АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Кира Сапгир

Гнев демиурга


Ты знаешь, что я вспоминаю чаще всего?
Ярость твою.

В какой-то момент, когда все уже было выпито, ты затихал. Сидел молча.
Никто ничего еще не замечает. А у тебя уже лицо желтеет. Ты смотришь пустыми черными дырами. Нет, пятнами. Черными пятнами на желто-белом идиотическом лице. Ромбообразные, смятые, старые, широкие — видны из-за заостренных по-волчьи ушей щеки, наползающие на воротник.
Не желая раньше времени выдать себя, ты хочешь завлечь подальше жертву — якобы одобряя, завести в дебри застольного красноречия. Терпишь, покуда какой-то пушкинист не произнесет: «Ты гений, старик!» — с каким-то тайным нюансом, который тебе в тот момент не нравится. Вот этим-то мельчайшим нюансом, самодовольной в твой адрес хвалой, ты тайно доволен.
Ты увидел эманацию зла — она клубится вокруг голов — и вокруг твоей головы скапливается холодная туманость, холод бездушного пространства проникает вовнутрь. Уже ты ненавидишь и ненависть твоя, как по трубе, течет к чьей-то голове. Тут-то от тебя бы и бежать без оглядки. Но ничего никто не замечает, не понимают, веселясь, что обречены и осуждены тобой. Судимы за суету сует и дьяволизм.
Нельзя было тебе хвалу произносить — с тобой на одну доску, пусть на секунду, попытаться себя поставить! Святотатство! Вы — породы разной!
И одно ужасает тебя:
«Как он смеет?! Какое право он имеет на две руки и две ноги, как я, на голос и стремление казаться — чем-то быть?!»
— хотя одно твое наличье само собою упразднило нормальное людское естество! О, мясо презренное, о плоть, что одухотворенной пытается казаться!
«Как смел ты сказать, что я гений?!»Вторая стадия — Демиург в ярости оттого, что сотворил себя не сам. Его крик — яростный протест против тела, которое душой повелевает:
«Неужели Я — случайное соединение молекул, генная закваска, следствие слияния случайного, влиянье солнца, снега, температурного баланса в момент, когда был зачат — о, нет, не Я! — пещерный предок мой! Неужто по его генетическому коду определился Я — творенье, а не творец себя?!
Я — сущность?!! Или Я — случайность?!!!
…Ах, они су-у-уки!!!! Как они хвалить меня посмели?????!!!! Засранцы, сволочи! А-А-А-АА!!!! Ты гад, говнюк и сука, я гений! И я сейчас тебя убью!»Слишком много разумных людей на свете, неспособных разглядеть тебя и вовремя устраниться, чтобы тебя не мучить.
При сближеньи с себе подобными ты холодел — сравненье могло в чужую пользу оказаться:
«Как смеет он?!!!! Какую окуджаву он несет?! Кто ему позволил свои соображенья высказывать по поводу меня?! Он — он спросил МЕНЯ?!!!»
(Вино и водка в тот момент уже целиком очистили мозги — опустошили от всего, что помешать могло уничтожать осмелившегося восхищаться — тобой) —
«Тобою?! Мной?!! Но это же не я (как бы его убить?). Ведь это всего лишь они, всего лишь мои предки, их жратва — пронырливый сперматозоид идиотский, что, победив кросс скоростной, врезается с размаху в то самое — мясистое, багровое, темное, в пульсацию мясных кулис…
Я?!!! Он — хвалит — меня?!! А я — НИ ПРИ ЧЕМ! Гениальность — не моя! Гениальность сала, вони, мяса, дерьма!!! Дерьмо! А вот вам фигу! Фигу!! Фигу!!!»
«Ты гений, старик!»
Ты… Сволочь… Смеешь… ААААААААААА!!!!!!!
Сволочь!
Я — БОГ!..…Ты выносишь лишь похвалы дураков. Дураки — они блаженные, как ты. Вы изъясняетесь на простом языке сумасшедших. Тебе нравилось, что дураки клянутся твоим именем.
                                                —*—

Спит в нирване Божество-
Рот отверзся, как ворота,
У тебя четверг в субботу,
А на Пасху — Рождество.Развалился Демиург
На диване, как в нирване,
Оглушает храпом рваным.
Из ноздри — хрустальный шнур.Тень по плоскому лицу
И кривой зигзаг — улыбка.
Гений! Может, по ошибке
Ты попался мертвецу?

