АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Клепалов

Великий патриот Урала

 


Когда был ещё школьником, как-то в библиотеке мне попала на глаза замечательная книжка Александра Андреевича Шмакова «Уральский краевед», в которой известный челябинский писатель проникновенно и тепло рассказывает о своём друге – краеведе из Шадринска Владимире Павловиче Бирюкове. Запало в душу, что мой земляк по матери – археолог и фольклорист, а я в то время грезил археологией и записывал пословицы и песни. Сам собой вдруг решился вопрос, «делать жизнь с кого». Книга эта лишь однажды появилась в продаже и очень жаль, что я её упустил. Когда поступал в Уральский университет в 1971 году в Свердловске, первым делом навёл справки о Бирюкове, который в старости перебрался в столицу Урала. Мечтал с ним встретиться, и для меня ударом стало известие, что он недавно умер (18 июня 1971 года, похоронен на Нижне-Исетском кладбище). В годы учёбы писал одну из курсовых и дипломную о Бирюкове. Знал, что Александр Шмаков, руководивший челябинской областной писательской организацией, основатель (с 1973 года) «Бирюковских чтений», высказывал пожелание об издании биобиблиографического справочника-указателя о Бирюкове, но, хотя моя дипломная работа как нельзя лучше, вроде бы,  подходила на эту роль, я не дерзнул продвигать моё творение. Теперь же, через несколько десятилетий, когда мир стал иным, и появилась масса новых данных об известном ураловеде, требуется подготовка второй части указателя.


Для  нас, кыштымских поисковиков, Владимир Бирюков интересен, прежде всего, как образец краеведа и музейного работника, как пример человеческого благородства, целеустремлённости и поразительного трудолюбия. Известно, что он, начиная рабочий день до зари, трудился как целый научный институт. При этом отказывался от предлагаемых ему учёных званий. Был горд тем, что он – уралец, любил присказку: «Где родился – там и сгодился!».


А родился он  22 июля 1888 года в селе Першинском нынешнего Далматовского района Курганской области, в той самой местности, откуда при русской колонизации Урала пошёл поток первопоселенцев – исетских казаков, о чём написал наш современник Гаяз Самигулов в книге «От Далматова монастыря до Чебаркульской крепости». Учился юный Бирюков в Пермской духовной семинарии, где получал образование и Павел Бажов, которого Бирюков заметил и продвинул первым. Закончил Казанский ветеринарный институт (1912) и работал ветеринарным врачом. Также окончил, как и его будущая жена, Московский Археологический институт (1915). Ларисса Николаевна, единственная его женщина, на всю оставшуюся жизнь, стала ему верным другом и незаменимым помощником. У них родился сын Ирик (который прожил мало, что стало трагедией их семьи). Владимир Павлович отслужил в армии (в Малороссии, в городе Хорол нынешней Полтавской области, где основал Народный научный музей, 100-летие которого отмечено в прошлом году). В гражданскую войну ему не удалось избежать призыва в колчаковскую армию, где короткое время лечил лошадей. В лихую годину скрывался в Томске, где подучился в местном университете. После войны он обосновывается в Шадринске, где создаёт знаменитое Шадринсское научное хранилище, из которого вышли нынешние Краеведческий музей и Госархив. Двадцатые годы прошлого столетия вообще стали временем  расцвета краеведения, в чём Бирюкова не превзошёл никто. Об истории краеведения в советской России, кстати, написал диссертацию кандидат исторических наук Сергей Борисович Филимонов, который был моим научным руководителем во время преддипломной практики. Замечу, что именно Владимир Бирюков стал одним из инициаторов создания Уральского государственного университета имени Горького.


Краевед Бирюков, при всех его энциклопедических познаниях Урала, был, прежде всего, собирателем культурных ценностей и историком-бытописателем, в дневниках которого запечатлелась целая эпоха. Разумеется, он был коллекционером. И чего он только не собирал! У него даже была коллекция винных этикеток, и впоследствии архивисты ломали голову, что же с ней делать (об этом нам, студентам, поведал директор Свердловского областного госархива Василий Сивков, когда мы, студенты истфака,  работали при переезде Архива в новое здание).


В жизни краеведа сказались административные реформы середины тридцатых годов и 1945 года. В 1935 году, уже после учреждения  Челябинской области (в которую первоначально вошла территория и нынешней Курганской области) он подарил Челябинской областной научной библиотеке огромное собрание книг, подшивок журналов и прочего библиотечного добра, что стало залогом появления нынешнего Отдела краеведения. Становится одним из первых руководителей главной библиотеки Челябинска. В последующие годы он преподаёт в Челябинском пединституте курс русского фольклора и древнерусской литературы, о чём напоминает памятная доска с его барельефом на фасаде Южно-Уральского государственного гуманитарно-педагогического университета (установлена в 1975 году).


Делом жизни краеведа стало создание в Шадринске Уральского архива литературы и искусства. Он ведь дружил со многими деятелями культуры Урала, вёл и сохранял обширную переписку, тратил личные средства на подписку уральских периодических изданий. Ему даже пришлось построить специальный кирпичный амбар для надёжного сохранения собранных им сокровищ. В 1963 году, когда отмечалось его 75-летие, стареющий краевед, собиратель культурных ценностей, дарит всё своё состояние государству. На основе его богатейшего собрания документальных памятников создаётся Отдел личных фондов Государственного архива Свердловской области. Именно там, очевидно, мы можем найти его Библиографическую картотеку по Уралу (что позволит представить себе состав исторической библиотеки Василия Григорьевича Дружинина). Там дотошный исследователь найдёт «Словарь народного языка на Урале» и интереснейшую для историка-этнолога работу «Кем и когда заселялся Урал». Эти наработки великий труженик Владимир Павлович не успел опубликовать. Ждут исследователя-археографа дневники Бирюкова-бытописателя. Вспомним, что другой краевед, челябинец Кирилл Алексеевич Шишов, смог подготовить собственное Собрание сочинений. За Бирюкова это должны сделать его духовные наследники. Хорошо бы создать сайт, где будут и дневники,  и многочисленные публикации краеведа-писателя, и, конечно, сборники литературно-краеведческих Бирюковских чтений, регулярно, примерно через  год, проводящихся по настоящее время (последние, 22-е Чтения прошли 24 марта 2017 года).


Часть своего документального фонда уральский краевед оставил в главной библиотеке Ленинграда, города, где жил и преподавал в Петербургском университете наш Василий Дружинин, где учился в Горном институте Павел Карпинский. И в наше время в Питере живут немало творческих людей, выходцев с Урала. Ведь северная Пальмира, подобно Италии, всегда притягивала таких.


Интерес к наследию Бирюкова у краеведов столь велик, что в Объединённом государственном архиве Челябинской области был создан фонд его имени.


О литературном наследии Владимира Павловича говорят такие цифры. Издано 25 книг, не считая брошюр, и сделано около тысячи газетно-журнальных публикаций. Некоторые из них можно найти в библиотеке Кыштымского музея, как-то: «Дореволюционный фольклор на Урале» (эту книгу любила читать моя деревенская бабушка), «Записки уральского краеведа» (говорится о находках и открытиях) и «Уральская копилка» (автор рассказывает о вехах своей жизни и дорогих ему людях). В печатных трудах Бирюкова раскрывается душа писателя-фольклориста. Мы, музейщики, смотрим на его наследие со своей колокольни, но сам он полноценно жил лишь в литературной среде, где чувствовал себя как рыба в воде, где ему было хорошо. Ведь в изящной словесности и музыке живёт душа народа, к которому ты принадлежишь. Своё кредо Бирюков выразил так: «Через устное народное творчество, через родной язык – к познанию родного края».


 


Я был близко знаком с человеком, дружившим с  Владимиром Павловичем в последние годы его жизни. В 1971-76 годах куратором нашего курса (на архивном отделении истфака УрГУ) был Андрей Иванович Серов. Студенты его называли шутя «Андрей Иванович – Серый волк», любили его за добросердечие и чувство юмора. Он преподавал краеведческую библиографию. Консультировал меня при подготовке дипломной. При этом много рассказывал о встречах с Бирюковым.


Сошлись они на почве библиографии Урала, когда Серов работал в Библиотеке имени Герцена, в Свердловске. И вот о чём поведал мой преподаватель:


Владимир Павлович вставал необыкновенно рано, с первыми петухами, нередко уже в 4 часа сидел за рабочим столом. И весь день без устали трудился. Лишь иногда говорил: «Хоть бы кто-нибудь мне бутылку кефира принёс!».


Выполнял сам всю мужскую работу в доме. Колол дрова. Говорил про себя: «Я – кухонный мужик хозяйки».


Имел причуду никогда не носить шапки, буквально следуя поучению: «Держи ноги в тепле, живот – в голоде, а голову – в холоде». Андрей Иванович вспоминал: « Идёт в мороз по улице в тулупе, воротник поднят – и только лысина сверкает!». Не раз случалось, что милиция останавливала этого странного дедушку, спрашивая, не сорвали ли с него шапку.


Очень любил жену, которая была для него самым близким и дорогим человеком на свете. Когда Ларисса Николаевна тяжело заболела и попала в больницу, а им тогда было по 80 лет, он каждый день в любую погоду приходил к ней в больничную палату.


Мне довелось встретиться с родным братом Владимира Павловича Михаилом (годы жизни 1902-89). Это случилось, когда заканчивал учёбу в Свердловске. Знал, что Михаил Павлович Бирюков – научный сотрудник Свердловской селекционной (опытной) станции садоводства. И что он – краевед, как и его брат. Жил он на Химмаше, на улице Грибоедова, выстроенной после Великой отечественной войны пленными немцами. На той улице проживал тогда с родителями мой друг-поэт, шалопай Сашка Чаплюк.


И вот я – дома у Михаила Павловича. Любезно встретивший гостя хозяин квартирки показался мне очень старым. Внешне был очень похож на брата  Владимира, каким я увидел его на последних фотоснимках: сухощавое лицо, круглые очки. Бросилась в глаза кровать с высокой периной. Заметил пишущую машинку, непременный атрибут любого тогдашнего литератора (позже и у меня была такая, под названием «Москва»).


Когда выяснилось, что он написал «Историю села Першино», я не приминул спросить об истории родного села моей мамы Новопетропавловское, которое находится в том же Далматовском районе Курганской области. Он охотно согласился мне помочь, обещал сделать текст на машинке. И действительно, спустя некоторое время прислал мне по почте превосходную историческую справку об уральском селе, которую вполне можно представить на Бирюковские чтения.


Побывав в Шадринске, где тогда жил мой дядя Николай Байборин, нашёл в местном госархиве целый клад – многотомную «Историю села Першино» Михаила Бирюкова. Держал в руках, тяжёлые тома с напечатанным на машинке текстом, в отличных переплётах. Понятно, что это – итог огромной, в течение всей жизни, работы человека, влюблённого в свою родину.


Много позже, уже проживая с семьёй в Кыштыме и купив с рук садовый участок, среди найденных в домике книг обнаружил пособие Михаила Павловича Бирюкова «Календарь садовода» (Свердловск, 1967). Им пользовался прежний хозяин Мизонов Пётр Гервасьевич, явно – ученик Бирюкова. Садовое хозяйство его нашёл в превосходном порядке, везде чувствовались рука и глаз агронома, не просто садовода-любителя.


 


Кстати, при деловом знакомстве с Мизоновым, который расставался с садом из-за глубокой старости, выяснилось, какой он интересный и заслуженный человек. Хозяйственник, бухгалтер по профессии, он организовал жилищный кооператив, построивший два больших дома на улице Кооперативной. Кроме того, этот энергичный человек оставил городу Кыштыму два коллективных сада – «Мичуринец» и «Кварц» (в обоих он был первым председателем).


Напоследок – о человеке, которого знает весь Кыштым, о заслуженном работнике культуры Анатолии Ивановиче Морозове. Никто не оспорит его высочайший профессионализм и заслуги перед Кыштымом, его второй малой родиной. А ведь наш Морозов – земляк Бирюкова, родом из Далматовского района, из села Белоярка. Навещая места, где родился, Анатолий Иванович непременно совершает паломничество в знаменитый Далматовский монастырь. Не забывает он и село Новопетропавловское в том же районе, где начиналась его карьера клубного работника. Там он оставил память о себе как заведующий сельским клубом (позже на той же должности работала жена моего двоюродного брата Светлана Байборина). Анатолий Иванович рассказывал, что ему попала тогда тетрадка с фольклорными записями Владимира Павловича Бирюкова. И вовсе не случайно Морозов-музыкант считает себя прежде всего фольклористом, учеником Бирюкова и Лазарева. И пишет краеведческие книги, как это делал его известный земляк, оставляя в них свою душу.


Интересные повороты в судьбе  Владимира Павловича открываются, когда знакомишься с его окружением, прежде всего с родными братьями. Их у него было двое, Аркадий и Михаил, и оба, как и сам Владимир, стали учёными, причём начав с духовного образования.   Ведь их отец  Павел был псаломщиком. Средний брат Аркадий (годы жизни 1892-1969) стал известен как врач-педиатр и агроном-садовод. Его помнят и почитают в Шадринске. Личный фонд Аркадия хранится в Государственном архиве Курганской области.


В наступившем 2018 году исполняется 130 лет со дня рождения великого сына земли уральской Владимира Бирюкова. И хочется верить, что в этом году не только пройдут в Челябинске юбилейные, 23-е по счёту, Бирюковские чтения, но и в нашем Кыштыме вспомнят этого замечательного человека. Как не забываем  мы местных героев краеведения, как помянули в прошлом году одного из основателей кыштымского ЛИТО «Грани», поэта и художника Виктора Павловича Толокнова.

 

К списку номеров журнала «Кыштым-Грани» | К содержанию номера