АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Рудольф Сырейщиков

Отыщи мне лунный камень

* * *


Пазин Анатолий Николаевич (1925, Мордовия – 1999, Кыштым) – кандидат исторических наук( 1988), преподаватель истории, краевед, организатор детского туризма, директор Дома пионеров(1946), первый директор кыштымской школы №10 (1954), член общественных советов при кыштымском краеведческом музее.


 


* * *


С кыштымским  историком-преподавателем Анатолием Николаевичем Пазиным (он жил неподалёку от известной в Кыштыме Вагинской деревни) я познакомился в 1954 году, во время организованного им туристского похода по маршруту Кыштым-Челябинск-Миасс-Карабаш. Анатолий Николаевич, кроме общего хорошего знания своего предмета, был отличным краеведом, увлечённым путешественником по окрестностям Кыштыма и по более дальним местам.


Собрались мы для отъезда в Челябинск в Железнодорожной школе возле Кыштымского вокзала. Основу группы составляли старшеклассники-спортсмены. На них возлагалась главная задача: перенос в рюкзаках и баулах продовольственного провианта и туристского снаряжения, Мне, окончившему только шестой класс, поручили носить в  рюкзачке попадающиеся по ходу маршрута редкие камни и минералы. Анатолий Николаевич мечтал организовать в школе музей с коллекцией минералов. Вначале их искали и находили в Ильменском заповеднике, в его каменном массиве. Это были: сиенит, редкие шпаты, силикаты, разноцветные кварциты, схожие с халцедоном. Анатолий Николаевич всё надеялся найти, как мне помнится, какой-то «лунный камень», который мы так и не нашли. В моём воспоминании этот камешек остался разновидностью кварцитов жёлтого цвета, хотя на самом деле лунный камень (адуляр) – из полевых шпатов. А однажды, уже под Карабашом, нашёл я камень с вкраплением, как мне показалось, благородного металла жёлтого цвета. Как потом выяснилось, это оказался пирит, из породы серного колчедана, пригодного для производства серной кислоты и меди.


  После посещения живописного озера Тургояк мы совершили переход к хребту Большой Таганай, посетили посёлки Киалимские печи. Во время похода Анатолий Николаевич внимательно следил за каждым из нас, а если кто-то отставал, подбадривал:


– Пошустрей, ребятки!


Учил ставить палатки, определять место для костра, направление пути, во время посиделок с чаепитием рассказывал истории предыдущих походов.


  Итогом нашего путешествия стала гора Юрма между Миассом и Карабашом. Изрядно покусанные комарами, самым ранним утром мы начали восхождение. С нами пошёл сторож лесного кордона-домика, где мы ночевали, - проверять поставленные кротовые капканы. (Я ещё удивлялся: что можно сшить из таких маленьких шкурок?) На вершину мы успели к восходу солнца, к чему и готовились заранее. Осмотрели Чёртовы ворота, действительно похожие на каменные рога чёрта. В лучах переливающегося света при восходе солнца нам предстали внизу грандиозные ели, которых не заметишь в окрестностях Кыштыма, они высились в рассеивающемся тумане красноватого цвета. Налюбовавшись причудливыми красками и панорамой гор, мы спустились вниз на завтрак и отдых. После Юрмы последовал прощальный вечер у костра на речке Сак-Элга и возвращение домой из Карабаша по узкоколейной железной дороге на маленьком забавного вида паровозике, известном в народе своим неспешным ходом и прозвищем: «Куян». Остановку он делал в посёлке Черемшанка, далее следовал по живописному берегу озера Сугомак к посёлку Депо.


Судьба собранной коллекции минералов мне неизвестна - Анатолий Николаевич преподавал в другой школе. Впечатление же от похода осталось незабываемым.

 

К списку номеров журнала «Кыштым-Грани» | К содержанию номера