АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ирина Пересада

Вторая жена

 

1

 

Алиса бодро улыбалась, но что-то вымученное и напряжённое было в её улыбке. Голова держалась неестественно прямо, руки теребили конец пояса, глаза смотрели вниз. Она рассказывала о чём-то весёлом, но в голосе то и дело проскальзывали истерические нотки.

– Алиса, что произошло? – спросила Анна, психолог, на приём к которой Алиса спешно записалась сегодня утром. Этот простой вопрос вызвал шквал всхлипываний и рыданий. Наконец, женщина смогла произнести сквозь слёзы:

– Он собирается жениться.

Алиса была хороша собой. Густые пепельные волосы всегда были уложены в «художественный беспорядок», и эта тщательная небрежность придавала Алисе юный озорной вид. Тёмные прямые брови над светло-голубыми глазами, длинные ресницы, тонкий прямой нос и полные чувственные губы складывались в запоминающееся лицо. Алиса всегда носила каблуки, несмотря на свой рост, и в толпе она на целую голову возвышалась над всеми. Её стройная, пожалуй, несколько худоватая фигура и всегда изысканный наряд притягивали взоры как мужчин, так и женщин. Алиса выглядела лет на тридцать-тридцать пять, несмотря на то, что уже давно перешагнула сорокалетний рубеж. У неё было трое детей – старшая дочь двадцати двух лет окончила институт и уже готовилась к свадьбе, средняя, самая активная и непредсказуемая, была в выпускном классе школы.  Сыну же было всего десять лет, поэтому слова Алисы насчёт женитьбы к нему относиться не могли. Муж Алисы работал в какой-то крутой иностранной фирме, получал приличные деньги и достойно содержал семью. Мать давно умерла, а отцу было под восемьдесят. По логике, ни муж, ни отец также не могли собираться жениться.

– Алиса, кто собирается жениться?

– Муж…

– Вы разводитесь?

– Нет, – она снова всхлипнула. Анна протянула стакан воды:

– Выпейте.

Алиса, стуча зубами о стекло, залпом проглотила воду.

– Он хочет взять вторую жену.

– Куда?

 

– К нам в дом, – она снова зарыдала. Горе её казалось безмерным, а истерика могла бы продолжаться долго, но психолог быстро привела её в норму. Алиса глубоко вздохнула и заговорила уже спокойно.

 

2

 

– Два дня назад после ужина Рауф поручил дочерям прибраться на кухне, а меня повёл наверх в нашу спальню. Он вёл меня так торжественно и бережно, что я почувствовала себя снова невестой перед первой брачной ночью. Хотя, вы знаете, что наша первая ночь была утром и задолго до свадьбы.Когда мы вошли в спальню, я ахнула – наверное, все мои розы из сада были срезаны и расставлены в вазах по всей комнате. Запах стоял одуряющий. Я растерялась, стала вспоминать, может, я забыла годовщину какого-то важного события из нашей жизни? Не похоже, тем более что муж никогда не помнит дат, я сама напоминаю ему о них. Дело было явно в чём-то другом. Рауф включил музыку – моего любимого ФаустоПапетти с его божественным саксофоном. А потом он был так нежен, так ласков, а наша близость наполнена такой новизной, что я забыла обо всём на свете. Я и не подозревала, что муж мой может быть так безудержно изобретателен в сексе. А какие слова он говорил! За все годы нашей жизни я не слышала ничего подобного! Потом он стал обрывать лепестки роз и осыпать меня ими. Мы танцевали с ним обнажённые, прижавшись друг другу, мы шептали какие-то чудесные глупости, мы любили друг друга много раз то страстно, то нежно. Это была волшебная феерия, за которую я мысленно благодарила Бога, а вслух – уже безумно-любимого мужа. Я тогда спросила себя: «Алиса, как ты можешь быть хоть в чём-то недовольной этим мужчиной? У него просто нет недостатков, а если и есть где-то там, то они не имеют ни малейшего значения». О, Боже! Как я ошибалась, как скороспелы были мои выводы! К середине ночи мы спустились на кухню, взяли еду, вино, сладости, фрукты и снова поднялись в спальню. В этой комнате у нас есть балкон, который выходит в сад, здесь мы и сели перекусить.  Рауф обнимал меня одной рукой, а второй кормил спелой черешней. Я так была увлечена нашей игрой «отними ягодку», что не сразу поняла, о чём он говорит. А он зачем-то рассказывал о какой-то Фатиме из соседнего отдела на работе. Я стала прислушиваться. Фатима, оказывается, была очень красивой, очень умной, прекрасно воспитанной, с хорошим вкусом, с хорошим чувством юмора и с хорошей зарплатой.

– Она тебе обязательно понравится, когда я вас познакомлю.

– А зачем мне с ней знакомиться?

 

 

– Я собираюсь взять её в жёны, – я засмеялась, приняв это за шутку. – Я говорю серьёзно, милая, я хочу взять её в жёны.

– Рауф, не дури, пойдём спать.

И мы пошли спать, и заснули, обнявшись среди розовых лепестков под пение сверчков в саду.

Утром он разбудил меня поцелуями.

– Рауф, суббота же, давай поспим.

– Лисочка-Алисочка, мы вчера не договорили.

– О чём?

– О женитьбе.

Я почему-то решила, что он говорит о замужестве дочери.

– Ну сколько можно обсуждать!Уже назначен день свадьбы, всё готово.Что ещё с утра пораньше?

– Во-первых, уже не рано – девять часов, а во-вторых, я говорю о своей женитьбе. Мы вчера начали разговор.

Сон мгновенно улетел. Я села на кровати. Вокруг всё было так же красиво, только лепестки роз немного увяли. Муж смотрел на меня влюблёнными глазами.

– Знаешь, я не совсем понимаю твою затянувшуюся шутку. Что за женитьба? Ты хочешь, чтобы мы развелись, и ты потом женился?

– Нет, зачем нам разводиться? Нам же хорошо друг с другом. Я просто хочу взять вторую жену.

– Как –просто? А я?

– Алиса, я же мусульманин. А у мусульманина может быть до четырёх жён.

– С условием, что остальные жёны согласны, что муж берёт ещё одну жену, – я озвучила вдруг откуда-то всплывшую информацию.

– Ты разбираешься, –сказал он с уважением.

– Рауф, но мусульманин ты недавно, всего два года как совершаешь намаз.

– Это не имеет значения. Важно другое – ты будешь согласна, чтобы я взял Фатиму в жёны?

– А зачем?

– Чтобы былоразнообразие в жизни.

– Рауф, а сегодня ночью было совсем скучно?

– Сегодня было восхитительно, – и он потянулся губами к моей груди.

– Так, стоп. Не вали всё в одну кучу. У меня и так голова плывёт. Ты специально устроил эту… эту… оргию ночью, чтобы …

– Чтобы ты дала разрешение.

Какое низкое коварство, – я с размахом ударила его по щеке, –полуживого забавлять…

 

 

Я дала ещё две пощёчины, и он со смехом упал на кровать. Я выдернула у него из-под головы подушку:

Ему подушки поправлять, печально подносить лекарство, – я схватила бокал с остатками вина и вылила ему на голову.

Вздыхать и думать про себя: КОГДА ЖЕ ЧЁРТ ВОЗЬМЕТ ТЕБЯ? – Я стала колотить его подушкой. Он не сопротивлялся, а толькоуворачивался, смеясь.

Я немного успокоилась.

– Муж мой, ты всё же шутишь?

Он сел на кровати, взял меня за запястья и холодно глядя прямо в глаза, произнёс:

– Алиса, пойми, я не шучу! Я собираюсь жениться на Фатиме. Я прошу твоего разрешения – как у первой жены.

– Мне надо подумать. Дай время – три дня, – я не смогла ничего придумать получше, но он сразу повеселел.

– Это другой разговор, умница. А такие оргии я буду устраивать нам часто. Мне понравилось.

– Чтобы получить разрешение на остальных двух жён?

– Не язви, пожалуйста. Тебе это не идёт. Мы с твоим отцом до понедельника едем в район, у нас дела на пасеке, – пчеловодство было их новым увлечением.

– Сегодня истекают три дня. И я не знаю, что сказать,– снова всхлипнула Алиса, с надеждой глядя на психолога.

– А что вы хотите сказать?

– Послать его ко всем чертям.

– Вы хотите развестись?

– Нет, конечно. У нас есть несовершеннолетние дети.

– Вы хотите, чтобы он исчез из вашей жизни?

– Почему?!!!

– А что значит – послать ко всем чертям?

– Я хочу, чтобы у нас было всё по-прежнему.

– Теперь я начинаю понимать: послать к чертям – это оставить всё по-прежнему.

– Забавно, – Алиса заулыбалась. – Я хочу, чтобы Фатима исчезла из нашей жизни. Из жизни Рауфа и из моей жизни.

– Алиса, вы сказали, что Фатима – это красивая, умная, обеспеченная женщина. Я предполагаю, что она влюблена в вашего мужа. Но настолько ли, чтобы стать его второй женой? И знает ли она, что у него есть действующая жена и трое детей? И вторая жена обычно живёт в одном доме с первой. Насколько это приемлемо, не говорю для вас, – для неё?

 

 

Алиса задумалась. По её проясняющемуся лицу было видно, как у неё в голове логика постепенно побеждает эмоции. Наконец, она сказала:

– Я поняла. Я знаю, что делать.

 

3

 

Через неделю Алиса снова сидела в кабине психолога и рассказывала.

–В понедельник мужчины вернулись с пасеки. Муж, улучив момент, когда мы остались наедине, прямо спросил:

– Алиса, что ты решила насчёт Фатимы?

– Рауф, я хорошо подумала. В принципе, ничего невозможного нет. – О, видели бы вы лицо этого негодяя–он просиял! – Но есть несколько моментов, которые я хочу прояснить. Фатима знает, что ты влюблён в неё?

– Да, я говорю ей об этом каждый день во время обеденного перерыва, – в этот момент я хотела задушить его, но сдержалась.

– А она влюблена в тебя?

– Да, конечно, а как может быть по-другому? – он взглянул в зеркало и победно улыбнулся. У меня действительно очень красивый муж.

– Вы уже спали с ней?

– Как можно! Она честная женщина! –У меня гора упала с плеч, я возблагодарила Господа за то, что на свете ещё встречаются честные женщины, и, кажется, начала симпатизировать Фатиме.

–Ты уже делал предложение Фатиме?

– Нет, я жду твоего ответа.

– А что ты сделаешь, если я откажу?

– Буду тебя уламывать, пока не согласишься.

– Так же, как той ночью?

– Можно и так, но у меня есть и другие способы.

– Прошлый способ мне очень понравился. В дальнейшем, если захочешь меня о чём-то попросить, можешь смело использовать его опять. А я могу поговорить с Фатимой? Ты сказал, что она мне понравится. И потом, нам же жить в одном доме.

– Почему в одном доме? Вы останетесь на даче, а Фатима будет жить в нашей городской квартире.

– Рауф, все жёны мусульманина живут вместе. А иначе это будет любовница, а не жена.

– А что скажут наши дети?

– Ты скажешь правду, всё как есть. Ты жене сможешь лгать им?  Они должны понять, что папе стало мало их мамы, и он хочет кого-то ещё.

–А что скажут родственники жениха нашей старшей дочери?

– Они тоже мусульмане, и они должны понять. И, если ты принял решение, почему ты должен оправдываться и опасаться чужого мнения?

– Ну, это всё как-то … ново для меня.

– Знаешь, для меня тоже. И потом, я же не мусульманка, а христианка. А у христиан многожёнство – грех.

– А если тебе сменить веру?

– Дорогой, давай решать вопросы по очереди. Первый – твоя вторая жена. Второй – моя другая вера. Не будем смешивать. Когда ты хочешь сделать предложение Фатиме?

– Может, после свадьбы дочери?

–Свадьба ещё через полтора месяца. Зачем тянуть? Давай на этой неделе. Но повторяю – я хочу с ней поговорить.

– А что ты ей скажешь?

– Поверь мне, ничего дурного. Я хочу с ней познакомиться на правах старшей жены.

– А как это сделать?

– Ты пригласишь её в ресторан. Сделаешь предложение. А потом позвонишь мне. Я тоже буду в этом ресторане, но в другом зале. И после твоего звонка подойду к вам. Заметь – не до, а после. Я не буду тебе мешать.

Потом мы с ним обговорили время и место встречи. Я выбрала один из самых дорогих ресторанов, в котором было несколько залов. Также обговорили меню, вина, даже его костюм. Интересно, что когда речь шла о вине, муж напрочь забывал, что мусульманам пить хмельные напитки возбраняется, а я никогда не напоминала ему об этом. Потом он позвонил Фатиме, чтобы уточнить какой вечер она сможет провести с ним. Как я хотела стукнуть его по голове тяжёлой хрустальной вазой во время этого разговора! Но проснувшаяся во мне стерва заставила взять себя в руки. Затем мы позвонили в ресторан и заказали столики.

– Знаешь, Алиса, я так тебе признателен за твою помощь и понимание!

И я ему позволила выразить свою признательность в спальне. Он очень старался, но без розовых лепестков мне не хватило романтики.

 

День встречи я провела в спа-салоне. К вечеру я выглядела настолько молодо и сногсшибательно, что сама не поверила зеркалу, отражавшему ослепительную красавицу. Наряд я подобрала заранее – жемчужно-серый костюм и тёмная шёлковая блузка, первая пуговичка которой начиналась там, где заканчивалась ложбинка груди. Скромно, со вкусом, но очень сексуально. Мужские восхищённые взгляды, когда я покидала такси и входила в ресторан, придали мне уверенности и раскованности. В голове даже промелькнула мысль «второй муж – очень неплохая идея», но я осадила себя. Я заказала салатик и вино, расслабилась в удобном кресле, улыбалась миру и ждала звонка мужа. Примерно через час позвонил Рауф. Он торжественно произнёс:

– Алиса, тебя проводят к нашему столику. Мы ждём.

