АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Фокеев

Високосные дни в Коктебеле. Стихотворения

Окончил Нижегородский (Горьковский) государственный университет,                     кандидат химических наук. Литературная деятельность связана, главным об     разом, с переводами на русский язык англоязычной (У. Шекспир, Р. Сервис, Т.   Хьюз, У. Уитмен, Р. Фрост и др.) и финской поэзии (Эйно Лейно, Пяйви Ненонен).       

Также занимается переложениями старинных народных былин и сказок.

 Публикации: альманахи «Созвучье муз» (Германия), «Арфа Давида» (Израиль),         «Интеллигентный сезон», журнал «Иные берега Vieraat rannat» (Финляндия),        литературно-публицистическое издание «Провинциальный интеллигент».

Дипломант бронзовой (2013) и серебряной (2015) ступени Международного конкурса перевода «С Севера на Восток» (Финляндия). Награжден почетными дипломами Международного фестиваля «Арфа Давида» (Израиль), почетной грамотой Международного общества пушкинистов (США), дипломом за второе место в   Международном фестивале «Интеллигентный сезон» (2016) в Крыму. Родился и живет в Нижнем Новгороде.

 

Профиль

 

За окном ароматы хвои

От растресканных шишек туи,

У ограды цветные обои

И античная блажь статуи...

Там дорогами взрытые вены

Открывали останки столетий,

Здесь из шумной прибережной пены

Возвышался великий Прометий.

Головой упираясь в скалы,

Расстилаясь по глади моря,

Он вскрывал в небеса порталы,

С окружающей явью споря.

И сливались в единстве цепи

Киммерийская суть истока,

И величье духовной крепи,

И широкая мощь Востока.

 

Могила

 

Пишу не поперек листа, а вдоль,

Мне не хватает места уложить все строки,

Я на вершине впитываю соль,

Стирая в прах душевные пороки.

Мне не хватает места уложить поток

Прозревшего и скорого сознанья.

Здесь на вершине бьет в набат исток,

Питающий основы мирозданья.

Здесь волны ветра строят резонанс

С духовными остывшими струнами,

И переходит явь в глубокий транс,

Объятая безудержным цунами.

 

Восхождение

 

Волна воздушного прилива

Меня несет к безлюдным склонам,

И чайки кружатся пугливо,

Привычных вод не видя лона.

Объем небес рисунок неба

Теряет, волнами размытый,

В потоке плавном хоровода

Вода парит с небесной свитой.

Прилив небесный освещает

Долины квантовым узором,

В причудах света тени тают

И меркнут за пределом взора.

Лишь киммерийская луна,

Сквозя наводит луч устало

На всё, что было, есть и стало

В застывших акварелях сна...

 

 

Начало дня

 

Чуть слышимый шелест открыл непослушные веки,

Глаза наполнялись неспешною поступью утра,

И время пускалось назад будто с севера реки,

Не волей земли, но лишь мыслью нелепой и утлой.

Пространства застывший кристалл рассыпался на шторах,

Звеня и роняя вокруг беспокойные кванты,

Восток задувал ночники на вселенских просторах,

И день укреплял паруса, устремляясь на ванты.

 

 

 

Безветрие

 

И что есть смерть? Стоячая волна,

Апофеоз застывших равновесий.

Так в смене фаз превечная луна

Являет нам пример загробных сессий.

И что есть смерть? Окостенелость слов,

Застывшая в пульсации движенья,

И двигателя вечного рожденье,

Как символа вне жизненных основ...

Но, камень брось на гладь недвижных вод —
В окружье волн исчезнет код застоя,

И, отраженный кратно их обвод,

Нарушит равновесие покоя.

К списку номеров журнала «ИНЫЕ БЕРЕГА VIERAAT RANNAT» | К содержанию номера