АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Сергей Плышевский

Тупик терпимости

Родился в в Свердловске. Окончил УПИ. Химик. Работал в НИИ. Доктор технических наук. С 1996 г.живет в канадском городе Оттаве. Стихи пишет с 1985 года. В Канаде опубликованы книги стихов «Ядовитый апельсин» (2001), «Чайки-лошади» (2006) и «Страдательный залог» (2008). Книга стихов «Гусиная лоция» издана в 2011 году в Украине. Книга стихов «На кристаллическом щите» опубликована в России в 2014 году. Книга стихов «Импрессионизм дождя» – в Германии в 2016 году.  Публикуется в газетах, журналах, поэтических альманахах и антологиях. Лауреат поэтических конкурсов в ряде стран.  Вице-король поэтов («Пушкин в Британии 2006 год). Награжден большой золотой медалью Франца Кафки в 2011 году. Сопредседатель конкурсов  творческого объединения «45 параллель».


 


 


ТУПИК ТЕРПИМОСТИ


 


Никто не знает, последний ли это снег.


Давно сожгли снегоуборочный керосин.


И мэр под утро от глупых бумажек слеп,


Ещё настольную лампу не погасил.


 


Остывший кофе к губам подносит его рука,


Рассвет крадётся к земным орбитам дневных светил.


Сейчас бы здорово дёрнуть виргинского табака,


Но он вчера курение в городе запретил.


 


Позвать собаку и кратко бросить: «Сидеть. К ноге!»


Грохочут губы, а в коридоре шаги скользят.


Бесшумно дверь приоткрывает прислужник-гей,


Ведь кроме геев брать на работу людей нельзя.


 


В подвальной кухне огонь разводит седой араб,


На вахте дремлет в плетёном кресле охранник-негр;


По телевизору лесбиянки кричат «ура»,


И мэр встаёт, чтоб успокоить занывший нерв.


 


Безногий драйвер на лимузине под шелест шин


Его везет до резиденции «Конопля».


 


Под обелиском свободы действия всех меньшинств –


Последний белый такой реликтовый экземпляр.


 


ВОЛК


 


Если позволишь, он станет тебе служить,


Гвозди вбивать, за метлой волочить совок,


Чистить картошку, прилежно точить ножи,


Даже не скажешь, что он – настоящий волк.


 


Если прогонишь, он станет тебе писать,


Морду закинет, научится выть в ночи,


Будет вострить золотого клыка тесак,


Не замечая рядом иных волчиц.


 


Если полюбишь, заставит смотреть в глаза.


Трогать позволит тяжёлый нательный крест.


Если достанет решимости отказать –


Он тебя ночью на брачной постели съест.


 


***


Пивали вприглядку,


желали вприкуску,


слагали колядки


по памяти русской;


бежали вприпрыжку.


платили в рассрочку,


девчонки мальчишек


рождали в сорочках –


на счастье.


На долю.


На терпкую участь.


На троечку в школе


и хватку паучью.


Летучую рыбу.


Плавучую птицу.


Которых могли бы


держать в рукавицах


от раннего горя –


до позднего счастья,


карабкаться в гору


и с небом встречаться.


 


***


Зимы расселись по полюсам.


В будочке щели, дрожит курсант.


Снег, только снег, только ветер вширь.


Ветер твой друг,


Этим ветром сшит –


Испуг.


 


Змейкой дорожной крутит метель.


Дома дождись дорогих гостей.


Снег, только снег, только ветер влёт.


Ветер твой враг,


Этим ветром рвёт –


Флаг.


 


Вымпел пощады – твой белый щит.


Малое чадо гранитных плит,


Сломанных крыльев, сердец, хребтов.


Ветер пустых


Искажённых ртов –


Стих.


 


Белым молчанием в пиках пихт


Движет Луна ущерблённый блик.


Нехотя крутятся жернова


Млечных галактик


Земного шва –


 


Треск.


Разрываются узы снов.


Крест –


Средостение тьмы земной.


Жизнь –


Единенье древесных пут.


Крест. И на нём астронома


Жгут.


 


ДВОЙНОЕ ВРЕМЯ 


 


Ночью сгущается время, не только тьма,
Ночью ползут по земле пауки огней,
Окон проёмы уныло несут дома –
Тёмные впадины втоптанных в глину дней.

Днём по-другому идут по земле года –
Хлипкие грудью и тонкие на просвет,
Но всё равно им последние дни отдай,
Только останутся фантики от конфет.

Полночь и полдень вмещаются в циферблат,
Делят ревниво одну на двоих цифирь,
И растворяет полуночный шоколад
Белого дня однородный густой кефир.

Этим раствором измазан небесный свод –
Не различить направлений небесных струй.
Если в будильнике вышел ночной завод,
Кончилась темень и гаснет звезда к утру.

Что нам, вечерним, слепой оптимизм с утра,
Что нам, дневным, ваш полуночный пессимизм?
Мы изымаем последний процент добра
Из окуляров стерильных прицельных призм.

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера