АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Евгений Степанов

Сердцу моему огниво. Стихотворения

ЭТОТ ГОРОД

 

Этот город – дикий сплав

Черни вычурной и знати.

Этот город – точно граф

В износившемся халате.

 

Этот город, где молчат

Камни так красноречиво.

Этот город, этот град –

Сердцу моему огниво.

 


ВСЁ О ТОМ ЖЕ

 

Непонятки, тоска, перепалки,

Догонялки за грешной мошной…

Целый день бы смотрел, ёлки-палки,

Фильм какой-нибудь глупый, смешной.

 

Я устал от стервозных клиентов,

На меня нагоняющих страх,

Я устал от нервозных комментов

В социальных безумных сетях.

 

Только паузы нет, и надежде

Я сказать ничего не могу.

Остаётся бежать – так, как прежде –

Остаётся упасть на бегу.

 


ПАМЯТИ ДРУГА

 

Скончался поэт – огорчился фейсбук,

Три тыщи друзей и три тыщи подруг.

 

А кто-то и не огорчился ничуть.

Поэт же продолжил неведомый путь.

 

Живой он был счастлив и счастлив теперь,

Земную закрыв тяжеленную дверь.

 

Душа отлетела от тела – дыша

Легко и свободно. Спокойна душа.

 


ПОРТРЕТ

 

Люблю похлопать по плечу

Удачу (зычную подругу),

Люблю сказать: «Я заплачу»

И заплатить за всю округу.

 

Люблю свой град (большой вокзал);

Чтоб хоть чуть-чуть меня любили.

И жаль (как Беликов сказал),

Что нет со мною рядом Лили.

 

Но я не плачу (вреден плач

Тем, кто командует парадом).

И яд отдельных неудач

Не назову смертельным ядом.

 


ПРОШЛИ ГОДА

 

Да, спору нет – я был кретином,

Я рифму зв(н)ал: любя – губя,

Тушил пожарище бензином,

Крушил – кого ж ещё?! – себя.

 

Да, спору нет – всё это было,

Да, спору нет – и стыд, и срам.

А всё же ты меня любила.

Везёт – и вправду! – дуракам.

 

Прошли года – я стал умнее

И тише стал ручных мышей.

Но гонишь ты меня в три шеи,

Как злобный дворник – алкашей.

 


НОСТАЛЬГИЯ ПО БОЛГАРИИ

 

Может, это и предательство,

Или просто я иссяк?

Хочется закрыть издательство

И уехать в Слынчев Бряг.

 

Хочется забыть про фортели

«Дружбанов» моих лихих,

Нервы мне они попортили,

Хочется забыть про них.

 

Хочется чтоб гладиолусы

Выросли в саду у нас

И на рейсовом автобусе

Ездить с внучкою в Бургас.

 

Хочется – ах, перехочется.

Бизнес – это кандалы.

И душа ночами корчится.

Да и дни невеселы.

 

* * *

Друг обманет закадычный –

Как же, как же без обмана?!

Дом развалится кирпичный –

Рухнет поздно или рано.

 

И – посаженные мною –

Лягут в печь-камин деревья,

Зарастут бурьян-травою

Сумасшедшие кочевья.

 

Я уйду, не скрыв усмешку,

И традиций не нарушу.

Я заброшу в небо флешку,

Так похожую на душу.

 


САД-МОНАСТЫРЬ

 

Ухожу, убегаю отсюда.

Я давненько хотел убежать.

И хорошая девочка Люда

Не сумеет меня удержать.

 

Ухожу в этот дачный, сосновый,

В этот грядочный сад-монастырь.

Умилённый сосновою мовой,

Я забуду про город-упырь.

 

Я забуду о медиа-рынке,

Я забуду поточную гнусь.

И восторженно каждой травинке,

Каждой грядке своей поклонюсь.

 


ОЧЕНЬ СМЕШНАЯ КИНОКОМЕДИЯ «ШИРЛИ-МЫРЛИ»

 

Эти гонки – по кругу – обрыдли.

Этот вечный бессмысленный бой…

Я хотел бы смотреть «Ширли-мырли».

И желательно – вместе с тобой.

 

Я хотел бы лежать на диване,

Я хотел бы лежать на тахте.

Можно даже лежать на поляне –

Но по-детски прижавшись к тебе.

 

Без тебя – даже лето не лето,

Без тебя – доконает хандра,

Без тебя – ледяная планета,

Без тебя «Ширли-мырли» – мура.

 


ПОНИМАТЬ

 

Очеса бы сияли лучисто!

Речь пускай, как захочет, язвит.

Я же понял природой лингвиста

Замечательный женский язык.

 

Ты ругаешься – это пустое.

Ты шумишь – я ликую: виват.

Обижаться на женщин не стоит.

Понимать – дальновидней стократ.

 

г. Москва

 


К списку номеров журнала «ДОН» | К содержанию номера