор прекрасно понимает, что считает
не пинги, а лаги,
но и читателям,
и адресату — всё равно.


*   *   *


Анне Сапегиной


как меняются времена,
а я
не меняюсь вместе с ними.

только раньше на моих пальцах
была золотая пыльца
от папирос
«Герцеговина Флор»,
а теперь:
от плохо покрашенных ручек гробов

Мой домочек
Из шести досочек.
Убаюкай меня,
Матушка родная!

лучше пеплом, туда, вниз по Малой Неве,
с Тучкова моста

я не хочу, чтобы эти
глупые дети
перебирали бы мои кости.


*   *   *


написать роман

о Фриде Кало
— фэнтези, сюр
— куда там Ле Клезиó!
про то, как она
в тридцать первом году
украла в Сан-Франциско китайского ребёнка,
поняв,
что не сможет родить сама…

посвятить тебе


*   *   *


По утрам размышлял на запретные темы,
например, являются ли Его имена Его атрибутами?
Бесконечно ли их число?

...Впадал в ересь информатики,
в теологических целях оперировал теорией множеств.

Типа, душу убил.

А всё, — чтобы лишний раз
не думать о тебе.


*   *   *


осторожно и нежно
иду назад —

а тебе уже исполнилось семнадцать,
и я влюблён,
у тебя под окнами напишу на асфальте огромными белыми буквами:
«Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!», —
ведь мне ещё ничего не страшно

и ничего не страшно…

бросаюсь в день,
как в лестничный пролёт самоубийца


*   *   *


В начале зимы

1.

Быть
рядом с тобою — будто
со скованными за спиной руками,
с повязкой на глазах.
И слышен
только матерок конвоиров.

Это и есть — полное доверие,
масонский ритуал
в подвалах Лубянки.

2

Я забыл, как
двигать пальцами на ногах,
а ты — ещё не забыла, как
двигать моими любимыми пальцами?

а беда состоит в том,
что недобросовестный читатель не
понимает, что
пальцы могут быть,
например,
«на горле».


*   *   *


сегодня вечером, вместо твоего голоса
слушал Гайдна
«Orlando Paladino» — не помог.

иногда
становится страшно настолько,
что спасают только
мысли о тебе.


*   *   *


Op. № 09.319

Как Авва Симеон
через купальню, иду — и вижу: ангелов.
    
Господь даровал мне возможность чуда, —
дал
любящий взгляд!


*   *   *


канун Крещения

так холодно…

зажги хоть свечку, погрей себе ладонь,
…вот так,

чуть левее!

я увижу на просвет
пробелы между пальцами,
и твои тонкие косточки,
и этот безумный розовый свет

пожалуйста,
затепли свечу!


К списку номеров журнала «ПРЕМИЯ П» | К содержанию номера