АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Кацюба

Глядящие на пламя

Глядящие на пламя

 

Пламя живет в глазах глядящих на пламя

 

Мяч

 

Руки вибрируют, образуя арку и свод.

Первая Мария видит вторую в зеркале рук:

рот и брови в раме – кармин и мрак.

Мария три и четыре – прозрачные створки ворот.

Пятая Мария – купол и крест.

Шестая, смеясь, роняет с небес МЯЧ.

Мяч скачет назад – вперед,

ванна Марата «Авророй» прошла Неву

первый красный Корде-балет –

ада-да-адажио черных дул.

Па-де-труа – рикошет от стен:

Токарев – Макаров – Кармен.

Мяч скачет вперед – назад –

па-де-де Калашников и Арманд.

Синие мигалки кромсают мрак –

то уа-у-акушерки Перовской опять теракт.

Мяч скачет, теряя вес…

Мария седьмая его поймает, склонясь с небес,

рукавом оботрет грязь, кровь, крик

и вернется обратно в рай, двери прикрыв.

 

 

Мебель жизни

 

Диван

 

Друзья Игры Влюбленность Амбиции Надежды

 

Шкаф

 

Вдруг приснится шкаф из времени детства

однажды

полный одежды

плотно забитый всем позабытым

мамины платья до которых я доросла

обогнала и выросла из подростка

платье – юбочка солнце – из ситца

в нем так приятно было кружиться

любимая юбка цвета неба в облачной дымке

белые пуговицы до подола

называлась такая юбка

«мужчинам некогда» – шутка

не очень понятная мне тогда

первый – для школы – свитер черный

когда разрешили ходить без формы

а дальше платьица мини на плечиках

каждое – чудо сшитое за один вечер

яркие разные

тетки в троллейбусе: «Безобразие!»

пальто сиреневого цвета на одной пуговице

размером с блюдце

«осторожно, двери закрыва-

                                                ются!»

смыкаются дубовые двери

шкаф ушел по маршруту вверх

следующая остановка – обновка

 

Комод

 

в этом ящике лежат нужные вещи

в этом ящике лежат нужные вещи

в этом ящике лежат нужные вещи

в этом ящике лежат нужные вещи

 

в ящике этом лежат нужные вещи

лежат в ящике этом нужные вещи

нужные вещи в этом ящике лежат

вещи нужные лежат в ящике этом

 

в этом якище желат нужные щеви

в томэ ящике лежат жунные вещи

в этом щикея жатле ныенуж вище

в мэот яищке елжат нунжые ищев

 

Стол

 

Стол – это столп и престол цивилизации

 

Заклятие красным

 

Проходи в красном, в красном

рассыпай кораллы горстями

заметай алым подолом

багряную рябь каналов

 

Вызов принят – кумач перчатки

разлетится кровавым пеплом

криком ночи кармин взовьется

и в зрачок упадет рубином

 

Ты нацедишь рдяной воды из крана

прошуршишь за червонной ширмой

уплывешь на  пунцовых подушках

в зал повторного сновиденья

 

Там всегда от тебя убегают смеясь две тени

на нем киноварный плащ

на ней пурпурные туфли

переспелое солнце – лопнувший плод граната –

рот обрызганный соком

всех твоих бесполезных слов

 

Суперлуние 2014

(дорожный палиндром)

 

и город лун к мосту тут сомкнул дороги

у дорог кирхи выдохнули лун ходы – вихри к городу

лег на стену лик и луне – тс! – ангел

ан туману лики дики, луна мутна

и к темноте бежал глаже бетон, метки

и те с виадука куда? И в сети

радар туннелем смелен – нутра дар

но выдохнули лун ходы вон

ах это Корану луна – рокот эха

а  Будде бури минули и луни мир у бед дуба

 

Просьба

 

Если мольба не молотьба словесная,

если просьба не просо,

просыпанное впопыхах,

слово разломится в середине на два крыла

и взлетит выше неба, не запутавшись в облаках.

Выше спутников, выше космической станции,

где спиральная галактика прикрывает ворота в рай,

слово найдет в заборе ангельскую лазейку

и окунет раскаленные крылья в реку воды живой.

И поднимут его ладони светлее света,

тихим смехом окутает голос,

недоступный земному слуху,

и если в середине слова пульсирует сердце,

то все исполнится по этому слову.

А слово вернется на землю птицей-вестницей, 

крылья радужные сложив,

ведь каждая птица

ангелам немного родственница,

и не важно, кто она – лебедь, удод или чиж. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К списку номеров журнала «КАЗАНСКИЙ АЛЬМАНАХ» | К содержанию номера