«Быстрота мысли»

Не трогать! Тайна не твоя!
Раздавит, точно муравья!
Генрих Сапгир

«Быстрота мысли» — ничто иное как вдохновение. По Флоренскому, мгновенное знание. Озарение. Наитие.
Откуда приходит оно?
…Представим невооброзимое: квадратную и плоскую Вселенную. Тот мир, который изображает на картине художник. Вот совсем простая картинка: вообразите — через поле вьется дорога, на небе светит солнце, и по дороге идет из конца в конец картинки человечек. Заметьте, на картинке — перспектива Джотто — стремление двухмерного пространства в трехмерность. Человечку ведома та часть дороги, которую он уже прошел, и та часть пути, которую он проходит — которая при этом мгновенно становится прошлым, пройденным путем…
Настоящего нет — оно лишь в мгновенном времени, уходя сразу же из будущего, которого еще нет, в прошлое, которого уже нет… Путник на картинке существует между двумя временными пропастями, балансируя на несуществующем настоящем. Но Мне, создавшему его, нарисовавшему эту картину, ведомы на ней концы концов и начала начал. Лишь Я знаю, куда лежит его путь — ибо Я все вижу одновременно в сотворенной Мной Вселенной. Ибо для созданной Мной картинки Я — Бог. Если бы человечек был двухмерным Эйнштейном, он бы Меня вычислил. А будь он двухмерным Авраамом, он бы Меня постиг силой наития, силой озарения!
Чтобы понять Меня, Моему творению пришлось бы выпрыгнуть прочь из картинки, подняться над ней! И он стал бы отличен средь всех в двухмерном мире, где непостижима трехмерность — та, в которой живем мы.
Он стал бы Мной.
Правда, для этого необходимо, чтобы мой человечек, мое творение — был живой. А это не в моих силах, конечно, даже будь я Рембрандт!..
Но ежели мне видимы пределы его Вселенной, ее начала и концы — значит, Тому, Кто над нами, нашему Творцу, ведомы наши пределы — ибо Он сотворил нашу Вселенную. Как мы — ту, что «рангом» (то бишь измерением) ниже.…Поговрим о доступных нам принципах изображения, открытых за историю человечества. Их всего 4.
Принцип № 1 — пещерные росписи. Их рисовали прагматически — не ради искусства, а чтобы приманить удачу — повторить реальность. Вот на стене пещеры охотник с копьем храбро атакует мамонта, убивает его — а глядящий на картинку предок преисполняется отваги. Фигурки на стене пещеры всегда в движении. Они повторяют — как можно точнее и живее! — наши жесты. Жесты — это зафиксированное в плоскости движение, и его можно расценивать как круговое, вертикальное.
Принцип № 2 — египетские барельефы, — голова в профиль, плечи развернуты к глядящему/рисующему, ноги опять-таки в профиль — но в другую сторону. Это попытка круговой разверстки — по горизонтали.
Принцип № 3 — икона. Обратная перспектива. По мысли Флоренского, икона идет на человека ликом.
Принцип № 4 — перспектива Джотто.
И тут выясняется, что эти принципы живописного изображения обладают параллельными — с помощью технических средств — но в обратном направлении по времени:
Принцип № 4-бис — фотография.
Принцип № 3-бис — телевиденье (по композиции телеведущий — Спас, беседа за круглым столом — Троица и т. д.)
Принцип № 2-бис — голограмма.
Принцип № 1-бис — компьютерная графика.
При этом в обратном порядке принципы сменились с чудовищной скоростью, пройдя все этапы от четвертого до первого всего лишь за 200 лет!
Поэтому «трапецию», на самом деле, надо представить по-иному — с «технической» стороной гораздо короче. Верх трапеции наклонился. Теперь это уже не трапеция, а неравносторонний четырехугольник, который вот-вот утеряет четвертую сторону!..
И если протянуть далее две линии, верхнюю и нижнюю, получим треугольник. А если продолжить эти линии за пункт переечения — вершину, получим два конуса, «нос к носу»!
Между ними 0-измерение — точка. Это пространство вымысла — где нет ничего и может быть все.
Реальность стремится сквозь нулевое измерение в вымысел, а воображаемое — сквозь 0 в реальность.
Вдох — выдох. Вход — выход.
Кто-то ведь внушил нам, вложил в наши головы понятия — дух, вдохновенье, дыханье, выдох-вдох.
Вдох и выдох бесконечно сменяют друг друга.Нас сотворили дыханием.
Духом.
Дух — рабочий инструмент творческого начала. И, как «трехмерный» художник видит в двухмерном пространстве своей картины концы концов и начала начал, так и Тот, Кто Творит Духом, видит и знает все неведомое нам. И тот из нас, кто выпрыгнет из нашего пространства в иное, высшее, предскажет конец и угадает начало.

* * *

Наше время уходит в воронку — наша реальность на выдохе; вращение все убыстряется; увеличивается сила воображения — расширяется — выдоху идет на смену вдох — воображаемое — реальному — и прямая в бесконечности смыкается кольцом, а кольцо размыкается и становится прямой — вечность — кольцо, бесконечность — прямая, все вместе — восьмерка, односторонняя поверхность. Однако если восьмерку, склеенную из полоски бумаги, разрезать вдоль полосы, получим два звена одной цепи.Мы — создания несравненно более совершенные и сложные, нежели наши творения. Творениям не дано общаться с нами. А нам дано общение с Создателем.
Мы пытаемся уподобить свои произведения созданным Им мирам. Пишем картины.
Сочиняем книги.
P. S. Продолжение следует?

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера