АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Ильина

Весны не будет? Рецензия на спектакль «Март» театра МТМ имени меня

Если вам кажется, что вы представляете примерно всё, на что способен театр МТМ имени меня… Что вы изучили практически все его приёмы и формы выражения идей, а ваши знакомые любимые актёры уже практически раскрылись перед вами во всём их таланте, то…

О нет, друзья, вам это всего лишь кажется! И на премьерном спектакле «Март» по пьесе Ирины Васьковской в этом убедилась и я, и мои многочисленные друзья, частые гости этого театра.

Потому, что такого формата здесь, и правда, ещё не было. Формата, довольно привычного для российского зрителя «современного сурового реализма» театра и кино. И поначалу он даже отталкивает тусклой, унылой атмосферой...

Всё действие спектакля происходит в одной комнате. Мы видим, с позволения сказать, живущую в городе N семью, состоящую из трёх человек: Елена Андреевна Кочкина, женщина в возрасте, о котором говорить уже не тактично, её зять Миша, мужчина «за 40», и молодая неуправляемая дочь Маша – она показывается матери и мужу на глаза раз в три-четыре месяца, чтобы взять деньги и успокоить их на предмет того, жива ли она вообще. И вот перед нами тот редкий случай, когда вся семья в сборе. Разборки, перебранки, упрёки…

Изначально вся эта компания никак не вызывает симпатии. Зрителя держит скорее то, с какой невероятной точностью раскрываются образы, как удивительно перевоплощение актёров в новые яркие типажи. Маша – молодая женщина, совсем ещё девушка, строптивая, цинично-остроумная, вся жизнь которой теперь – протест и одновременно побег от себя и своей жизни. В её взгляде слились и спесь, и упрямство, и презрение к окружающим, и боль, и обида… И усмешка над собой и другими как попытка бегства в напускную весёлость. И теперь её «несёт», она даже не знает, где и с кем проведёт очередную ночь, и совершенно не скрывает этого. Мать в своё время вытолкала её замуж за зрелого мужчину, которого сама же ей «приглядела», ведь так «положено» у людей: чем раньше, тем лучше. Да и муж должен был вскоре крупно обогатиться. Но с богатством как-то не срослось… Да и у молодожёнов не срослось тоже, что не удивительно. Миша… Серый офисный планктон с затравленными глазками, унылый персонаж без намёка на хотя бы юмор, живущий воспоминаниями о «прекрасном» былом – поездками на речку с консервами с сайрой. Он рассказывает одни и те же анекдоты, которые тоже, кажется, пропахли давно испорченной рыбой. Почти комичный персонаж. Что ещё лучше подчёркивает всю несовместимость этих людей. Людей, которых теперь связывает только воспоминание об одном и том же периоде времени: для Миши это счастливое время с поездками на речку с молодой женой, а для Маши – просто глупая, беспечная ранняя молодость…

Позже в квартире неожиданно появляется ещё один персонаж – одинокая и такая же унылая коллега Миши – Анечка, дама «за сорок» с голодными несчастными глазами. Кстати, частая гостья в этом доме… Ей очень нужен Миша, просто позарез. Потому, что хоть кто-то нужен: она даже говорит Маше об этом прямым текстом. Но отдавать его Маша не сочла нужным. Скорее из упрямства, но вряд ли из-за ревности.

Однако вся суть спектакля вовсе не в сюжете. Это трагичная комедия одного очень простого положения с глубоким смыслом, хотя разглядеть его удаётся не сразу… Как часто активность подобных мамаш по своей разрушительности оказывается едва ли не близкой к терроризму! Это знают многие «девушки на выданье». Как много испокон веков для людей значат слова «чтобы как у всех». Как часто хочется людям прикрыть горькую правду завесой самообмана, засунуть голову в песок, сказав волшебную фразу «все так живут»! И «навевать» семейный уют дешёвой картиной с лебедями, засохшей ёлкой и запахом валокордина.

Убогость мышления, зашоренность, комплексы и предрассудки отлично высмеиваются в образе Елены Андреевны. Конечно, по-своему она переживает за дочь, что-то предлагает, радуется тому, что скоро, возможно, у неё появятся внуки. Но, если разобраться, в чём отличие поведения подобных женщин от того, что делала мышь из сказки «Дюймовочка»? Та тоже обогрела девочку у себя в доме, кормила и заботилась… Кстати, образы Кочкиной и той самой мыши из мультфильма – в чём-то похожи. Кочкина – конечно, мягче… Но её уж точно не жаль. Но как же «вкусно» и метко подан этот образ!.. Бесформенный халат, свалявшиеся носки, сгорбленная походка, а сколько драматизма во взгляде, когда речь заходит о её «неизлечимых» болезнях!..

А вот из семейной пары жаль, пожалуй, Машу, ведь она была, по её собственным словам, «молода и глупа». А теперь обида на мать и настырность характера сделали своё дело. Она попала в ловушку. И дело совершенно не в разнице возрастов её и Миши. Жизнь и так – короткая штука, чтобы что-то считать. Но Маша и Миша – люди из разных миров… Они говорят на разных языках, даже не слышат друг друга. И если Маша – персонаж живой, за которым, по крайней мере, интересно наблюдать, то жалкий Миша совсем не вызывает сочувствия… Даже несмотря на его, казалось бы, трепетную заботу о Маше. Ведь он не может не понимать, что косвенно губит её.

Постепенно начинаешь просто наслаждаться игрой, едким высмеиванием тех качеств, которые, увы, так часто присущи окружающим. Словно очищаешься от чего-то тягостного изнутри. Этот спектакль – отличная прививка от обыденности, комплексов и прочих глупостей, которые незаметно, словно вирусы, мы проносим в свою жизнь в той или иной форме.

Чем всё закончится – становится понятно уже ближе к середине спектакля. «Он прощал, но ночью за окном темно. И она улетала всё равно…», – вроде бы так поётся у Макаревича. Но у него всё как-то романтичнее было, кажется.

Облетают картонные лебеди с картины, трещит мороз за окном, всё та же мартовская новогодняя ёлка посреди комнаты. Всё словно застыло и примёрзло от безысходности, весна никак не наступает… Да и наступит ли? Но, видимо, герои сами выбрали себе эту жизнь.

К списку номеров журнала «БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ» | К содержанию номера