АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Лариса Чулакова

Рассказы

Подвиг юных рыбаков


 


В день 72-й годовщины освобождения Таманского полуострова собрались станичники к Вечному огню отдать дань памяти воинам – освободителям-героям, тем, кто, не жалея жизни, ковали Победу.


На лавочке сидел старичок, гладко выбритый, с седыми редкими волосами, со слезами на уже плохо видящих глазах. В левой руке дрожал букет осенних цветов, а правой он опирался на самодельный посох. Старик что-то шептал, качал головой, вздыхал и плакал.


Я тихо подошла к нему, присела рядом и стала прислушиваться к его шёпоту. Дедушка посмотрел в мою сторону, помолчал и заговорил слабым старческим голосом:


– Один я остался на белом свете... старшие братья поумирали. Мало кто их помнит, а ведь они герои войны, хоть их не наградили за храбрость и подвиг.


– Дедушка, расскажите мне про них, пожалуйста!


– Мальцами мы были в годы войны. Деды, отцы и братья на фронт ушли. В станице остались женщины, дети и очень старый кузнец. Мы по камышовым тропам на лиман ходили рыбу ловить. Вдруг услышали гул моторов машин. Это фашисты к «Голубой линии» везли бомбы, мины, снаряды и патроны. Сильно испугались и постарались незаметно убежать. Иван предложил всё кузнецу рассказать, Петро согласился, а меня – Митяя – никто не спрашивал. Кузнец внимательно выслушал наш сбивчивый рассказ, подумал и сказал, чтобы мы назад вернулись, прямо в их лагерь: «Вас они не тронут. Вы им пообещайте рыбы наловить и на ужин принести, а сами сосчитайте, сколько машин, мотоциклов, солдат фашистских, и хорошенько дорогу запомните».


Мы всё исполнили. Оказалось – восемь машин, двенадцать мотоциклов и больше пятидесяти солдат. Кузнец за день много очень прочных и острых заточек-спиц выковал. На рассвете мы к лагерю пришли. Охранники спали. Старшие братья колёса прокалывали, а мы с кузнецом на «атасе» стояли. Проснулись фашисты, собрались груз смертоносный к фронту доставить, а машины с места сдвинуться не могут. Кузнец сообщил советским солдатам о месте расположения лагеря. Разбомбили фашистов проклятых в камышах у лимана!


 


Старик вытер платком слёзы. С трудом поднялся и пошёл возлагать цветы к Вечному огню. Нашу вокальную группу «Кубаночка» на сцену позвали песни о Победе петь, о Кубани, о Тамани. После концерта я искала дедушку, чтобы фамилию его спросить, но не нашла. Видимо, его отвезли домой дети или внуки, а может быть, и правнуки.


Спасибо вам, юные рыбаки, за смелость, подвиг ваш! Низкий поклон за мужество, любовь к Родине – России!


 


04.11.2015 г.


 


 


Источник жизни


 


У нас с мужем есть традиция: рассматривать монументы, памятники и картины молча, долго, не мешая друг другу, потом, где-то минут через двадцать-тридцать, обменяться впечатлениями.


Посетили мы в Ленинграде мемориал: РАЗОРВАННОЕ КОЛЬЦО БЛОКАДЫ. Сердце сжималось от боли, слёзы слепили глаза, цифра 900 – именно столько дней длилась блокада – наводила страх и ужас, ведь за ней – холод, голод, смерть...


Решили пройти в парк, сесть на лавочку у водоёма, где плавали лебеди и утки разных видов, перекусить и только потом поговорить о мемориале. После трапезы осталась половинка белого батона. Я подошла к пруду и стала бросать кусочки водоплавающим птицам.


На соседней скамье сидел мужчина. Он выглядел болезненно, руки дрожали. Заговорил слабым голосом:


– Блокадной весной 1943 года сначала умерла бабушка, потом мама, мне было десять лет, нестерпимо хотелось кушать, но ничего не находил съедобного, никто ничего не давал. Я решил прийти сюда и утонуть в этом пруду. Вошёл в очень холодную воду, заплакал, но шёл и шёл по песчаному дну в глубину.


Вдруг увидел лягушачью икру, прикреплённую к водорослям. Начал пробовать, она показалась очень вкусной. Не помню, как вышел из воды, сытым прилёг на траву и уснул.


С тех пор я часто приходил к источнику моего выживания, ел икру, водяных улиток, водоросли, иногда удавалось поймать рыбку, которую резал на маленькие кусочки и жевал сырыми.


Когда осенью вода стала замерзать, я подумал, что умру от голода. Однажды, потеряв сознание, упал на улице, не дошёл до пруда. Очнулся в больнице...


 


Мужчина с трудом поднялся и, опираясь на посох, медленно пошёл по тропинке.


Мы долго молчали, обдумывали рассказ блокадника, а по водной глади проплывали два белых лебедя – символы мира, любви, красоты, совершенства и благоденствия...


 


30.01.2016 г.

К списку номеров журнала «Северо-Муйские огни» | К содержанию номера