АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Олеся Ласкателева

Люди Ч. Стихотворения

*** (Люди Ч)

На улице уже холодно без перчаток,

Закутанная в куртку,

Я похожа на кукурузный початок

Нераспечатанный,

Но с отпечатком печали

На лице о том,

О чем мы промолчали,

Хотя говорили в начале

И честностью себя отличали,

Друг за другом слабости подмечали,

Но о них великодушно молчали,

Не изобличая друг друга и не мелочась,

Стараясь скрыть друг к другу причастность,

Опасную тем, что она, не спросясь,

Очевиднее делалась

Час за часом.

Но мы, вечно мчащиеся куда-то,

Этого не замечаем.

 

 

 

***

Я в той квартире не была давно.

В ней также закупорено окно.

И смято на кровати одеяло.

Здесь никого с той ночи не бывало.

 

Две чашки чай на донышках хранят.

Разбросанные фантики блестят.

И пепельница стережет остатки

Двух маячков, мерцавших слишком ярко.

 

И пыль качает маятник часов,

И слышен шепот нежных голосов,

И летний неожиданный рассвет

Впечатался в обои, стол, паркет.

 

Из той квартиры утром вышли двое,

Разъехались по разным адресам.

Они ушли, оставив нас в покое.

А мы остались. Мы остались там.

 

 

 

***

 

Обречены. Мы знали наперёд

Чем наш побег закончится беспечный.

Реальность верх над сказкою берет,

А сказка по природе быстротечна.

 

Два человека – миру не чета,

Хотя чета совпавших друг для друга.

Для прочих – ты не тот, и я – не та –

Мы половинки замкнутого круга.

 

Но пойманы безумцы-беглецы

И хоть ни в пору развернуться тризне.

И рушатся не башни-близнецы,

А наши искалеченные жизни.

 

 

 

 

***

И хмурость пасмурного неба,

И луж осенних чернота

Острей напомнят – где б ты не был,

С тобой повсюду красота.

 

Она не в улицах старинных,

И не в просторах площадей,

Не в книгах, песнях и картинах –

Она живет в глазах людей,

 

Согретых теплым словом, взглядом.

И в бескорыстии твоем.

Она всегда с тобою рядом,

Ты только разгляди ее.

 

 

 

***

Сейчас меня не нужно волновать

Ни яркой перспективой, ни успехом.

Я предпочту широкую кровать

Сомнительным гуляньям и потехам,

 

Застеленную пледом из Югры,

И гору поролоновых подушек.

И этого довольно для игры,

Хотя я не прошу у вас игрушек.

 

Из пледа и подушек будет дом,

Надежный самый в этом шатком мире.

Спокойно радостно, уютно в нем,

Хоть он построен в крошечной квартире.

 

И, может, не по возрасту игра,

Зато в своей душе нашла я силы

Построить дом, в котором чистота,

Как в детстве, добром и не лживом.

 

 

 

***

Что ты есть такое для меня?

В имени всего четыре буквы.

До тебя я все спала как будто,

День за днем без грусти хороня.

 

А теперь везде лишь ты один –

В соли брызг взволнованного моря,

В зайце солнечном, скакавшем в коридоре,

В разноцветье уличных витрин.

В сладких ароматах южных роз,

Деревянных четок и жасмина,

В круге солнца над степной равниной

И в мурашках от июльских гроз.

 

Ты в шуршании листьев тополей,

В солнечном сиянии над изломом

Карадага, мрачном, но знакомом,

В тени эвкалиптовых аллей.

 

Что ты есть такое для меня?

Кажется любой второй прохожий

На тебя предательски похожим.

Город как большая западня

 

Раскидал повсюду улиц сети.

Я по ней без устали шатаюсь,

Днями напролет тоскою маюсь

И живу одним – тебя лишь встретить.

 

Не гадаю. Будет то, что должно.

Каждому по совести стезя.

Богом человека мнить нельзя.

Видеть в человеке Бога – можно.

 

К списку номеров журнала «ЛИКБЕЗ» | К содержанию номера