АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Игорь Бирюков

Правильные стихи

Образование – актёр. Работа – креативный директор. Хобби – написание в рифму. Опыт – три года. (Уже почти четыре!)   Пожелание – добра и мира. Тексты – ниже...


 


СМЕРТЬ ГУМИЛЁВУ                                                                                                                                                                        "...И с тобой мы встретимся в раю" (Николай  Гумилёв. «Смерть». 1905 г)



Гумилёв, не глумитесь над смертью. Я не глупа.
Покурить? Я не против. Стрельните мне у стрелков.
Это место ужасно. К нему зарастёт тропа.
Что ж, не всем светит Чёрная речка и Петергоф.
Я красивая с Bами, хотя я страшней войны.
Говорят, что костлява. Вдобавок ещё коса.
Мне приятно, что Bы благородно со мной “на Bы”.
Улыбаетесь искренне, не отводя глаза.
Я бываю нелепа, внезапна, легка, добра.
Но поверьте, мой милый, меня убивает быт. 
Вот идёшь, словно мусор выбрасывать из ведра,
А вокруг завывают: За что? Почему? Убит!
К Bашей Анне я, кстати, приду в шестьдесят шестом.
Это будет старушка. И лучше бы не смотреть.
Вам же так повезло: молодым, и почти Христом.
Гумилёв, я ревную. Я женского рода смерть.
Вы, конечно же, слышали: Блок отошёл на днях. 
У меня Маяковский с Есениным в очередях.
Но они не моё: эпатаж, моветон, сумбур.
Что-то косит поэтов. Простите за каламбур.


Ладно. Яму Bам вырыли. Это почти финал.
Через пару минут тут начнут убивать, шуметь.
Вы умрёте шикарно. Так даже чекист признал.
Гумилёв. Я расплачусь. Я женского рода смерть.


 


P.S.


Я люблю Bашу «Смерть» и цитирую наизусть.
Я хотела бы жить с Bами вечно на озере Чад.
Вам смешно, Гумилёв, а я снова за Bас убьюсь.
Говорят, Bы бессмертны. Не знаю. Так говорят.
*Чекист расстрельной команды: "– Да... Этот ваш Гумилев... Нам, большевикам, это смешно. Но, знаете, шикарно умер. Улыбался, докурил папиросу... Фанфаронство, конечно. Но даже на ребят из особого отдела произвел впечатление. Пустое молодечество, но все-таки крепкий тип. Мало кто так умирает..."


 


ПРАВИЛЬНЫЕ СТИХИ


                                      


Ты нужен своей стране,


                      чтоб молча держать ружьё.  


Не важно: Непал, Уэльс, Страна просветлённых Оз.


Здесь реет, как гордый стяг, нестиранное бельё


В крови твоих праотцев времён революций роз.


 


Ты нужен своей любви, 


                     пока в тебе есть запал,


Пока ты – полночный взрыв, способный её накрыть.


Как нежно свербят внутри осколки желанных жал,


Которые выпускал, чтоб в ненависти любить.


 


Ты нужен своим богам, 


                     пока ты не встал с колен,


Пока у тебя в ушах шуршат муравьи молитв.


Почувствуй свободу там, где все отдаются в плен


И где заключают мир, друг друга сперва убив.


 


Ты нужен своей душе,


                    пока она ищет мысль


И смысл, что наполнит жизнь и даже последний вздох.


Но ты не увидишь как Душа отлетает ввысь,


Пока её держат здесь Страна, и Любовь, и Бог.   


 


 


 


HEMINGWAY И ЕГО ДРОБОВИК   


 


– Хэм, займите свой мозг, вычисляя дробь!
А иначе ваш ум умирает, Хэм.
– Док, у вас в документах и хворь, и скорбь...
У меня же в уме лишь одно: Зачем?
– Хэм, примите, пожалуйста, порошок.
Я не рад радикально менять процесс...
– Док, вы верите в чёртов электрошок?
Вы наивней, чем Джоуль, Ампер и Герц.
Вы стираете памяти капитал.
Даже буквы не помню от процедур.
Видит Бог, я до гроба не забывал
Подлецов, мудрецов и наивных дур.
Ваша клиника не выбивает клин.
Ваши методы метят, увы, в висок.
Трижды сплюньте на мой мимолётный сплин.
Карантин навсегда отмените, Док.
Паранойя? Нелепо-смешно звучит:
Пара Ноя покинет навек ковчег.
Док, зачем вам пытаться меня лечить? 
Хэм и Хам — это сдвоенный человек.
Для чего он засел глубоко внутри?
Как маньяк, что в меня без меня зашёл.
Мы идём на охоту на раз-два-три.
И у нас на двоих этот общий ствол.
Док, я знаю, вы завтра войдёте в дом,
Чтоб собрать мой разбросанный мозг в пакет.


Скорбный колокол, тот, что: «по ком, по ком...»
Вдруг заткнётся впервые за много лет.
Кончен праздник, который всегда Париж.
Я прощаю оружие, бомбы, нож.


Человека, я думаю, не победишь,
Даже если в себе ты его убьёшь.
P.S.


Видит Бог, я старался, мой Док, как мог.


Но старик утонул в море прочих книг.


Я-то думал убийственным будет слог.


А они моим именем – дробовик...



ОН ONE БОГ




Он –One Бог.
А мы все в его поле подсолнухи.
Он вам – Гог.
А кому-то, увы, пустота.
Мы небесных царей
Непослушные ушлые олухи.
Мы теряем детей
Просто так.
Просто так.
Просто та...
Он вам – Бах.
То ли выстрел, а то ли признание,
Чтоб от шёпота тихого
Хлынула кровь из ушей.
Это будет не три, и не два, и не раз –
Растерзание.



Будет чинная ночь
Перочинно коротких ножей.
Он вам – По.
По колени,  по горло, по колокол.
Наколол свои тексты
Отчаянно страшным тату...
Ежедневно он жжёт
Всё, что нам кровородно и дорого,
В этом самом обыденном
И неприметном аду.


 


ДЬЯВОЛЬСКИ ХОРОШИЕ СТИХИ. ОТ АВТОРА




Всё чаще и чаще встречаю тебя в преисподней.


Ты в той же исподней, дырявой от пули рубашке?


Прости за иронию... Да... Жарковато, пожалуй, сегодня...


А черти смеются.  Мы все для них клоуны, Саша.


 


Жена мне всё реже и реже кидает сюда переводы,


И крики «Люблю!» уже не принимает на веру.


И, дура, рожает стихи, осушив отходящие воды.


Обиделась, что я убил её в ревности к Шарлю Бодлеру.


 


Я – строчка за строчкой – теряю последние силы.


Вчера сдуру взял и закончил за Гоголя «Мёртвые души».


А он всё хандрил и стонал: – Это невоскресимо!...


Мои бы слова да прямёхонько Господу в уши...


 


Ты знаешь, мне жалко всех тех, для кого это только работа.


Пусть Фёдор Михалыч оформит на них опекунство.


А я, так и быть, попишу за него «Идиота»,


Иначе какой идиот сможет взяться за это занудство.


 


Ты думаешь мне не обидно вот так: литрабом в одиночке?


Вы сами могли только вексель, стишочки в альбомчик гусыне.


Но каждому выдумай стиль и особенный авторский почерк...


А ты только разик и вспомнил случайно о Сукином сыне.


 


Смотри, как "Онегина" девочка полузабвенно читает...


Сказать ей, кто автор?...Не бойся, я, право, не выдам секрета.


...Там кто-то стучится?... и душу в заклад предлагает?


Пошли его к Богу! Мне дьявольски осточертело всё это!

К списку номеров журнала «Слово-Word» | К содержанию номера