АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анна Папушина

Заметки агента режима. Поэма

***

мой институт – девяностые –
ларьков обрастая коростою
алкал, лакал свободу
(тяготился, давился, дивился), 
мною тужился город.


тужила, тужила Рассея,
тужил человек рассеян
по весям всея Руси.
и не у кого спросить: кто я?
за ответом ушёл сосед 
и не пришёл 
из запоя.


***
прививка приватизации:
омандатились рыжие зайцы,
опрокинутый в пойло лошье,
пей-дурей, народ заполошный,
окормленный внезапным абзацем
под рекламу, лапшу 
                         обцацывай, 
эх ты ж, поле-гуляй чудес,
ножке буша кланяйся, плебс!


мобильной, рыночной, прочими 
так себе 
и не очень, 
подвизаясь потребными связями,
прошлый век 
преклонён, с прошлым велико-
держаным завязывал,
удила закусив ржавые,
                     sos, – говорил, – sos, 
                                              сосредоточься, держава*.
***
с тем, 
по фронту слева и справа,


сорос сорил фантиком,
пестрило английской вывеской,
пиджаки, торгашня, музыкантики,
пере-загружаясь, рыскали,

 

экстрасенс сидел в каждом ящике,
сериал и т.п.ящер.


разверзлось ТВ слоганом:
слышь, поздно идти к врачу –
на органы! – хапай, на органы–
коммуняке пришёл карачун!


***
расхапанная, облапаная, обляпаная,
милая ты моя, снежная,
тебе ли не знать – одежда
она и есть – одежда,
привыкать ли
снегурочке таять?


***
ё! плиточным стал тротуар
шкет, маравший, 
                что цой вечно жив,
из туманов иных и баварий
вдруг понёс в народ креатив,
и пошёл тут такой казантип! –
обзавёлся шпанёнок ВИП– 
и на раз не вычислишь гада
за холёной подсветкой фасада.


на Обводном лишь честен двор
воробьиный, 
с тополем старым,
всё таит ещё ШКИДа порыв
и жирная лужа в бензине
напомнит рваную рану,
налётом флёра затянутый 
                          от войн незаживший нарыв.


***
а вот, поглядите, свернул со двора, идет петруха
мобильную припечатав лопатку к уху,
семенит узенькими
парусиновыми рейтузиками


адепт MTv и сиротка.
петя, а, петя, кто ты? 


я – менеджер!
а девочки в обморок – надо же!


и  за что нам такое счастье!
и  падают к пете в объятья
                                          фантазий.


петро садится в свой тазик,
                                               чтоб как
статусакво потерпевший вползти в офис 
                                                        из пробки.


из черепной коробки
время потянет затычку
сироткиной головы,
коль повезёт – мягко, 
чаще, увы – на Вы.


ему Зыкина зычна вызову–
только одним её именем 
у бедняги оторопь вызову.


а если потомок спросит – что такое ЕГЭ?
отвечу, что это болонка у которой кличка на «гэ».


***
хряст хребтов, хруст глобальных стыков,
мир мой, верен тебе мой шаг.
мне пингуют: отдался ль Вики?**                         
не дождётесь, люблю дышать!


***
рОдовы муки –рОдовы–
так извлекли меня к свету­–
мам, пап, да какой породы вы?!
белой ли, красной? –про это
теперь отвечать поэтам
                                        и мне.


лист белый, 
                     свет белый,  
                                            снег
в белом венчике метаморфоз,
истекая на красный слог,
                              горлом слова идёт колосс:


я – БЕЛАЗ, полигон казахский, 
я – совхоз,
коллективи-
зация.

 

в профиль – вскинувший бровь Набоков 
и Марина в цветах – светла,
тут же 
из космодромьеготла–  
на орбите пределов – Гагарин  
молодой – ни сажи, ни гари,
                           жданный звёздною тьмой жених.
что ни ракурс – с любого ока­–
человек постсоветский божий 
возгласит о себе – О как!–
скажет: – чудны дела Твои, –
причисляя порой прямо
к вышепромыслу свою самость.


***
собирают боинги – русские,
все айтишники-люкс – белорусы,
ещё, здрасте– новая нация,
инновацию нате – укрАинца!
да и тот с заподлица 
с одного  с русским яйца.

 

и чеченец, и немец – русские,
азиат, молдаванин – русские,
чукчи очень себе даже русские,
чукча-дед с моим дедом, однако,
в сорок третьем ходил в атаку.

 

***
в русском поле шумит целина
экономиста Хазина,
патриоты призвали в «Родину»–
растёт урожайность зерна!


и вновь продолжается сев–
прирастает детьми РФ,
цвет, колоритность, фактура–
как завещал Рюрик


***
нам внушают с холмов, мол, – не те мы,
что мы отстали от темы,
что женщинам идут бороды,
что встали на жабру свободы мы,
по определенью и сути – 
каждый рюссэт– агент Пу-у-утина.


русский всюду, везде, по пятАм!
трам-пам-пам–всем наступит Трамп!
поскреби-к по нутру его паспорта–
а не русским ли был его папа-то?


и чего не взбредёт в темя вам, 
оглашающий правила времени,
раз не те, обмакнись в нашу полбу –
за Донбасс принимай по лбу.

 

***
своего времени дети, 
как ни есть – за себя ответим.
на земле своей, здесь 
                 суть – те мы! 
и сургуч заварим на теме.


***
и ещё немножечк-
                          а З.Ы.
не спи – замёрзнешь! и зырь–
бдить и дышать, чтобы–
                        зырь в оба! 


окоёмь своё время взглядом–
от Рюрика  
до Сталинграда,
от Сталинграда
до Крыма–

 


станем ли мы другими?


и если ёмко и вкратце,
без толстовских абзацев:
мы неумолимо те,
у кого мать и отец –
Родина и 
               Отечество,
                         плюс Пушкин – ангел заплечный
Р.S.
здесь на сердце твоём выжгу лазером,
пилой архангела: ЗЗЗЗыыы–
от козней врага и сглаза–
«Храни нас русский язык»!
_ __
*Слова Горчакова (лицейского друга Пушкина) «Россия не сердится – Россия сосредотачивается» заставили вздрогнуть европейцев и при этом не дали повода к новой агрессии.

**Википедия.

К списку номеров журнала «Тело Поэзии» | К содержанию номера