АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Светлана Богданова

Железный август. Стихотворения

 

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ВЕЩАХ


 


Посвящается Тате Дашковой


 


Мир, где каждая мелочь — портал,


Это мир волшебников и продавцов.


Зелен и розов, золотист и пунцов!


Хотя, по-моему, ты от него устал.


 


Ты устал от оттенков. Устал от вещей.


Ты ждешь чистоты от того, что всегда


Было грязным. От овощей,


От ножа, от стола, от кухаркиного труда.


 


Забудь о времени и о гарнире забудь.


Используй старинный холст, пролезь


Туда, где ночь. Где занавес, точно ртуть,


Подвижен, опасен. Не ткань, а живая взвесь.


 


Где запах пыли и пота — ностальгический газ.


Не можешь сдержаться, хочется громко ржать,


Голым путаться в ветоши, стать королем проказ,


Уж какая тут чистота. Тут — тело. Тут — вонь.


Тут — ржа.


 


Снова пора скоблить? Забудь. Оставь этот бред


Авторам книг про уборку. Уважай эту грязь.


Узел, колтун, комок, – самый полезный предмет.


С ними подчас легко двигаться, веселясь,


 


Не уставая и... не прерывая связь.


 


*  *  *


 


Удел сновидца — всё запоминать:


Как игуана голый глаз прикрыла,


Как лапа скользкая попала в стремена,


Как рыцарь пал, безрукий и бескрылый,


Как облака прорвал горячий луч,


Как ветер сумрачный


вдруг выключил предметы,


Настала тьма. И в ней горяч, горюч


Открылся новый глаз. И что теперь ты, где ты, –


Так трудно помнить! Только ты крепись,


И примечай порядок и цепочку,


Встань в нишу, глубже, склейся с ней, слепись,


И превратись в царапину и в точку,


Будь незаметным, острым, будь собой,


И что бы ни случилось, бей бесстрашно


 


Зеркальный мир. И помни каждый сбой


И каждого лазутчика на башне.


За них назначена своя цена.


Потянешь? – так бери его за шкирку,


Несись за ним сквозь трубы, сквозь пробирки,


Сквозь губы, губки, сны и времена...


А нет — иди тогда по этой ссылке,


И ляг на дно. И пей свой сон до дна.


 


* * *


 


«Железный Август в длинных сапогах...»


Н.Заболоцкий


 


Железный Август шпалы посчитал


И сшил так тщательно, что шва не видно.


Лишь нежные колёса знают, где


Когда-то был разрыв, теперь — задел,


Когда-то щель была, а стало — слитно,


Глухая гладь, а раньше был портал.


 


И всё же дрожь бежит по колесу,


Чугун и сталь нащупывают что-то,


Что было в прошлом, а теперь пропало.


Сияют рельсы. Оседают шпалы,


Пронизанные духом креозота,


И донник плещет жёлтым навесу.


 


Я — к Августу, с охапкой проводов,


Спасаюсь от цветочного гуденья.


«Я кое-что нашла, пока бежала


По лезвию... По пестику... По жалу...


Вот — шпора. Вот — венок». Саднят колени,


Вся шея — в мошках. Зелен и бордов,


 


С широким золотом на эполетах,


С ампирными снопами у бедра –


Стоит. Смеётся. Звонкий и звенящий


В горячей чешуе премудрый ящер.


«Я шпору обронил ещё вчера.


Венок — оставь до завтра, до рассвета».


 


И – темнота. И темечко нагрето.


Воды! Воды! И осени! Сестра!

 

К списку номеров журнала «МЕНЕСТРЕЛЬ» | К содержанию номера