АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Илья Будницкий

По-прежнему деревья - в лепоте

 


Родился в городе Среднеуральске. Окончил УПИ. Увлекался театром, нетрадиционной медициной,поэзией, занимался боевыми искусствами. Издано три сборника стихотворений - "Сотворение", "Дыхание дней", "Прекрасная Елена". Недавно вышло избранное в двух томах - первый – "Стихотворения и поэмы" - многое из написанного за более чем тридцать лет, второй – роман-дневник в сонетах – "Тезей".


 


***


По-прежнему деревья – в лепоте,
На белизне, которая везде,
Есть нечто, не уловленное взглядом,
Та жизнь, что замирает под стеклом,
И нити, разрастаясь волокном,
Становятся бессмертием и садом.


Я знаю, что мгновение умрёт,
Что волшебство - всего лишь снег и лёд,
И красота - в глазах и за спиною,
И медленно с ветвей летит пыльца,
И небо - смесь молчанья и свинца,
Но сказка не становится земною -


Ты с каждым шагом стряхиваешь сор,
Как будто нить вела в голодомор,
А полотно её перекрутило,
И мир теперь окажется иным,
За поворотом – облако и дым,
И снега больше, чем за Летой – ила...


 


***


Расстелен снег, как полотно,


в который раз зима... –


Так что нам было суждено,


Коль не сойти с ума? –


 


Послушать завыванье вьюг,


тишь ледяных пустынь,


где на мелодии разлук


звучит рефрен – остынь...


 


Я буду хладен, недвижим


когда-нибудь потом,


когда мы из дому сбежим


в какой-нибудь содом,


 


и, если кажется в дыму,


что мы забыли снег –


то как остаться одному


навек, навек, навек...


 


У полотна есть свой предел,


земля под полотном,


я в эту зиму жить хотел,


и мир казался сном...


 


И мир качался, черен, бел,


и гол и многолик,


и я увидеть не успел,


насколько он велик...


 


Но я дышу и потому


пейзаж не так уныл,


и мил и сердцу и уму


размах холодных крыл...


 


***
Как выглядел бы лес самоубийц,


когда бы у деревьев вместо лиц


цвели лингамы или пропилеи? –
назвать психонализом Аид? –


как на Содом, отправить в лес болид? –


взять бунинскую темную аллею,


 


Чтоб лес был, как у Януса – двулик? –


наставить сучья крючьями калик


на всех, кто удержался от распада,


кому на сердце выели дыру,


на ярмарке тщеславья, на пиру,


кому туда, как дереву – не надо,


но – надо, как живому о живых,


когда среди раззявленных кривых –


лик друга, и мерещится беседа –


безумие конечно, без суда,


и, если я опять пришел сюда –


то, значит, смерть лишь пиррова победа.



***


завяжи мне глаза, закружи,


я устал различать миражи,


светотьмой разделять перекрёстки,


далеко улетел лепесток,


у реки затерялся исток,


отовсюду звучат отголоски, -


 


я иду, но скажи – что искать? –


лунный мостик, болотную гать? –


и куда приведут эти тропы? –


привыкает душа к чудесам,


к тишине, как Фемида – к весам,


как быки к похищенью Европы, –


 


Что аукнется мне по весне? –


растворяя судьбу в белизне,


забывая, что зелень – в остатке, –


вот уже закружило, темно,


ни границ, ничего не дано,


только ляпки, объятия, прятки...



***


Представь себе, – заря, и ты – дракон,


из кучевых и перистых твой трон,


Прозрачна твердь до золотых прожилок,


Растения исполнены огня,


Спят ящерки и прочая родня,


Лишь мыши среди лиственных подстилок


 


Живут, как летом – в вечной суете,


И что там прозревают, в темноте? –


Какой-то промельк, оседанье наста? –


Как в зеркале – прообраз – исполин,


Из магии и кимберлита глин,


Гранита и времен Экклезиаста. –


 


Пари над миром, ящерица, миф –


Единожды над плотью воспарив,


Ты больше не грозишь себе распадом,


Цари и созидай своё добро,


А злато ли восходит, серебро –


Все обернется родиной и садом.


 


***


Прокрустово ложе любви,


Кармен и её кастаньеты –


Удачу джек-потом сорви,


Пока не сойдутся приметы –


 


Как танец, горящая степь,


Щелчки, соловьиные хрипы,


Судьбы ядовитая медь,


И запахи – тополя, липы.. –


 


Цветет, что сгорает дотла,


И тени на камне – короче,


И ты обожгла не со зла –


Так ворон вселенную сточит,


 


И сам потеряет приют,


Сияние – холод провала,


На ложе нам звезды поют,


Но, если музЫки не стало, –


 


Всегда остается вода –


Мертва ли она или vita,


Вставая кристаллами льда,


Спасает, что нами забыто.

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера