АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Вилли Мельников

Определезвия и ощущепки

Я — неисправикинг, словообразоварвар, неукротигр, непредсказубр, ускользаяц, произволк, потрястреб и в чём-то — изящерица. Зодиак — сопротивлев. Склад ума — мультименталист. Социальное происхождение — творянин, но из разночтинцев. Национальность — идеец. Род занятий — вездельник.

Долг платежом красен… Говоря на муфтолингве, задолжадность возвращедростью красна!

Далеко не всякая новорождевочка вырастает заглядевушкой, становится головокруженщиной, доживает до неувядамы и достигает мудрости улыбабушки!..

Поэты составляют группу рискренности.

Горькое воспоминание: вчерашпиль мне царапает глазавтра!..

Антидепрессант: вымети действисельность мгновеником!

Весна: мерзлятся, медитая, льдинозавры.

Осень: обезглавгуст нёс скелето на прохладбище.

Грамматика: с расправила сорвался исключепчик…

Катарсис: в непостижизни стань преображертвой!

Экономика: в зарплатье танцевали раздевальс!..

Причина бед: мы слишком редко говорим на Yes!peranto!.

Религиозный фанатик: сражён Богобоязвенным недугом.

Утро: рассвет пиранний дночь прогрыз.

Вечер: асфальт полужинал дождём.

Солнечный удар получаешь, когда солнце приревновало твою тень к твоему же солнечному сплеТению.

Солнце — это золотая лихорадка дождя.

Кактус — это разочаровавшийся в жизни и не верящий ни во что огурец.

Come-back’ство из good-Bye’конура.

Мои школьные годы — октябряцанья комсомолотом по пионервам.

Изнемождень и одиночь. Беселье и грузть.

«Который час?» — спросила меня смерть.— «Боюсь вовремя не наступить!».Ответил: «Не знаю. Я давно потерял мои биологические часы!». И смерть безвременно забилась в предсмертной агонии…

В мой огород брось камень философский!..

Иных уж нет, а те — долечиваются…

Интеллектуальное обзывательство: эх ты, энциклопедик!

Афоризм — это дефолиант для джунглей многословия.

Вакуум — это освободившийся от кармы воздух.

Поэзия — это проза, которой удалось сбросить чешую знаков препинания.

Если существование — это бесконечные младшие классы, то жизнь — это подготовительные курсы для поступления в университет бессмертия.

После случившейся в суши-баре разборки его переименовали в «мочи-бар».

Священник в фотоателье. «Улыбнитесь, святой отец! Скажите:”Cheesus”!..»

«Ты бы избавился от мании Руставеличия, если бы походил в моей шкуре!» — сказал барс Витязю-В-Тигровой-Шкуре.

Древние мифологии — вечные олимпиады, на которых соревнования богов и людей заканчиваются вничью. Монотеистические религии — матчи, заказчиком которых и единственным выигравшим становится Судья.

“Shock must go on!” — поёт Зигмунд-Фрейдди-Меркьюри.

Всякая теория относительности уравновешивается практикой доносительности.

Сократкость — сестра атланта.

Маркизверг без де-Садреса.

“Another Brick in the wall!” могло быть предсмертным восклицанием Маяковского.

А если б не безумство храбрых, чем бы кормилась наша психиатрия?!

Когда же мы перестанем обзывать нимб вокруг святого Солнца поясом астероидов?!

Сколько не кричи «Москва! Москва!», зубам во рту златоглавее не станет.

Апофеоз эволюции человека: Кома-сапиенс.

Человек — терновый венец творения.

Никто не меняется так быстро, как человек, и ничто — так медленно, как человечество…

Дехлорация независимости.

Если тебе удалось убедить шляпу в том, что она — туфля для головы, а ботинки — что они кепки для ног, значит, ты обладаешь абсолютным даром внушения!

Чьи книги предпочтительней сжигать, чтоб дым Отечества был сладок и приятен?..

Я растолок все старые обиды: в хозяйстве нужен наждачный порошок!

Приговорённый к высшей вере в наказанье…

Российская история — петушиные бои, которые ведут между собою головы гербового орла.

Андрей Белый по-чёрному кусал Блокти…

Цветаева — Цвета Ева.

Коллега по разведению ОБЭРИУток — brother-in-Harms.

Рыбье молчанье — это истина, глаголющая устами выплеснутого с водою младенца.

Преждевременно постаревший — повзрослезший.

Нарастание/убывание частоты комплиментов — лестьница.

Схема вечного двигателя: сыр катается в масле и подливает его в огонь, то и дело похищаемый Прометеем, чтобы поджаривать тосты с сыром, катающемся в масле…

Родион Раскольников оказался Достоевнухом!..

Радиоактивность — это гнев некоторых металлов на доставшие их просьбы превратиться в золото.

Цена американской мечты — “Nighty fine dollars”.

Трещит по России валютый мороз.

Украина — раздра’житница России.

«Не за огонь люблю костёр…» — напевал Великий Инквизитор.

Надежда умирает последней. если не успевает повеситься первой.

Он надкусывал её глазами, разжёвывая радужкой, отцеживая хрусталиком и сплёвывал третьим веком — в век двадцатый.

Окно — вдох пространства, увязший в выдохе стен.

Окна — это листки из путевых блокнотов неба, факсимильно опубликованные на страницах-фасадах.

Тень — это постскриптум к выжженным светом словам.

Звезда — это чёрная дыра, стесняющаяся сознаться в своём прозрении.

Нолики не склонны нести свои крестики.

Конец бесплатной медицины: «Дай, Джим, на счастье эскулапу!..».

Высумеречивание вечера в ночь — это процесс проявки негатива, с которого будет отпечатан позитив подступающего дня.

Мозг Гамлета остался беззащитным, когда его череп эмигрировал в Нью-Йорик.

Полугодие пессимиста: от кошмарта — до удавгуста…

Визажист в местах лишения свободы — кутюрьмье.

Я набело пишу в черновиках!

Диаментально противоположные цветочки зрения.

Сборник волчьих мемуаров: «НЕЗАВЫВАЕМОЕ».

Съезд волков стал для всего леса значительным со-вытием.

Ночной клуб чем-то похож на жертву нераскрывшегося парашюта, которой не удаётся разбиться: земля не даёт падения без входного билета.

Мёртвая тишина — это труп недосказанности. Затянувшаяся пауза — клиническая смерть тишины.

Поэт умеет превращать эпитафию в эпиграф, а философ — объяснить: чему радуется надгробный камень, став титульным листом.

Один римский патриций имел обыкновение опаздывать на званые обеды и появлялся, когда пирушка была в разгаре. С тех пор и пошла поговорка: «Аппий Тит приходит во время еды».

Назвался груздем — не кричи, что не мухомор!

Накопилось столько спорных привкусов, что о вкусах уже и не спорят!..

Какой напильник не считает свою насечку штрих-кодом?!

На безрачье и рыба — креветка!..

Художник, расписывающий закусочную, — хот-дожник.

Женское драматическое амплуа — ак’tristia.

Ксёндз вышел с выставки сюрреалистов и воскликнул: «О, Матка Босха!..».

Прихожанин — священнику: «Батюшка, будьте моим духовным спонсором!».

…Они лежали вместе долго и счастливо, и воскресли в один День.

С планеты на планету — космонавтостопом!

Попробуйте убедить стреноженного коня, что тройная точка опоры — максимально устойчива!..

Пусти козла отпущения огород городить — и получишь пример непротивления козлу насилием.

Если Америка вырастила на себе Соединённые Штаты, то Россия — лишь объединяющиеся внештатные ситуации…

Революции — это эра-генные зоны истории.

Пусть уж лучше что-то ничем не кончится, чем закончится ничем!

Не боги о горшки обжигаются!..

Знает мясо, чья кошка им подавилась!

Всё дело пошло псу под хвост… но зато какому породистому!

Смято место свято не бывает!..

Книга по истории революций — путчеводитель.

Сказки тысячи и одной Варфоломеевой ночи.

Лице’мэр обжёг муниципальчики. 

Разделив заветы Ильича на Ветхий и Новый, Россия гулливерит в лилипутина.

Выйти из безвыходной ситуации — значит превратить круги на воде после падения в неё в круги своего общения.

Как выжить цвету нации, если большинство населения страны — дальтоники?..

Почётное звание ветерана ритуальной службы — ангел-захоронитель.

Не спеши горевать, оказавшись у разбитого корыта: возможно, это твой не состоявшийся гроб.

Богатство и бедность — это масло масляное и масло мысленное.

Латиноамериканский велогонщик: Велосипедро Колессандро Тормозэйро.

Любимое растение футболиста — перехвати-поле.

Истинно российский путь выхода к морям: прокладывание каналов от лужи к луже…

Главное в работе патологоанатома — членораздельность!

Утром я подкрепился пустою завтраковиной, зато вечером вкусно пожемчужинал!

Москва — уже третий неповтоРим!

Архитектурный стиль нынешней кризисной эпохи: Fin-de-siecle’эктика.

Если песни “Битлз” навязнут в зубах, может развиться кари’Yesterday!..

— Зачем ты собираешь сигаретный пепел в большую банку?  — Если после моей смерти меня кремируют, то вместо своего пепла я подсуну табачный — и моя смерть промучается кашлем вплоть до Страшного Суда!

Гипертрофированное чувство вины — это когда скелет-в-шкафу играет на рояле-в-кустах.

Национальность Крокодила Гены: Чебу’Russian.

Воздушные ямы — кариесовые полости в зубах небес; эй! Есть ли в самолёте стоматолог?..

Самоубийца верит, что петля — модный воскрешейный платок.

Свастика — это наикратчайшая автобиография Мироздания.

Тосты заздравный и поминальный нередко различаются тем, что при произнесении первого радость фальшива, а второго — искренна.

Стройплощадки похожи на выпотрошенные учебники геометрии, со страниц которых пососкальзывали, перекалечив друг друга, все фигуры.

В Первую мировую войну противники братались. А враждовавшие между собой отряды амазонок когда-нибудь сестрились?..

От перемены мест слагаемых сумма не меняется, но иногда сотрясается их спорами об авторстве той неизменности.

«Ни дня без строчки!» — решили писатель и швея.  «Ни дня без очереди!» — объявили покупатель и пулемётчик.

Слабая сторона палки-о-двух-концах — отсутствие начала.

Оружейная свадьба: удалой купец «Калашников» и изящная переводчица «М-16».

Любимое вино роботов — «Кибернэ».

Число «тринадцать» — не чёртова дюжина, а просто високосная.

Небо — медаль, вручаемая планете за отвагу в боях со Вселенной.

Атмосфера — это отстоявшийся компот с выпавшим в осадок человечеством.

Чёрные дыры — космические налоговые инспекторы, собирающие со Вселенной мироздань.

Ирония — это дочь Настороженности и Восторга, заведшего любовницу Зависть.

От мыслей дым шёл коросмыслом…

Из-за повального увлечения ставить точки над «i» на долю «ё» ничего не остаётся; потому её и печатают лысой.

«Гербалайф»: Герб!.. А лайф?..

Неразлучная пара среднеполых — Одно и Тоже. Мужас и женакипь.

«Мне нравится работать дворянином!» — приговаривал дворник.

«Работа — что волк: из леса не убежит!» — говорили на лесоповале. 

Воспоминания о советском детстве — Октябряцанья комсомóлотом по пионéрвам.

Пентхаус — это незаоконно-рожденный сын дворца и голубятни.

Если долго задерживаться в состоянии «post-factum», от него откалывается «с», объявляя себя суверенным витамином и оставляя тебе жалкое «post-fatum»!..

Курорт для политизированных философов — СолжеНицца.

Награды, вручаемые перед опалой — предостерегалии.

Объединение Европы — самый грандиозный случай евроремонта.

Хорошо, что я не родился женщиной: иначе всю жизнь пришлось бы сожалеть, что не родился мужчиной!..

Жить прошлым — значит уподобиться дереву, вздумавшему заставить корни покрыться листвою и блаженно-улыбчиво наблюдающему, как засыхает крона.

Спасение утопающих — дело рукописей самих утопающих!

…Надо отдать должное! Но никогда — задолженное.

Затянувшееся “Dixi!” превращается в диксиленд…

Моя национальночь ясна, как происхождень!..

Бонапартия французского самоДеГолльства.

Упадок сельского хозяйства — агробление.

Стоматологи объявили зубастовку.

Иван-Сусанчо-Панса запасся в дорогу Дон-Кихот-догами.

Публий Овидий Назонокосильщик был отправлен в ссылку за свою травозащитную деятельность.

Я зубоскалил — скалы грыз зубами…

Примечаяния книги — обложь опровергнуть.

Гроза — это борьба clouds-nine за седьмое небо.

Ситуация: российский обыватель — на лекции американского проповедника. Диагноз: вороне где-то сэр послал кусочек Бога… может обернуться Исходом.

Пока Треугольник советует Кругу влюбиться в Окружность, она выходит замуж за Квадрата!..

Однажды моя Смерть, придя ко мне, объявила: «Приготовься: я — твоя смерть!». Ответил с укором: «Едва подошла к незнакомому мужчине, как тут же объявляешь: я — твоя!..». Смерть смутилась и, теребя отворот савана, ушла.

Живу в пожизненном трауре: моя Смерть умерла…

Когда Смерть спросили её отчество, она гордо ответила: «Жизневна!».

Однажды я женюсь на не устающей соблазнять меня Смерти: у нас родится дочка — Вечность. Она выйдет замуж за Конец Света и нейтрализует его.

Был белою вороной чёрный ход.

Чему может научить курицу яйцо? Да хотя бы тому, с какого конца себя разбивать!

Трещины в асфальте — его злость на свою неспособность заасфальтировать эхо в трещинах.

Мне деньги концентратить разбавлень!..

Не так сладок мёд, как его воруют!

Рецепт озарения: выпил архимёда и — «Шедэврика!».

Луна — это ксерокопия с обещаний солнца никогда не закатываться.

Фазы луны — это таблица для проверки остроты зрения солнца.

Солнечное затмение — это попытка луны вызвать у себя просветление.

Нейтральная зона — это ушедшая в монастырь граница.

Иконопись — это признание всех остальных жанров искусства друг другу в любви.

Настоящее — это либо Прошлое, ударившееся в футуризм, либо Будущее, увлёкшееся ретро.

Многоточие — это либо тройня, родившаяся у Точки с Запятой, либо — пни от срубленных вопросов.

Невесомость — это агарофобия чёрных дыр.

Память — это Будущее, которому Прошлое вечно обещает достать билет на премьеру Настоящего.

Художник — это тот, кто обучает пространства языкам времён.

Искусство — это старание художника доказать всему миру, что он никому ничего не хочет доказывать.

Иллюзии — это старания навязать снам авторские права на реальность.

Стена — это пророк пространства, окно — его креститель, дверь — миссионер.

Отмель — могильный курган, насыпаемый рекою над погребением течений, захлебнувшихся мелководьем.

Ночной кошмар — добрый сон, который разозлился на то, что его не сочли за вещий.

Бессонница — это когда ночь, настраиваясь на волну наступающего дня, использует тебя в качестве колеса настройки.

Пустое множество — ноль, покончивший самоубийством.

Чудо — обыденность, научившаяся удивляться, или — шина для колеса времени.

Пробелы в тексте — это автографы эха.

Пояс астероидов — не растворившийся осадок метеоритного настоя, выпиваемого планетами за звёздный час-пик Галактики.

Календарь — попытка мгновений приручить вечность.

Беспредельность — это ограниченность, решившая: «С меня довольно!».

Время — озноб пространства; пространство — нагота времени; безвременье — их общая простуда.

Сон — это заглавие повести, которая не даёт себя написать из опасения попасть в лапы графомана-пробуждения.

Пуля здоровается: ”Физ-кольт-привет!”.

В верхах друг-друга-искусаммит.

Система кровоотвращения.

Концептуаленький цветочек….. Рецидивушка плакучая…..

Модернизированный вариант хэппи-энда: …Но смерть спасла его от ареста!

Загнать туда, где «Макаров» телят не стрелял.

Лидерал. Канцерватор. Немократ. Хаммунист. Green-kiss’овец. Экстремистик.

Спамять. Модемократия. Рэбетиция. Меккаполис. Аурадафэ. ШлифОвальный кабинет. ВГИКинг. Слепопыт. Конспирансье. Конферансьержка. Вице-прецедент. Микрополит. Памятник мини-Пожарскому. Мозжечок-с-Ноготок. Гомосоциалист. Pig коммунизма.

Идеятельность. Безцельлер. Причитатив. Трепанацея. Заумьсеница. Рентгеноцид. Homo suspense. Безумпция невиновности. Притолокоть. Вице-прецедент. Культ-уролог. Постелевиденье. Секретварь. Шавка Мономаха. Класс Членистомôзгие.

 

 1988 – 2010


К списку номеров журнала «МЕНЕСТРЕЛЬ» | К содержанию номера