АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Валерий Кириченко

Глыба сценического искусства. О балетах «Лебединое озеро» и «Красавица Ангара» в постановке театра Бурятии

Один из величайших композиторов XIX века Пётр Ильич ЧАЙКОВСКИЙ романов и повестей не писал, однако его бессмертный балет «Лебединое озеро» в постановке Бурятского государственного академического театра оперы и балета был посвящён в Ангарске на сцене городского дворца культуры «Нефтехимик» именно Году литературы. Очевидно, потому, что партитуры композитора рукописные и хранятся в фондах музыкальной литературы библиотек. И на здоровье, как говорится. Нам важен сам факт встречи с музыкальным искусством теперь уже старины.

В юности, а точнее – в шестидесятые и семидесятые годы прошлого века постановки балета «Лебединое озеро» мне довелось смотреть в театрах Воронежа, Москвы, Ленинграда и Петрозаводска. Все они отличались темпераментом танцевальных рисунков солистов и кордебалета, но их всегда объединяло европейское начало – П. И. Чайковский не создавал балет с азиатским акцентом. Однако именно этот акцент разворачивался перед нами в течение двухчасового действа в версии Бурятского театра.

Хорошо это или плохо? Конечно, хорошо. В Китае Чайковский всегда будет иметь национальный акцент, в Индии – свой, в Африке – с африканскими чертами и костюмированной стилистикой. Восприятие юности главенствует над короткой памятью зрелого зрителя, но спроси сегодня ангарчанина любого возраста, нравится ли ему балет Бурятского театра, он ответит только с восторгом и искренним восхищением: балет Бурятии для нас – родной и неотъемлемый!

Общеизвестно, что прижизненная хореография балета Чайковского не имела танца маленьких лебедей и танца Чёрного лебедя, но именно они являются теперь бриллиантовыми вкраплениями и приводят в восторг зрителя. В постановке Бурятского театра Чёрный лебедь (Иннокентий ИВАНОВ) – настоящее произведение балетного и костюмированного искусства. Однако вариант костюма шута (Рустам РАХИМЗЯНОВ), по-моему, не впечатляет. Тем не менее, танцевальная манера вызвала в зрительном зале первое «Браво!» именно в его адрес. Затем браво посыпались на театральные подмостки градом: ангарские зрители эмоциональны. Некоторые иногда, правда, не по делу: стоило одному публично справедливо оценить зажигательные и исключительно ритмичные танцы – испанский, неаполитанский и венгерский, да ещё в костюмах, штучных по дизайну и бесценных по вышивке и крою, как тут же объявился крикун. Ему не понять, что «Браво!» – это не только личные эмоции, а оценка всего зрительного зала. И в этом смысле нужна оправданная предусмотрительность.

Оглушительные всплески аплодисментов заслуженно достались народной артистке Бурятии Веронике МИРОНОВОЙ в образе двух центральных героинь – Одетты и её антипода Одиллии, а также Заслуженному артисту и лауреату Государственной премии Бурятии Булыту РАДНАЕВУ (принцу Зигфриду, влюблённому в Одетту). Масштабно и ювелирно создал образ злого гения и колдуна Иннокентий ИВАНОВ (рыцарь Ротбарт). Публика к отрицательным персонажам обычно относится настороженно, но в данной постановке балета отдать гран-при стоит именно Иннокентию Иванову – исключительный балетный талант!

В балете «Лебединое озеро» танец маленьких лебедей всегда коронный. И Заслуженная артистка Бурятии Елена ХИШИКТУЕВА вместе с Анной ПЕТУШИНОВОЙ, Маргаритой ЧАГДУРОВОЙ и Натальей БОРОДИНОЙ исполнили его так мастерски, что безупречную гармонию и красоту танца не заметить было невозможно. Эта восхитительная гармония красоты была также характерна испанскому, неаполитанскому, венгерскому танцам, мазурке и танцу невест. Кого-то выделять из труппы рискованно, но всё же не могу не порадоваться особо за мужской состав. Художественный руководитель балета Морихиро ИВАТА держал его в безупречном тонусе. Возможно, этот состав и не был бы так привлекателен, но колоритный стиль костюмов на бурятские национальные мотивы, чёткое следование историческим образцам испанской, итальянской, венгерской и французской классики в одежде, выполненной пошивочным цехом под руководством Заслуженного работника культуры Бурятии Татьяны МАЛЫХ, возносят их на вершины театрального искусства. Даже только сами костюмы балетной труппы заслуживают, на мой взгляд, Государственной премии не только Бурятии, но и России. Без них многие детали балета не были бы самодостаточны.

О бурятском балете «Лебединое озеро» можно говорить много и пространно, но вся стилистика будет скатываться на дифирамбы вполне заслуженно. О сюжете и содержательной части балета умалчиваю преднамеренно, потому что зритель может почерпнуть их из театральной программки, а вот об одной чрезвычайно серьёзной вещи умолчать не могу. Я имею в виду фактор самой музыки в постановке спектакля.

Вы когда-нибудь видели, чтобы перед тем, как закрыть занавес, проводив балетную труппу оглушительными криками «Браво!» и аплодисментами, зрители потребовали на сцену весь состав симфонического оркестра, выполнившего свою титаническую работу в оркестровой яме? Не было такого случая! Все лавры собирают только балетные труппы. Это несправедливо. А представьте себе спектакль без оркестра... Нонсенс! Какое было бы театральное действо без музыки Чайковского? Именно музыка – фактор балета, его организующая и направляющая длань не только для артиста на сцене, но и, как ни странно, для самого зрителя. Наши аплодисменты диктует нам прежде всего оркестр своими паузами и музыкальными акцентами.

Дирижёр, концертмейстер и оркестр – единое целое с солистом балета и балетной труппой. Контакт взаимопроникающ и просчитан до секунды. Иначе – срыв! Оркестр под управлением дирижёра Валерия ВОЛЧАНЕЦКОГО показал в «Лебедином озере» изумительное мастерство (с участием, конечно, концертмейстера Дарьи СТАНИШЕВСКОЙ). И всё же во втором действии спектакля солист Булыт РАДНАЕВ явно «завис» в недоумении на две секунды и начал партию без музыкального сопровождения. Кто оплошал – солист балета, появившийся из-за кулис преждевременно, или задержался оркестр, не нам судить, но факт налицо: без оркестра любая балетная труппа на сцене – цыганский табор на утренней побудке. А мы жалеем оркестру всего лишь «Браво!».

И вот «Дорога ложка к обеду» – гласит одна русская пословица, но «Лучше поздно, чем никогда» – вторит ей пословица другая. Балет «Красавица Ангара» в постановке Бурятского государственного академического театра оперы и балета состоялся на сцене Дворца культуры «Нефтехимик» в Ангарске тоже в июне Года литературы, но доброе слово национальному соседу очень своевременно и сегодня. Прежде всего – симфоническому оркестру под управлением дирижера Валерия ВОЛЧАНЕЦКОГО – главного хормейстера театра. Эксклюзивные аплодисменты зрителей неоднократно звучали именно в его адрес. Однако сценические изюминки ангарская театральная публика встречала и провожала буквально все пять картин народного эпоса бурными овациями и в адрес собственно балетной труппы. Три действия балета перед взыскательным ангарским зрителем пролетели на одном дыхании.


Говорят, «Красавица Ангара» Льва КНИППЕРА и Бау ЯМПИЛОВА – единственный национальный балет, удостоенный Государственной премии России. Либретто Намжила БАЛДАНО, построенное на преданиях, легендах и сказках бурятского народа – тому основание. Вместе с тем, оглядываясь на историю создания балета, даже не верится, что год назад ему минуло 55 лет! В премьерной постановке адажио – медленного танца двух лирических дуэтов Ангары и Енисея – принимал тогда участие знаменитый Игорь МОИСЕЕВ – народный артист СССР, Герой социалистического труда, лауреат Ленинской, Сталинской и Государственной премий СССР, а саму постановку и хореографию осуществил Заслуженный артист Бурятии и Украины Михаил ЗАСЛАВСКИЙ – талантливый балетмейстер. И хотя в сегодняшнем спектакле нет больше ни легенды бурятского балета народной артистки СССР Ларисы САХЬЯНОВОЙ, создавшей тончайший танцевальный образ Красавицы Ангары, ни народного артиста России Петра АБАШЕЕВА, воплотившего в своей партии мужественный образ Енисея, балет в чем-то сохранил почти тот же уровень исполнительского искусства, а в чем-то и превзошел его.


Стоит полюбоваться хотя бы экспрессивным танцем Чёрного Вихря (Олег МОНТОЕВ)  и его воинов (соло Артемия ПЛЮСНИНА, Бориса ЛАМАЖАПОВА и зажигательный апофеоз всей мини-труппы) – и вашему восхищению не будет конца! Изумительно колоритные и в то же время ограниченно строгие костюмы воинов – верх дизайнерского и пошивочного мастерства! – в тончайшей игре цвета и света рампы во время сценического действа в полумраке даже авансцены – просто непередаваемы: глаз не оторвать! В унисон им – тонкая стилистика хореографии и невероятная динамичность темпераментного исполнения, что покоряет зрителя всеохватно. Браво и аплодисменты сыплются как из рога изобилия, праздник души и сердца не покидает ангарского зрителя ни на секунду. Глыба, а не театр!


И всё же саму Ангару (лауреата Государственной премии Бурятии Анастасию ЦЫБЕНОВУ) продвинутые балетоманы иногда встречают несколько сдержанно. И не удивительно – в их театральной памяти всё ещё стоит образ Сахьяновой, до сих пор не превзойденный. Хотя на самом деле дух и рисунок танца Цыбеновой, пластика движений и манера зачина, кульминации или конфликта в картине действия близки к оригиналу – её предшественнице.


Виктор ДАМПИЛОВ (Енисей) выкладывается в танце легко и свободно, Светлана ШМЫГИНА (Горхон Ручейковна) у зрителя не вызывает возражений и даже срывает аплодисменты, а вот седой Байкал (Владимир КОЖЕВНИКОВ) именно в данном спектакле не по своей вине ставит вопросы. Партию (а точнее – лишь сценический образ, предписанный ему сюжетом спектакля), заслуженный артист России, лауреат Государственной премии Бурятии и одновременно – заведующий балетной труппой исполняет безукоризненно, но почему нет восторга зрителя?


Дело в том, что балетная составляющая седого Байкала авторами, либреттистом и постановщиками спектакля подменена составляющей театральной. Но балет – не драмтеатр. В балете вообще-то надо танцевать, а не только чинно, грозно и величественно шествовать по сцене с трезубцем античного Посейдона – бога морей и океанов и прообраза Байкала. А как танцевать, если костюм – этот шедевр дизайнерского и пошивочного искусства! – не предназначен для танца? Он громоздок невероятно. С точки зрения фольклорной всё, вроде бы, правильно, но с точки зрения балета – нонсенс. Балет даже не опера. И то, что за полвека существования спектакля никто не отважился в этой части постановки внести революционные изменения, совсем не значит, что кардинальных изменений не должно быть. Грандиозное и ювелирно пошитое сценическое одеяние Байкала из балетной костюмерной театра, на мой взгляд, должно быть передано в костюмерную театральную. Для других спектаклей. Потому что сказка сказкой, а балет балетом. И тут своё веское слово должен, видимо, сказать художественный руководитель балета Морихиро ИВАТА.


Другая «большая запятая» в постановке Бурятского театра оперы и балета – статичность и почти незыблемая монотонность второго плана – декораций. Даже картина подводного царства почти не претерпела арт-изменений. Не было ощущения дыхания живого Байкала, статичность и монотонность глушат душевные и визуальные порывы зрителя. А ведь технические возможности современного театра так велики, что даже всплески бурунов у берегов Байкала – не вопрос для специалистов декорационного искусства или для осветителей.


В целом «Красавица Ангара» – явление в балетном искусстве. Включая партии шаманов – Виталия БАЗАРЖАПОВА, Михаила ОВЧАРОВА и заслуженного артиста России, лауреата Государственной премии Бурятии – Баярто ДАМБАЕВА, а также соло в танце пленниц – заслуженной артистки Бурятии Елены ХИШИКТУЕВОЙ и соло в танце рыбок в подводном царстве – Вячеслава НАМЖИЛОНА и Маргариты ЧАГДУРОВОЙ. Но особенно зрители благодарны солистам симфонического оркестра: скрипачу и заслуженной артистке Бурятии Дарье СТАНИШЕВСКОЙ, флейтисту Светлане ИМЕНОХОЕВОЙ, валторне Андрею СЛОБОДИНУ, трубе Сергею НИКУЛЬШЕЕВУ, арфе Елене БЕРЕЗОВСКОЙ, ударным Александре ГОГОЛЬ. Гран-при зрителей – режиссёру, заслуженной артистке Бурятии Вере ВАСИЛЬЕВОЙ. Успех же всего, что мы лицезрели в июньский день Года литературы в Ангарске, несомненно и прежде всего принадлежит художественному руководителю балета Морихиро ИВАТА. Он сдал свой экзамен на гастрольной сцене по высшему баллу. И всё же его «Лебединое озеро» в Ангарске превзошло «Красавицу Ангару»: Чайковский он и есть Чайковский. Это – вечно!

 


Август, 2015.



К списку номеров журнала «Северо-Муйские огни» | К содержанию номера