АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Михаил Лапшин

Овсяная каша

    Ленка Тощая была переростком. А училась Ленка в 34-й школе «с особым уклоном». Характер у Ленки был угрюмый и подозрительный. Одноклассники боялись её за тяжелые красные руки.

 

Как-то раз на уроке географии неприятный учитель Виктор Иванович вызвал Ленку к доске:

– А ну-ка, Леночка, покажи нам, где находится Африка!

Ленка взяла тяжёлую указку и стала с ненавистью тыкать в карту мира. Учитель слегка подвинулся.

– Воть, воть... – говорила Ленка. Указка тыкалась то в Австралию, то в Новую Зеландию. В классе уже начали посмеиваться.


Ленка резко обернулась, зыркнула на класс и пропищала неприятным голосом:

– Я вас воть так! – И с треском разломила деревянную указку.

В это время в класс вошел директор школы Александр Дмитриевич с гробоподобным лицом и, галантно харкнув на пол, осведомился, что тут происходит.

– Они миня мутят! – взвизгнула Ленка, бросаясь к директору школы на шею. – Я по утляне плётно выкусяла талельку овсяной касы, воть и мозги у меня не сяблязяють...


– Тише, девчушка, – хрипло выдавил директор школы, освобождаясь от железных объятий Ленки. Да, кстати будет сказано, что ни директор школы, ни учитель с утра ничего не кушали.

– Пойдёмте, пойдёмте ко мне! – верещала Ленка, – у меня мамя целюю кастлюлю навалила!

– Ну, коли навалила, грешно было бы не пойти. Я очень люблю овсяную кашу! – оживился директор.


– Виктор Иванович, следуйте за мной! – сказал он учителю географии. И все трое двинулись к Ленке домой.

Дверь им открыла Ленкина мать – добрая, добротная женщина Галина Алексеевна.

– Ой, ой, ой, кто к нам пришел! – замельтешилась она.

– Соловьёв баснями не кормят, – ласково сказал директор школы Александр Дмитриевич.

 

Галина Алексеевна сильно покраснела, всплеснула руками и усадила гостей за большой деревянный стол.

Директору школы Александру Дмитриевичу досталась самая большая тарелка овсяной каши «со смаслом».

Учителю географии Виктору Ивановичу – чуть поменьше – уже без масла. А Ленке за компанию положили в кошачью миску всего столовую ложку.

– Ну, дорогие гости! – сказала хозяйка, – кушайте на здоровье!


И вот тут-то и произошел неприятный случай. Учитель географии Виктор Иванович наклонился над тарелкой Александра Дмитриевича, пукнул – и огромным языком втянул в себя горячее сливочное масло, сказав при этом «Ы!»

Лицо директора школы Александра Дмитриевич было добрым. Он медленно, интеллигентно встал из-за стола и вышел из комнаты. Подойдя к телефонному аппарату, он набрал номер милицейского участка и сказал глухим голосом:

– Срочно приезжайте по такому-то адресу! В доме поножовщина.

Потом он высунул голову в дверь гостиной и мигнул Ленке Тощей. Она выбежала к директору и уставилась на него своими оловянными глазищами.

– Где у вас курятня, Ленка? – спросил он хриплым голосом.

– Тям, тям! – пищала Ленка, указывая во двор, – тёлькя вы остялёзнее, тям пятюх злёй!

– Спасибо! – улыбнулся директор и протянул Ленке здоровенный молоток. – Я пойду туда, а ты иди туда – Александр Дмитриевич указал в сторону гостиной – и бей изо всех сил!


Пока Александр Дмитриевич был в курятне, Ленка Тощая подошла к чавкающему учителю географии и трижды опустила молоток на грязный череп несчастного. Вошел Александр Дмитриевич и швырнул обезглавленную курицу.  Птица, брызгая кровью, побежала по столу. Ленкина мать, охнув, грохнулась на пол. Директор школы приказал Ленке выкинуть молоток и с тем откланялся.


Суд приговорил Виктора Ивановича, учителя географии, который, кстати, остался жив, к десяти годам лишения свободы за варварское отношение к животным и хулиганское поведение. Ленку отправили в исправительную колонию для умственно отсталых. Молоток так и не нашли. Александр Дмитриевич с Галиной Алексеевной обвенчались и жили долго в любви и полном согласии. Галина Алексеевна всегда варила мужу вкусную овсяную кашу.

К списку номеров журнала «ВАСИЛИСК» | К содержанию номера