АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Олег Бабинов

Переводы

Уильям Батлер Йейтс (1865 - 1939)


 


Эй грустит о небесных шелках.




Если б дал небесных мне Бог шелков,


На которых золотом вышит свет,


Ярких, тёмных и матово-синих шелков,


Где ночной и дневной, и меркнущий свет –


Я б стелил те шелка у твоих ног.


Но не дал мне Бог ничего, кроме грёз


И я грёзы стелю у твоих ног –


Будь нежна, ступая на шёлк моих грёз.


 


Горечь любви.




Гам воробьёв на утренней заре,


и свет луны и звёзд в канун зари,


и листьев перекличка во дворе


скрывают вечный, горький крик земли.


 


Но ты пришла с печалью на губах


и принесла всю горечь слёз людских,


всю скорбь, что ты нашла в былых веках,


всю грусть, весь тяжкий груз судов морских.


 


И вот уже войнушки воробьёв,


свет белых звёзд, творожный лунный блик


и пение листвы со всех краёв


дворане глушат вечный, горький крик.


 


 


Леди Огаста Грегори (1852 - 1932)


 


Юный Донэл




прошлой ночью мой пёс говорил о тебе


и бекас говорил на болоте своём


одинокою птицей пролетал ты в лесу


и не свить гнезда тебе без меня


 


а ведь ты обещал и не стыдно врать


что будешь моим пригнав отару домой


я звала тебя плакала триста раз


да нашла только блеющую овцу


а ведь ты обещал да под силу ль тебе


о серебряной мачте золотую ладью


 


дюжину ярмарочных городов


белокаменный терем на бреге морском


 


а ведь ты обещал да не в силах свершить


перчатки из кожи гадов морских


туфли из кожи небесных птиц


шелка из далёких восточных стран


 


без тебя прихожу к колодцу своей тоски


без тебя говорю ему о тебе


без янтарных прядей твоих мой друг


вижу Божий мир таким пустым без тебя


 


в воскресенье себя тебе отдала


в воскресенье перед Седмицей Страстной


на чтении Христовых Страстей


пылала страстью к тебе одному


 


ведь учила ж мать избегать тебя


хоть сегодня хоть завтра да и в Светлый День,


опоздала она с ученьем своим


что за прок в замкЕ коль ограблен дом


 


как терновник сердце моё черно


как тот уголь что в горне у кузнеца,


как подошва старого башмака


без тебя кромешна судьба моя


 


это ты украл у меня восход


это ты украл у меня закат


всё что было раньше и то украл


и украл всё то что будет потом.


 


это ты украл у меня луну


ты и солнце теперь у меня украл


без тебя так страшно и я боюсь


что и Бога ты у меня украл


 


 


Возмущение против любви.




Три демона сердце гложут моё –


я пуст, не владею – увы! – ничем.


Первый демон – хворь, а второй – любовь,


а третий демон – в кармане дыра.


 


Бедность взяла рубаху мою,


мои башмаки и мои штаны.


Болезнь забрала сноровку ума,


силу рук и проворство ног.


 


Любовь же оставила меня тлеть:


я теперь уголёк, я – болотный торф,


а она  – как простуда, как кашель, как жар,


прОклятей всех проклятий земли.


 


Беспросветной нищеты злей


демон по прозванью Любовь.


Если б и молодость смог вернуть –


не целовался бы, не целовал.

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера