АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Лия Киргетова

Стук падающей юлы

СТУК ПАДАЮЩЕЙ ЮЛЫ

 

странную сказку за шторами век мне показали сегодня ночью:

если лечь в снег и смотреть на снег – одна из снежинок меня прикончит.

не сразу, конечно, часа через три тонкого нежного белого злого

небо – снаружи – ближе – внутри – дальше нет никакого слова.

думаю, эти ребята не врут, даже если не знают сами:

можно увидеть её маршрут, можно почуять её касанье.

 

глупая сказка, наверняка, но чтоб ясней и еще чудесней,

мне показали того ямщика в степи глухой из народной песни.

вижу, как степь начинает тускнеть, тулуп, телега, лежит, поёт,

прямо в снегу и смотрит в снег, долго смотрит и ждет её.

если лечь в снег и смотреть, смотреть, если лечь в снег и смотреть назад  –

можно запомнить её и спеть, можно увидеть её глаза.

 

странную сказку за шторами век мне показали сегодня ночью

если лечь в снег и смотреть на снег, будет тихо сказочно точно

именно так: прикончит. одна. день – люди – лето – я её вижу:

облако – белый колодец без дна, вот она падает ниже, ниже…

 


Восемь

 

 1

 

В детстве хватало сил

Вечность крутить юлу.

Шорох её оси

На ледяном полу

 

Явно шептал: бежим!

Чудо почти сбылось.

Скорость творила жизнь

Вместо цветных полос.

 

Будто рукой – звезду,

Будто слова – малы.

Но неизбежен стук

Падающей юлы.

 

2

 

Голос – ох, не простынь –

Матери вдалеке.

И тяжелы часы

Батины на руке.

 

В подъезде кошачий хор,

Обшарпанная стена.

Мальчик вышел во двор,

А во дворе – война.

 

3

 

Голос – на связи Тюмень – 

Диктора в новостях.

Ноет спина весь день,

И ломота в костях.

 

Сдали совсем глаза.

Радикулит доконал.

Внуку носки связать,

Переключив канал.

 

4

 

Пока ещё не погас,

Не превратился в дым,

Молись тому, кто сейчас

Считает тебя своим.

 

В небо летел хорал,

В небо летел хорей,

Но бог тебя не узнал

Между других зверей.

 

Будет свет, а потом

Он, отворив врата,

Спросит: мальчик, ты кто?

Бабушка, вы куда?

 

5

 

Живому стоит прочесть

Местные буквари.

Серый живет здесь шесть

Месяцев, а не три.

 

Осень близка уму

Кисть выбирает крыть

Серым и потому –

Не переубедить.

 

Так оседает груз

На крыле мотылька,

Так исчезает вкус

С кончика языка.

 

Будто бы врать устав,

Серый ставит печать.

Скоро уйдут цвета,

Жёлтым подав на чай.

Тот кто рожден зимой –

Один, Ньёрд или Тор.

И недоверчив мой

Взгляд из окна во двор.

 

6

 

Каждый герой – мертвец,

Каждый убит людьми.

Жанна пасёт овец

На холмах Домреми.

 

Че берёт стетоскоп,

Мартин читает псалмы,

Ной не верит в потоп,

Бухаем на кухне мы.

 

После второй решим

Следовать своему.

Только, поверишь, им

Подвиги ни к чему.

 

Стёрт последний абзац

Главного букваря:

Кто умирает за,

Тот умирает зря.

 

7

 

Яков, Пётр, Иоанн

Выбрали тихий грот.

Ты доверяешь сам

Тем, кто в саду уснёт.

 

Души слабее тел.

Сбрасывая балласт,

Ты доверяешь тем,

Кто всё равно предаст.

Веры слепой патруль

Путает тьму и свет.

Ты доверяешь руль

Тем, кто свернёт в кювет.

 

Неглубока вражда

Стада и пастуха –

Смирно сидеть и ждать

Третьего петуха.

 

8

 

Можно тянуть свой крест,

Только кресту – плевать.

Ведь переменой мест

Сумму не поменять.

 

Ну а всего больней

То, что, уйдя в отказ,

Разум прошепчет мне

Пару бессвязных фраз.

 

Кактус, синицу, дом,

Чьё-то лицо – пятном –

Всё, что покажет он

Вспышками перед сном.

 

9

 

Жук по песку ползёт,

Буду за ним след в след

Перебирать песок

Ещё тридцать восемь лет.

 

Мерзостно быть людьми.

Впрочем, не в первый раз

Мы уничтожим мир,

Мир уничтожит нас.

Просто найти предлог,

Ведь, создавая ад,

Каждый не одинок,

Каждый не виноват.

 

Та, что обречена,

В памяти сохранит

Гения, чья вина

Громче заговорит.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К списку номеров журнала «АРТИКЛЬ» | К содержанию номера