АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Леонид Латынин

Вежливый ангел

Время общей любви истекло,
Время личной любви не настало.
В первой суть и основа — стекло,
А вторая, увы, из металла.

 

Груда мусора где-то в углу.
То ли годы, а может, и сроки.
Я бы вытек беззвучно во мглу,
Без особой и внешней мороки.

 

Я бы вылетел дымом в трубу,
Я бы вышел из вашего века,
Но кому я оставлю судьбу
В бедном образе человека.

 

Но кому я оставлю слова,
Что достались мне трудно в наследство,
Этой печки вселенской дрова,
Что дымят до распада от детства.

 

***
Мне б выбраться из плена
Не вдоль, а напрямик,
Я — Данова колена
Бездарный ученик.

 

Душа моя пробита
Сквозь медные бока,
Разбитое корыто —
Жилище дурака.

 

И где-то возле Трои,
А может, на луне,
Лежат мои герои
На пролетарском дне.

 

Пора бы к ним поближе,
Забыться праздным сном.
Но в неземном Париже
Не гаже, чем в земном.

 

Играй же, слышу, Боже,
Не искушай судьбу,
Плешивому вельможе,
Туземному рабу.

 

***
Ненасытное чувство тревоги
Ненасытное веянье страха.
Подведем безнадежно итоги
Под мажорную музыку Баха.

Раз унынье — не царское дело,
Будем прошлое браво итожить,
Нас поддержит и бренное тело,
И душа не чужая, быть может.

 

Было детство в церковной ограде,
Было действо длиною в полвека,
Не корысти, а милости ради
Незнакомого мне человека,

 

Что пришел, но еще не родился.
Что живет, но еще не свободен.
Пятый угол о вечность разбился,
Словно Господу стал неугоден.

 

Нам отмерится верой, не мерой
За прожитое в долге и смуте.
В жизни праздной, до вымысла серой,
Но прекрасно-нелепой по сути.

 

ПАРУС, ЭТО ЗА МНОЙ

 

Все началось в декабре, закончилось в ноябре,
И стрелка не добежала.
Дом мой с круглым окном стоял на горе,
И сердце в нем ныло и жало.

 

Спасибо, что не пришла ни завтра, ни через силу,
Ни через правильный срок — никогда.
И вот я плыву, веслами шевеля, по Нилу,
И кругом меня весело умирает вода.

 

И все-таки хорошо, что куплен билет в обратно,
И все-таки я не сплю в каюте.
Вот уже, знаешь, это невероятно —
Свободен и нем, по сути.

 

Прорезались жабры, пора на дно, ворочаться в иле.
Видишь на горизонте — парус, это за мной.
Даже не знаю, шкоты взять или
Затеять прощальный ужин с судьбой моей не земной.

 

* * *
Пальцы жег на свече по ночам,
Ждал, что вышибешь стекла, влетая.
Но огня не хватило церковным свечам,
Чтоб душа зазвучала немая.

Ты мелькнула в окне, и на миг
Показалось, что прошлое близко,
Но разбился о воздух приближенный лик,
Понимая бессмысленность риска.

Обгоревшие пальцы, дрожа,
Рвали ржавые струны поштучно,
Но меж звуком и мной оставалась межа,
И душа умирала беззвучно.

 

Видно, эта душа заодно
С той, что молча любила мгновенье.
Так зачем же мне, Господи, нынче дано
Слышать памяти райское пенье?

 

***
Догорают свечи и огонь в камине,
Подпоясан воздух теплым кушаком,
Мне играет полька вальс на клавесине,
Та, с кем был когда-то шапочно знаком.

 

У нее заботы и судьбы в достатке,
Золотое имя, веку вопреки.
Просто заглянула невзначай на святки,
Просто вот играет тихо в пол руки.

 

Вроде и не знали встречи и разлуки,
Каждому дорога — вдоль, не поперек,
Отчего же плачут осторожно звуки
И лежат, свернувшись, отзвучав у ног.

 

Я зачем Вам, леди, в этой глухомани,
Вы недосмотрели прошлой жизни сны?
Догорают свечи, тени на экране,
Словно корни древа пе-ре-пле-тены.

 

* * *
Что ж так часто тревожит тревога,
Сумрак сна исковеркан и сжат.
Три версты до дежурного Бога
Предо мной осиянно лежат.

 

За плечом уже марево сада,
За другим — непонятная дрожь,
И калитка из прежнего ада,
Где шумела железная рожь,

 

И еще несказанно и дико,
Немотой три версты заслоня,
Показались три сумрачных лика
И растаяли возле меня.

 

То ли жаром окутало тело,
То ли ветер поднял и понес,
Только все во мне билось и пело
И летело стремглав под откос.

 

Наступало, лепило, витало,
Открывало, жалело, влекло.
Лишь потом о колено сломало
Прежде душу и следом крыло.

8 августа 2017

 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

 

Как хорошо, что смерти нет,
И прах всего лишь прах,
Накинь на сон мой легкий плед
На четырех ветрах.

 

Свяжи из пряжи нежных слов
Воздушное аминь,
И извлеки из детских снов
Другого неба синь.

 

И память прошлую развей
По всей земной глуши,
И не забудь любви моей
Об этом напиши,

 

Как обнимал ночной залив,
Как плыл волне в упор,
Как был в полночный час красив
Туманный абрис гор.

 

Еще о том, что плеч покат
Пронзительно был бел.
И что вернуться к ней назад
Мой грешный Бог велел.

13 августа 2017

 

* * *
Ни прощания, ни прощения,
Ни того, что вдали видней,
А веселое извещение
О начале прошедших дней.

 

Где мне душу душа опрокинула,
Где текло наугад через край,
Все, что было — еще не минуло,
А умчалось в холодный май.

 

И опять половина месяца,
И опять поперек судьбы
Жизнь не спит, а поет и бесится
От насквозь золотой гульбы.

 

То шагнет в середину пропасти,
То ли небыль, а то ли быль,
То поднимут шальные лопасти,
И размелют по ветру в пыль.

 

И летишь себе, в небо падая,
Где мерцает больное дно —
То ли Кинешмы, то ли Падуи
С грешной тенью навзрыд заодно.

17 августа 2017

 

НОЧНАЯ МОЛИТВА

 

Повремени, земное время,
Пошелести еще травой,
Не тяжело любое бремя,
Пока звезда над головой,

 

Пока летят шальные кони,
И эхо длит погасший звук,
Пока теплы еще ладони,
Перебирая лепет рук.

 

Пока зовет не жест, а воля,
Пока судьба шутя хранит,
Когда от смертного бемоля
Разбито сердце о гранит.

 

Пока пульсирует тревога,
И мысли длится нежный сон,
И жажда встречи у порога
Заводит грешный патефон.

 

Повремени, продли печали,
Перемотай исход назад.
Как будто мы еще в начале
Несметной жизни наугад.

19 августа 2017

 

* * *

Вина моя невелика,
Что жив пока.

 

Что не сгорел в слепом огне,
Вина на мне.

 

Что нет в руках мои щита,
Что в голове одна тщета.

 

Одна тщета, вторая тожь,
Жизнь на бессилие помножь,

 

Итог — ни пули, ни меча,
Ни шубы с царского плеча,

 

Ни власти розги и кнута,
И тут тщета.

 

Напротив сяду детских глаз,
Помилуй Бог подольше нас.

20 сентября 2017

 

* * *
Круговорот любви в природе,
Что безмятежна и нема.
Я не любил вчера вас вроде,
А нынче снова без ума.

 

Опять разор, вина, заботы.
И все доступно, что нельзя.
И те крутые повороты,
По краю разума скользя.

 

Все пополам в разлом, в разруху,
Все наугад, и мимо дат.
И вдруг уже доступно слуху,
Как дышит хрипло мертвый сад.

 

Как пьяный дождь стучит по крыше,
В знаком ритме —раз-два-три,
И как любовно стонут мыши
При свете утренней зари.

24 октября 2017

 

* * *
Это нежность задела крылом,
Или радость в окно постучала?
Или память, вздохнув о былом,
Промерцала едва у причала.

 

Возле Плеса на самом краю,
Где трава к полуночи примята,
Где пропавшую душу мою
Хороводит червонная мята,

 

Где луна достает до плеча,
Прикасаясь с испугом губами,
Где одним поворотом ключа
Открывается бездна под нами.

 

И падения миг не делим
На рассудок и морок и страхи,
И посмертно мы оба летим
Две завязанных в узел рубахи.

 

Та, что алая, стала бела,
Та, что черная, стала бескрыла,
Но сначала из — не — могла,
И глаза мои внутрь отворила.

31 октября 2017

 

* * *
Крыша бедная промокла,
Клен от холода дрожит,
И божественная Фекла
Надо мною ворожит.

 

И глаза ее незрячи,
Вся блаженна до и от,
И сулит она удачи
Незатейливой приход.

 

Будет дальняя дорога,
Будет встреча невзначай,
А за ней опять тревога —
Как ее ни величай.

 

Будут дел смешные крохи,
Скорбных слов глухая медь.
Но на выселках эпохи
Место выпадет иметь.

5 ноября 2017

* * *
Ты мое личное солнце,
Я твоя личная ночь,
Сядем в углу у оконца
В ступе надежду толочь.

 

Вот она, кстати, приправа —
Памяти тень у виска,
В прошлые сны переправа,
Где и туман и тоска.

 

Где ты по свету бродила,
И распивала чаи.
Где-то у берега Нила
Желтые годы твои.

 

Там, где пески до упаду,
Там, где вода по глотку.
Место полночному аду, —
Пока лишь черновику.

 

Ветер качает дорогу,
Пламя колебля свечи.
Молится бережно Богу
Вежливый ангел в ночи.

6 декабря 2017

 

ИСПОВЕДЬ

 

Коровье седло прилепилось к спине,
И мрамор из воска растаял уже,
Я жил, как и умер, конечно, во сне
На самом последнем слепом этаже.

 

Посредством печали с участием масс
Я высветлил полночь до яркого дня,
Улиток без шубы от холода спас,
И те полюбили зеркально меня.

 

Но эта заслуга совсем не моя,
Заслуга того, кто за туло держа,
Таскал по доске безнадежного «я»,
Меня, как упавшего наземь стрижа.

 

А полночь тянулась, а свет молодел,
Мерцал, освещая не пройденный путь.
Как много осталось не сделанных дел,
Отложенных зря на бессмертную муть.

17 декабря 2017

 

* * *
Наступившая свобода
Оглушительно мала,
Много больше небосвода,
Уже острого угла.

 

И меж этими столбами,
Я растянут невзначай,
В омут нежными губам,
И очами в молочай.

 

Что душа, опять на воле,
Скок да прыг, да наугад?
Позади река и поле,
А за полем Цареград.

 

Значит, там царицу встречу,
Или плаху в вензелях,
Или сердце онемечу,
Под сочувственное —ах.

 

И уйду горячим дымом,
Вдоль по облаку домой,
И чужим, и нелюдимым,
И счастливым, Боже мой.

20 декабря 2017
В РОЖДЕСТВЕНСКУЮ НОЧЬ

 

Я полон музыки и слов
На грани бытия,
Где выход есть из бедных снов
В небесные края.

 

Но без тебя за эту грань
Ступить мне не дано,
И ты взошла в глухую рань,
Когда в душе темно.

 

И осветила эту тьму
Лениво, как-нибудь,
И предназначила уму
Не голову, а грудь.

 

И мыслю я душой теперь,
И думаю в груди,
И вижу, что наружу дверь
Мерцает впереди,

 

Там сквозь туман белеет сад,
Где прежде жил Енох.
Где слышен шепот наугад
В ответ на легкий вздох.

 

Где кружат стаи вещих снов,
На землю не спеша.
И тает талый вытек слов
По имени душа.

25 декабря 2017

 

***
Как остывает божий дар,
Земно и не спеша,
Уходит тихо в Светлояр
(Еще моя) душа.

 

И вечер мяту ворошит,
И слышен птичий грай.
Но тот, кто суд земной вершит
Не обещает рай.

 

Он наградил меня взамен
Небрежностью строки,
И тайной жаждой перемен
Рассудку вопреки.

 

Он уронил мою слезу
В узор земного льда.
Открыл, как медленно в грозу,
Смеясь, течет вода.

 

И как небес катится круг,
И как он нежно пуст.
Как замирает вещий звук
Во мне из Божих уст.

30 декабря 2017

 

К списку номеров журнала «Семь искусств» | К содержанию номера