Я сразу увидела их в соседнем зале. Мой сияющий муж и симпатичная довольно молодая женщина рядом с ним. Официант в этот момент ставил на стол третий прибор. Я подошла к столику. Это был первый миг торжества. Фатима – вероятно, от моего неотразимого вида – округлила глаза, а муж встал, открыв рот.

– Знакомьтесь: Алиса – Фатима. – Он представил нас только по именам, ничего не объясняя. Я сердечно пожала ей руку и села за стол. Рауф тихо прошептал в ухо:

–Великолепно выглядишь, умница.

– Мне так приятно с вами познакомиться! Муж столько хорошего рассказывал о вас! – сказала я, глядя ей в глаза. Фатима смутилась.

– Мы знакомы с вашим мужем?

Вот это да! Он даже не сказал, кто подойдёт к столику. Тем лучше.

– Я очень люблю людей с чувством юмора. Конечно, знакомы. А кто это, как вы думаете? – показала я на Рауфа.

– Мой жених, он только что сделал мне предложение, –Фатима протянула руку с красивым кольцом на пальце.

– Ну да, и мой муж. – Фатима растерянно переводила глаза с меня на Рауфа. Потом с надеждой произнесла:

– Бывший?

– Почему бывший? Настоящий. Мы женаты уже двадцать три года. У нас трое детей. Старшая дочь через полтора месяца выходит замуж.

– А я?

Я изумлённо посмотрела на мужа:

– Рауф, ты ничего не сказал Фатиме? Ты не сказал ей, что хочешь взять вторую жену? – у меня хорошо получалось сыграть недоумение, но было искренне жаль Фатиму. Она сидела словно оглушённая.

– Вторую жену? Это меня?..А вы? Вы согласны?

Я притворно вздохнула.

– Фатима, Рауф – мусульманин, он может иметь до четырёх жен. Желание мужа – закон для жены. И вы действительно мне понравились, – здесь я не лгала.

– Это правда? – Фатима обернулась к Рауфу. Он внимательно следил за разговором и её реакцией.

– Да, дорогая. Алиса – очень добрая женщина, вы обязательно поладите.

– Конечно, поладим, милый. Главное, чтобы ты был доволен. – Я привстала и поцеловала его.

В этот момент Фатима начала приходить в себя.

– Зачем вы издеваетесь надо мной? Я сделала вам что-то плохое? Как вы можете?

– Фатима, вторая жена имеет те же права, что и первая. И в постели я вас двоих с лёгкостью осилю. Ты не будешь ни в чём ущемлена.

С этого момента я только наблюдала. Фатима медленно встала. Поднялся и Рауф. Она подошла к нему совсем близко, потом нащупала тарелку с салатом на столе, подняла её и с размаху попыталась надеть её ему на голову. Но так как Фатима была намного ниже моего мужа, салат оказался на его костюме, слегка задев ухо, а тарелка со звоном разбилась, упав на пол. Рауф растерянно смотрел, как салат сползает с плеча на грудь, а Фатима,развернувшись, пошла к выходу. Проходя мимо меня, она бросила:

– Мне жаль тебя, жена! – В последнем слове было столько презрения, что, не испытывай я торжества победы, могла бы и обидеться. Рауф кинулся было за ней, но поняв, что будет выглядеть глупо с салатом на пиджаке и в ухе, остановился. Потом снял пиджак, вытер накрахмаленной салфеткой ухо и снова сел за стол.Помолчал, вздохнул и налил нам вина.

–Главное, что у меня есть ты. За тебя дорогая, за наших детей, за нашу семью!

В этот момент подошёл официант. На подносе стояла красивая тарелка, на тарелке лежало кольцо.

– Дама, которая здесь сидела, просила передать.

– А что ещё она сказала? – встрепенулся Рауф.

–Дама заплатила за ужин и сказала только: «Передай это тем двум идиотам», – официант явно наслаждался, передавая эти слова. Я расхо-хоталась.Я понимала, что идиот здесь только один, но что поделаешь, если он – мой муж, если у нас дети,и если я его люблю.

 

4

 

Анна улыбнулась.

– Алиса, а какой вывод вы сделали из всей этой истории?

Алиса задумалась, но почти сразу произнесла:

– Всё в моих руках.

 

К списку номеров журнала «НАЧАЛО» | К содержанию номера