АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Грозубинский

Марафонец

Харьков, потом Нижневартовск, Мельбурн, Австралия. В Австралии с 1992 года. По профессии программист. Печатался в различных Австралийских сборниках поэзии и в Интернет-журналах, в частности в «45-й параллели», «Белый ворон», «Крещатик». В 2006 году был удостоен высшей награды международного поэтического турнира в Дюссельдорфе.


 


Марафонец




Теперь добежать мне не хватит сил,


но я так привык, я на старте застыл,


не победитель ни в чем, многократный.


Красиво горят мосты за спиной.


И те, кто мне дорог, уже не со мной.


И нет и не будет дороги обратно


 


А вы, у которых все так хорошо,


вам лучше не знать, что мой путь предрешен.


Не будьте, как я, берегите нервы.


Помчусь на обе ноги хромой,


и там, где я рухну, – там финиш мой.


На этом финише я буду первый.


 


***


Если дни монотонны, тягостны и  пусты.


И если время и дремотно, и тягуче.


Если уже не гонор, ни гнев, ни стыд.


И орган, которым пишу это, тоже отключен.


 


И если надо и время, и место менять.


Я мало хотел, мало взял и довольствуюсь малым.


И если посмеет ктo-то спросить, как дела у меня,


Отвечу, что все нормально. Все слишком  нормально.


 


Отвечу про хворь свою и про ступор,


О том, что все знаю, но нету сил.


 


Что невозмозможны уже ни Любовь, ни Поступок.


И что мне так не нравится тот, кто спросил.


 


***


Пора на что-то решиться. Пора.


Случилось то, что должно случиться.


Да, я вылетел не вчера.


Да, я достиг середины Днепра.


Да, я та самая, редкая птица.


 


И это только моя беда,


И только я сам виноват, вероятно,


А  в середине все та же вода.


Зачем я здесь и зачем я сюда?


И нет уже сил на дорогу обратно.


 


И дальше тоже лететь нет сил,


И нет островка отдохнуть –  приземлиться.


И как я ветер просил: «Неси» –


Но небо – пустая, холодная синь.


А я? Я та самая,  редкая птица.


 


***


Для кота я – Повелитель дверей,


И когда над ним довлеет инстинкт,


Он желает погулять во дворе,


Ну, а я чтобы пустить – не пустить.


 


В этом доме кот давно – Царь зверей.


Из людей здесь только я, я – не царь.


Для кота я – Повелитель дверей.


Для кота я – нерадивый швейцар.


 

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера