АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Алексей Александров

Стадион. Стихотворения

***

 

Стадион распахивает пасть –

Этот мяч созрел и будет съеден.

Тесно, негде яблоку упасть,

Помечтать о призрачной победе.

 

Там внизу гуляют по траве

Вежливые, словно марсиане,

Существа с пятном на рукаве

От прививки с северным сияньем.

 

Тишина такая, что в воде

Слышно, как рассыпавшись на буквы,

Златопёрый ангел пролетел.

Облака вечерние набухли,

 

Пеплом поливая и песком

Головы и сомкнутые очи.

Белочка приходит со свистком,

Вспыхивает ягода по-волчьи.

 

***

 

Никогда и ничем не кормите чаек –

Прилетят и сами все отберут.

 

Этим вечером голая Маргарита

На городском пляже подставляет колено

Для поцелуя странной процессии:

 

Человек в пиджаке с оторванным рукавом

И пустой птичьей клеткой,

Женщина лет сорока в разбитых очках,

Пара влюбленных лилипутов, держащихся за руки,

И мальчик с кубиком Рубика, собранным до конца.

 

Ветер на стихи Кальпиди, приснившийся библиотекарям.

Все готово к началу читального сезона.

 

***

 

Одинокое дерево словно шатер,

Но туда не войдешь без отмычки и лома,

Улыбаясь, как вылезший к солнцу шахтер,

Или плача, как рыбину жарящий клоун.

 

Там на ветках подпиленных тесно сидят

Несчастливые дети и с радостным звуком

До утра с увлеченьем играют в себя,

Отрывая то ногу друг дружке, то руку.

 

Одинаково любят чужое кино,

Но бывает, что слышно, как бьется посуда,

Говорит великану танцующий гном,

И на дерзкой губе проступает простуда,

 

На втором этаже опадают цветы,

Птица важная спит, притворяясь домашней.

А когда постучишься, растают следы,

И никто не идет за волами на пашне,

 

Задевая  верхушкою мех облаков,

Щекоча, словно перышком, горлышко Рима,

Где с комочками манки кипит молоко,

И тебе достаются лишь локоны дыма.

 

 

***

 

И балерин из готовален

Вдруг фуэте увидел я,

Когда в саду передавали

Концерт вечерний соловья.

 

Они круги чертили ножкой

С железной грацией под песнь,

И тень ложилась на дорожку,

Как на ладонь просящих пенс.

 

Скучает бархатное ложе,

Но в сумерках среди ветвей

Лишь птичка серенькая может

Так о любви сказать своей.

 

Проходит дождь – рабочий сцены,

Ржавеет скучный реквизит.

Никто спектакля не оценит

И красоты не освистит.

 

 

***

 

В прямом эфире партбилет

Порвал и съел, не запивая.

В кустах играют в биллиард

И ждут последнего трамвая.

 

Как только выйдешь из ворот,

Тебе товарищ прокурора

Зачем-то радостно соврет,

Что остальных отпустят скоро.

 

Летит под ноги юркий шар,

И, кий держа в руке, громила,

В лицо тебе огнем дыша,

Становится смешным и милым.

 

Но слышишь звон, а дыма нет.

По рельсам прет железный ящик

Для сбора краденых монет

В твоем мирке ненастоящем.

 

Садись, поехали, нас ждут

Знамена, площади, вокзалы,

Я подарю тебе звезду –

Как в мультике она сказала.

 

 

 

***

 

Гуси превращаются в лебедей,

Кухня украинская – в шаурму,

Стайка шоколадных уже детей

Тает, погружаясь в густую тьму.

 

Где-нибудь деревня стоит в кустах,

Прыгает шансон, дребезжа строкой,

Облако прихрамывает, устав

Бегать за вихляющейся рекой.

 

Если это к храму короткий путь,

Ангел у дороги торгует сном,

На меду настоянном, всё забудь,

И очнешься в лодке с пробитым дном.

 

Небо над тобой – как ливанский кедр,

И к гирлянде звезд подключили ток.

Пафосный беляш у тебя в руке,

Фляжка с коньяком на один глоток.

 

***

 

Облака из прошлого

Иногда заплывают сюда –

 

Те же зайчики,

Погрузневшие, с пивными животами,

Теряющие форму, величественные,

Как обломки империи,

Как разорившаяся пельменная,

Которую так и не выкупили

Новые хозяева этих небес.

 

Некоторые заготавливают впрок,

В августе закатывают банки,

Чтобы потом всю зиму

Согреваться воспоминаниями,

Пока за окнами

Воют ветра перемен.

 

***

У птицы отпуск двухнедельный,

Вот месяц вынимает ножик,

Но ничего не будет делать

Среди неведомых дорожек.

 

Налей ей водки кипяченой

В мутнеющий хрусталик неба,

Мышей не ловит кот ученый,

Но, молнии увидев гнева,

 

Изображает беспокойство.

Грохочет, как олимпиада,

Посуд фарфоровое свойство,

И за стеною водопада,

 

Вдруг пересохшего, маячит

Знак на скале его отвесной,

И сердце прыгает, как мячик,

Упущенный у самой бездны.

 

***

Лев Николаевич в цирке, из обруча

Выпрыгнув, – сразу за письменный стол.

Дети кричат: покажи нам Хоттабыча!

Он им давно отвечать перестал.

 

Долго скакал и устраивал фокусы,

Гроб на три части с женой распилил,

Пил самогон из цветущего фикуса,

Спал круглый год на гвоздях на полу.

 

Палкою били его злые клоуны,

Вытерпел всё, сочиняя роман,

И завитушку над буквой заглавной

Вывел, и выбросил папку в камин.

 

Выдерни волос седой, чтобы в зеркале

Видеть голодного злого раба,

Вспомни свое назначение жалкое

И дрессировщику вслух нагруби.

 

***

 

Идет носильщик с чемоданом,

А там – уха из топора,

И в звонком отблеске медальном

Строку печатает парад.

 

Прохожий шевелит ушами,

Когда мороженое ест,

И, поясом с двумя ножами

Затянут, вон из этих мест.

 

А ты постой, не думай даже

Сквозь стену взять и улизнуть –

Сейчас патруль тебя повяжет,

Диспетчер перекроет путь.

 

Поешь наваристой ушицы,

Бросай в мишень свои ножи,

И незаметно жизнь промчится,

Как лифт, минуя этажи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К списку номеров журнала «ГРАФИТ» | К содержанию номера