АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Залман Шмейлин

Избранные. Стихотворения

Закончил Львовский Политех. В Австралии с 1996 года. Печатался в различных российских и русскоязычных изданиях. Публикации: «День литературы», «Дон», «Лауреат»,  «Интеллигент», «Новая Немига литературная», «Альбион», «Острова», «Витражи», «Арфа  Давида», «Австралийская мозаика», «45-я параллель», «Крещатик», «Белый ворон», «Золотое руно» и др. В 2012 году вышла книга стихов и прозы «На костре своих строчек...». В 2015 вышел поэтический сборник «Нам выбор дан...». Финалист конкурса «Пушкин в Британии» 2007, 2012 гг., «Серебряное перо Руси» 2014 г., Лауреат премии «Герой нашеего времени» 2015; Литературная премия им. Вениамина Блаженного 2014 г.Медаль журнала «Крещатик» 2015 г.


 


ИЗБРАННЫЕ




Начинали на плечах гигантов –


Уегипетских жрецов, халдейских магов.


Сам всевышний выдавал нам гранты,


Несмотря на вопли и зигзаги.


 


Быть первее первых не хотели –


Так любили плотское, мирское.


Но всевышний что-то там затеял,


Как ковчег спасения для Ноя.


 


Мы в себя впитали, словно губка,


Всех грехов по паре, всех печалей –


Так всевышний целовал нас в губы –


Рисовал лазоревые дали.


 


Видно, там важнее, чем геройство –
Удержать до старости наивность.
Возмужав, теряют это свойство,
Мы ж, как Ной, храним его под ливнем.


 


***


Был потоп – всемирная помывка,


Месячник очистки от увечий –


От заслуг, регалий шитых лыком.


Чтоб потом попробовать от печки.


 


Продвигаться ощупью, по крохам –


Отошли моря, остались лужи.


Жить в грехе – невероятно плохо,


Без грехов – невероятно хуже.


 


И уж вовсе не было секретом –


Чтобы не погрязнуть в лицемерье,


Тайное должно быть без ответа,


А душа жива, пока в сомненьях.


 


Но сложилось точно по-земному:


Не любили, ох, как не любили –


Нелюбовь неслась от дома к дому –


Гнали тех, что родились другими,


 


С внутренним зарядом непокоя.


Говорили, что, жиды, вам нужно?


Может быть, и не было потопа,


Выдумки – про море вместо лужи.


 


***  


Небо в тучах, за птичками гонится


Моя сучка – то взад, то вперед.


Редко-редко покажется солнце,


Только выйдет – и сразу зайдет.


 


В парке запах травы свежескошенной,


Ты вприпрыжку и он за тобой.


А в мозгах интернетное крошево


И с нетленками чистый простой.


 


Новый Год наступил. По-хорошему,


Ты как в детстве чего-нибудь ждешь.


Вот бы пару идеек неношеных,


Как блестящая пара калош.


 


***


А сегодня прямо с утра – роса.


Поводок упал на траву и сразу промок.


Словно в вату падают голоса,


На Кинг стрит резко скрипнул трамвай и тут же умолк.


 


Прошуршал широкими шинами фо вил драйв.


Впереди разгорается красного неба клок.


Почему-то с досадой вспомнился рыжий Трамп,


Словно я сижу в школе, не выучивши урок.


 


В ритме сердца пульсирует краун на казино,


Стоэтажный подрос со вчерашнего на сажень,


И на ум приходит назойливое одно –


Для прикормленных варваров стоящая мишень.


 


***


О нашей говенной, с порога корявой жизни


С придыханием, или никак.


Завидущие – отведи совиные,


Неудачу приму как дорожный знак.


 


И с азартом, словно снимая пенку,


От карапузства, от первой шкоды


Коллекционирую как нетленку –


Свою несуразность, свои проколы.


 


Досада пройдет, остаются сюжеты


(Не спотыкнешься – проскочишь мимо),


Как звезды с неба – на эполеты


И как микстура от постной мины.


 


*** 


Я устал от наплыва сплошного вранья


Левых, правых, проснувшихся русских,


Белокожих, цветных как ночная заря,


Уравнявшихся, сытых и тусклых.


 


Пошатнулся боец в виртуальной борьбе.


В бога мать, в Моисея и в Иссу!


Я устал с ними спорить до крика – в себе,


С бесконечным количеством истин.


 


Я в окопе, я полузасыпан во рву,


В небе щерится месяц двурогий.


Мне достался неважный наставник-гуру,


Сам себя предпочел я из многих.


 


Я разорван на части, меня не собрать.


И мне даже по нраву, мне в радость,


Что молва продолжает меня обвинять,


Где бы что ни случилось, ни сталось.


 


Я устал возражать, соглашусь, так и быть:


Это я – корень вашей тревоги.


С любопытством прочту, что успел натворить,

Пребывая на должности бога.

 


***


Желтый лист планирует под ноги–


Это осень – в чем ее винить,


Это время выспренной эклоги,


Время разглагольствовать и пить.


 


Время перебежек по былому,


Реконструкций в розовых тонах,


Нежно гладя пасторальным словом


Что минуло, память запятнав.


 


Это время возражать лениво.


Все бывает – осень убедит.


На тарелке яблоки и сливы;


Чайник астматически хрипит.


 


Чашки, блюдца, все как прежде, только


Осень жизни – сладкого ни-ни.


 


Все по рациону, все по долькам,


Все тесней один к другому дни.


 


Все длиннее сумерки и ночи,


Все дороже встречное тепло.


Важное приходит между прочим,


А случайность, вроде, – поделом.


 


Все обременительное смылось


Струями прохладного дождя.


Ничего, что главное случилось


Где-то в прошлом, где-то загодя.


 


ДОРОГА К ХРАМУ




Все начинают с того, что мама


Старательно моет раму,


А Таня – мячик


Роняет в реку в слезах горячих.


А дальше – дорога,


Одна из многих –


То влево, то вправо, то криво, то прямо.


Итог же величественен и прост.


Любая дорога приводит к Храму,


К Храму, который там, где погост.


 

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера