АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Руф Игнатьев

Местоположение г. Уфы до начала 19 столетия

В 1866 году я рассматривал архив Уфимской палаты уголовного и гражданского суда, где тогда были налицо теперь уже отосланные в Московский архив Министерства юстиции более 1800 дел, писанных столбцами и принадлежавших бывшим в Уфе в XVII столетии воеводам и Приказной палате, а затем было в том же архиве немало дел начала XVIII века бывших Уфимских провинциальной и воеводской канцелярий, закрытых в 1784 году при образовании Наместничества. Из этих дел и затем из рассмотренных мною после того в течение многих лет документов времён Уфимского наместничества в архивах разных присутственных мест, церковных архивах и росписях приходов, где упоминается название домов и улиц, а отчасти в архивах Уфимской градской думы: я мог составить себе точное понятие о прежнем местоположении Уфы, до начала настоящего столетия.

Так называемая 3 часть г. Уфы, естественною границею которой с 1 частью служит речка Сутолка, называется в народе Старой Уфой, но это название совершенно несправедливо. Издавна, с самого основания г. Уфы, она расположена была по обеим сторонам р. Сутолки, впадающей в городе же в р. Белую и там, где теперь находится церковь св. Троицы, была деревянная крепость или детинец, сгоревшая в 1759 году. Под горою, на которой теперь Троицкая церковь или где был Уфимский детинец, на берегу р. Белой, стояла деревянная церковь св. Троицы, сгоревшая в 1759 г.

Нынешние улицы, где находятся церкви Ильинская, Покровская и Спасская, существовали в XVII веке. Спасская церковь на Казанской улице в конце прошедшего столетия была на выезде из города на дорогу в Казань, которая тогда шла мимо Благовещенского завода – из Уфы же чрез Вавилов перевоз. Позади Спасской церкви за оврагом было поле и где теперь церковь Успения Божия Матери в 1771 году назначено быть кладбищу, на месте выгонном, за городом.

Итак, по настоящему, не только 3 часть, но и более половины 1 части нынешнего г. Уфы составляли старый первобытный город Уфа. Во второй половине XVIII века в Уфе, основанной при Грозном, по числу населения заметилась уже теснота и неудобства для построек – и тогда уже возникла мысль о возведении новых построек на пустых местах – и первую попытку сделал уфимский наместник Якобий, выстроив в 1790 году дом для себя и присутственных мест за городом, в поле, там где теперь архиерейский дом. После того, к концу XVIII века, начались мало-помалу постройки уже не только далее Спасской церкви, но и там где теперь гостинодворская площадь. Со второй половины прошедшего столетия местное начальство старалось и ходатайствовало о более удобном расположении города, выдвинув его из прежних обрывистых, неудобных мест и оврагов на равнину, и планы для г. Уфы утверждены были сначала 3 Июля 1803, а потом 6 Марта 1819 года. Быстро, при увеличившемся населении, выдвигался город на новое место в поле, так что при посещении Уфы в 1824 г. Императором Александром I, уже вся гостинодворская площадь была застроена и уже существовали некоторые смежные улицы, а построение в новой части города новой приходской церкви св. Александра Невского, заложенной в 1824 году в присутствии самого Государя, было вызвано прямою необходимостью. Город тогда разделялся уже на три части, ещё в 1818 году это разделение и постройка полицейских домов совершились по проекту Думы и полицеймейстера князя Василия Михайловича Маматова.

Что касается прежней Уфы, то частые пожары, в особенности же в 1759, 1816 и 1821 годах изменили первоначальный характер построек; многие бывшие улицы перестроились уже иначе, особенно в 3 части или «Старой Уфе», но названия бывших улиц сохранились в памяти народа и в документах архивов. При изменившемся же теперь порядке построек, многие вновь возникшие улицы ещё не имеют особых названий.

Обратив на всё это должное внимание, Уфимская градская дума в присутствии гг. гласных 22 прошедшего мая (1873  г. – Прим. ред.) постановила составить проект названия улиц г. Уфы, с удержанием при этом тех названий улиц, которые уже введены и существуют в настоящее время, а вместе с тем и восстановить старинные названия тех улиц, которые таковые имели в прежнее время; проект этот внести на рассмотрение и утверждение Градской думы. На составление проекта изъявили готовность гласный Думы, член-секретарь Статистического комитета Н.А. Гурвич и автор настоящей статьи.

Восстановить старинные названия улиц можно, на основании архивских фактов и преданий, в старом городе, где, впрочем, многие старинные названия улиц сохранились и существуют. Что же касается до вновь проведённых улиц на новых, прежде пустых местах, после утверждения планов для города в 1803 и 1819 годах, то желательно было бы, чтобы те из новых улиц, которые не имеют ещё названий, получили свои названия согласно историческому своему, хотя и не давнему происхождению, в память производившейся промышленности или в память разных учреждений, например в числе новых уже улиц есть так называемая Лазаретная – в память бывшей тут больницы, или Телеграфная – по случаю провода телеграфа. Некоторые улицы носят названия первых домохозяев, построивших здесь дома, например Бекетовская в память г-жи Бекетовой, построившей на свой счёт после пожара целый квартал.

В древности собственно городом звали только крепость, или место, окружённое стеною и башнями, все же прочие постройки за стенами крепости или города, звались посадами. Так точно было и в Уфе, которая, как известно, построена при Грозном по просьбе башкир для защиты от нападения татар и киргиз. В Уфе городом звалась крепость, а всё прочее посадом. Уфимская крепость стояла на возвышенном месте там, где теперь церковь св. Троицы, бывшая соборная, в честь Смоленския Божия Матери, занимая часть нынешних Казанской и Усольской улиц. Укрепление состояло из деревянной рубленой стены и частокола, в разных направлениях были построены деревянные башни с воротами, по направлению этих башен, называвшихся Покровскою, Фроловскою, Успенскою, Спасскою, Казанскою и водяною, проходили улицы в посаде. В Уфимской крепости, кремле или детинце, жил воевода, была воеводская, а потом провинциальная, канцелярия. Здесь были два монастыря Успенский мужеский, что теперь женский Благовещенский, и Христорождественский женский, переведённый в 1777 г. в г. Слободской Вятской губернии; этот монастырь был близ дома, где теперь пожарный двор 1 части. В крепости жили некоторые служебные лица, даже и когда уже после 1759 г. не было крепости, и до самого открытия Уфимского наместничества и перенесения присутственных мест на нынешнюю соборную площадь, где теперь архиерейский дом. В 1821 году в бывшей крепости сгорел уцелевший ещё старый, необитаемый вице-губернаторский дом. В царствование Елисаветы Уфимскою провинциею в 1743 году велено было управлять вице-губернатору, подчинённому Оренбургскому губернатору. Я не нашёл нигде никаких известий, как были расположены постройки Уфимской крепости или собственно города, были ли там улицы, но удостоверился лишь в том, что улицы в посаде шли по направлению к крепости, как месту центральному, хотя по географическому положению крепость никогда не была центром всех прежних построек.

Но говоря о местоположении прежней Уфы, в силу архивных фактов и преданий, нужно и нам принять бывшую крепость как центр прежних построек на все четыре стороны. Так и будем говорить о прежнем городе.

 

***

С северной стороны крепости от Казанской башни шла нынешняя Казанская улица, направляясь, как мы говорили, к Казанской дороге. На этой улице была деревянная приходская церковь Благовещения Богородицы, где вскоре же после 1775 года является тут же с нею рядом в одной ограде деревянная церковь Спасская. От Спасской церкви во ста тридцати саженях в 1779 году был построен последний на выезде из города дом жены посадского Матрёны Куретниковой, которая просила тогда об этом в провинциальной канцелярии, объясняя в челобитной или прошении, что на другой стороне Казанской улицы, тоже последний на выезде, стоит дом купца Иконникова. Итак, на основании этой челобитной в делах бывшей Уфимской провинциальной канцелярии можно заключить, что от нынешней Спасской церкви по ту и другую сторону улицы, отступя по 130 саж., дальше уже не было построек. Против Благовещенской и Спасской церквей, от другой стороны улицы шла улица Просечная, или Засека, которая шла мимо Голубиной слободки и, пересекая улицы Ильинскую и Фроловскую, оканчивалась близ нынешней мечети и магометанского собрания. Название это последовало от бывшей засеки или вала, шедшего, по сказанию Рычкова, от р. Уфы и перевоза, чрез неё до этого места, на пространстве 10 вёрст, так, что засека, защищала не только посад, но и часть поля, обрабатываемого жителями, так как первые поселенцы в Уфе – стрельцы, казаки и посадские или мещане, были земледельцами. На задах Казанской улицы, там где проходила Просечная, теперь Спасская улица, места за оврагом были издавна застроены, до самой засеки, по обе стороны нынешней Спасской или тогдашней Засечной и Просечной улицы и даже в 1788 г. несколько домов было близ нынешнего Театрального сада.

В 70 саж. от Казанской башни или Казанских ворот, стояла Спасская башня, обращённая на нынешнюю Кладбищенскую улицу, возникшую уже в начале настоящего столетия. В конце этой улицы, близ церкви Покрова Богородицы, ещё и в XVII веке были постройки, но эти постройки составляли тогда часть улицы Посадской. Посадская улица начиналась от берега р. Белой в виду водяной башни или водяных ворот под горой, где была крепостная стена, и где теперь церковь св. Троицы; затем Посадская улица, огибая собою гору, в виду крепостной стены шла по направлению к церкви Покрова Богородицы до мостика чрез р. Сутолку, где уже, как и теперь, от самой церкви Покрова Богородицы шла большая Сибирская улица. Теперь же бывшая Посадская улица, т.е. та, что подходит к Покровской церкви и отделяется от Сибирской мостиком чрез р. Сутолку, называется Бережною. В старину же Бережною улицею звали ту, которая и теперь расположена по берегу р. Белой и назади Усольской улицы за р. Сутолкою и зовётся также теперь Бережною. Посадская улица в старину начиналась от р. Белой и тут сходилась, в виду Ильинской и Фроловской башен или ворот, с Ильинскою и Фроловскою улицами, а кончалась близ Покровской церкви и Покровской башни, откуда тоже был проезд чрез ныне называемую Бережную улицу, идущую к Покровской церкви. На берегу р. Белой под горой, где теперь лавки или так называемый Нижний базар, были и в старину лавки и базар и они были на Посадской улице. Тут же близ р. Белой стояла деревянная приходская церковь св. Троицы, с приделом Псковския Божия Матери; церковь эта сгорела от молнии в 1759 году, вместе с Посадскою улицею и крепостию, с пожаром исчезло в народе даже и самое название Посадской улицы.

Хотя в древности под именем посада значились все постройки вне крепости или города, однакоже исключительное название одной из всех других улиц «Посадскою» произошло в Уфе от того, что здесь велено было селиться исключительно одним купцам и посадским или мещанам, людям тяглым или податным, – податном сословию, тогда как на прочих улицах жили люди служилые – дворяне, приказные, стрельцы, пушкари.

 

 

От церкви св. Троицы весь берег р. Белой был заселён – сначала почти до нынешней Случевской горы. Здесь была Верхне-Троицкая улица; теперь же здесь идёт улица тоже Бережная, и в Уфе теперь три Бережных улицы: здесь, за женским монастырём и та, что от Нижнего базара от р. Сутолки доходит до мостика чрез неё, близ Покровской церкви; кроме того левая сторона Фроловской улицы зовётся тоже Бережною. От так называемой, по бывшему недавно дому г. Случевского, Случевской горы, в прошедшем столетии образовалась Нижняя Троицкая улица и Труниловская, теперь сохранившая эти оба названия, но более называемые Труниловской, по крайней мере, так можно предполагать на том основании, что в 1759 г. в донесении Уфимского воеводы Оренбургской губернской канцелярии, сказано, что от удара молнии загорелась сначала башня Фроловская и затем крепостная или кремлёвская деревянная стена и затем загорелась от головней Троицкая церковь, и пожар распространился по всему берегу р. Белой, где сгорели улицы Посадская, Верхняя и Нижняя-Троицкая и Труниловская, затем много погорело домов в Ильинской, Фроловской улицах в Голубиной слободке, или нынешней Голубиной улице, на Усольской, Будановской, Воздвиженской, Михайловской, Сергиевской и Богородской улицах; а всего сгорело до 500.

От Успенской башни, стоявшей посреди нынешней Усольской улицы около самого Успенского мужского монастыря, шла улица Усольская, выходящая в поле, где гора или сопка Усольская, отчего и произошло самое название Усольской улицы. Усольская гора, Усолье было местом популярным: здесь по праздникам бывали народные гулянья, водили хороводы и завивали венки в семик и троицын день. Усольская улица оканчивалась там, где теперь огороды, а в старину и даже до пожара 1805 года в конце Усольской улицы, с правой стороны, стояла деревянная церковь св. Михаила Архангела. Мимо церкви шла улица Михайловская, которая начиналась от Бережной улицы с правой стороны церкви, и кончалась уже в поле в виду Сибирской дороги; словом – Михайловская улица пересекала Усольскую от Бельского прибрежья до поля. Там, где теперь дом 3-й полицейской части, до пожара 1805 года, стояла деревянная церковь Воздвижения Креста, от этой церкви шла улица Воздвиженская, которая одним концом с правой стороны выходила на Бережную, а другим с левой стороны в поле в виду Сибирской дороги, пересекая таким образом, также как и Михайловская, Усольскую улицу.

По левую сторону Усольской улицы от деревянной стены или частокола и Успенской башни начинались улицы Сергиевская, Богородицкая и Будановская. Рядом с Сергиевскою церковью стояла другая в честь Рождества Богородицы, и у обеих был один причт. Улица, идущая мимо церкви св. Сергия Радонежского чудотворца, звалась Сергиевскою, а идущая мимо церкви Рождества Богородицы – Богородицкою. На Усольской, Будановской, нынешней Сибирской и Московской и бывших Воздвиженской и Михайловской жили исключительно стрельцы, а на Сергиевской и Богородицкой – артиллеристы или пушкари, так как и св. Сергий считался святым патроном российской артиллерии и во всём артиллерийском ведомстве всегда ему устраивались храмы.

 

 

В старину улицы Сергиевская и Богородицкая, начинаясь от Усольской, кончались у Большой Сибирской, а Будановская – у Московской улицы.

 

При Петре Великом, в 1698 году, после подавления московских стрелецких бунтов и уничтожения московских стрельцов, (в провинциальных городах они были уничтожены позднее), прислано было в Уфу, на службу до 150 стрельцов, не участвовавших в бунтах. Появление их в Уфе произвело гвалт: «Воры, собаки, изменники, разбойники!» – кричали уфимцы. Никто не пускал к себе на квартиру новых москвичей, торговцы не хотели ничего им продавать. Ни в чём не повинные стрельцы послали к царю просьбу, и Пётр дал наистрожайший выговор всем сословиям Уфы, а в 1709 г., по новой просьбе переселенцев, приказал выслать в Уфу их жён и детей. Тогда отвели для новых переселенцев новые в городе места под постройки домов и так образовались улицы Большая а потом Малая Московские. Московские улицы сходятся теперь с Сибирскою и Сергиевскою, но я не мог найти ничего такого касательно расположения прежней Московской улицы, она едва ли не остаётся и теперь в том же самом виде – обе улицы расположены без плана и в беспорядке.

Сибирская улица начиналась от церкви Покрова Богородицы, где в одной ограде стояла другая деревянная же церковь св. Николая Чудотворца. По сторонам этих церквей, чрез овраги, где речка Сутолка, шло и теперь существующее расположенное под горой разветвление улицы Сибирской. Сама же Сибирская улица начиналась, как мы говорили, от Покровской церкви, а оканчивалась в виду Сибирской дороги; разделение этой улицы на Большую и Малую Сибирские едва ли не произошло впоследствии, так как из документов XVII и начала XVIII столетий значится просто Сибирская улица, без такового разделения. На Сибирской улице жили вместе с стрельцами и другие лица. Посланный при Шуйском в Уфу воеводой известный дипломат, думный дьяк и подскарбий Афонасий Иванович Власьев и потомство его имели свой собственный дом на Сибирской улице. Последний из рода Власьевых умер при царе Алексее Михайловиче. В Уфе помнят однако же дом Власьевых, уже принадлежавший другому владельцу и сгоревший в 1805 году.

Нынешняя Копейкина улица, начинаясь от Сибирской улицы и близ Московской, оканчивается в поле, в виду Сибирской дороги. Она, кажется, возникла в конце прошедшего столетия, так как о ней ни в каких архивных документах ранее настоящего столетия нигде не упоминается, а именно до пожара 1805 года, как видно из дела Уфимской городской полиции, когда эта улица вся выгорела. Предание говорит, что улица названа Копейкиной по имени первого построившего дом на этой улице – Копейкина, по словам одних – казака, а других – мещанина.

Нынешняя Архиерейская слобода существовала уже в прошедшем столетии под именем Волновой и Волнушки. Архиерейскою она же назвалась вероятно тогда, когда в 1799 году учреждена была в Уфе епархия Оренбургская и Уфимская и когда для услуги епархиального архиерейского дома, тут же около Волновой находящегося, поселено здесь несколько человек служителей архиерейского дома, выбранных из казённых или экономических крестьян Оренбургской губернии. В 1746 году, «слободка Волнушка сгорела от нечаянного случая вся, а было всего 20 дворов», писала Уфимская провинциальная канцелярия Оренбургскому губернатору Ивану Ивановичу Неплюеву.

Теперь в Архиерейской слободке, (народ её ещё всё так называет), три улицы: одна зовётся Архиерейскою, другая по старому её прозвищу – Волновою, третья же, идущая к берегу р. Белой, недавно, там говорят, образовавшаяся – без всякого прозвища.

Итак, оказывается, что прибрежье р. Белой в Уфе было издавна местом населённым, так как здесь были Архиерейская слободка, Труниловка, улицы Бережная, Посадская, Верхняя и Нижняя Троицкая; все эти улицы тянулись по возвышенности берега р. Белой.

Казанская улица застроилась едва ли не позднее других уфимских улиц. В 1759 г.; здесь было всего до 30 дворов, с приходскою церковью Благовещения Богородицы, а в то время из них сгорело 18 дворов, как значится в донесении губернатору Уфимской провинциальной канцелярии, но сгорела ли Благовещенская церковь – о том ничего не сказано. Домохозяева Казанской улицы состояли из мещан, крестьян, подъячих. Тут же был двор заводчика Твердышева, где проживали его дворовые крепостные люди. На задах Казанской улицы за оврагом, в котором протекает р. Сутолка, здесь скорее похожая на ручей, там, где теперь Старо-Кладбищенская, Мало-Кладбищенская, Телеграфная и др. улицы, было чистое поле или городской выгон, где в 1771 г. на месте нынешней Успенской церкви было кладбище. Точно так же за оврагом же на другой стороне Казанской улицы до самой Ильинской улицы было пустое пространство, теперь занимаемое Голубиною улицею. Во второй половине XVII века здесь между Казанскою и Ильинскою улицею это пространство заняла вновь образовавшаяся слободка, составленная из выселенцев Сибирских слобод, как называли тогда нынешний Челябинский уезд Оренбургской губернии, где эти слободы, как видно из челобитья жителей сибирских слобод 1698 года Царям Иоанну и Петру Алексеевичам, возникли ещё в XVI веке (В челобитной были обозначены многие и теперь существующие селения Челябинского уезда и жители Сибирских слобод жаловались на самовольный захват земель и обид со стороны башкир, бежавших из Уфимского уезда в 1667 году, во время Сеитовского бунта, от преследования войск правительства).

Старший из выселенцев назывался Голубиным, отчего и слобода между Казанскою и Ильинскою улицею называлась Голубиною, а народ, в силу старого предания, и теперь зовёт Голубиную улицу слободкой. Голубиная слободка в 1672 году имела всего 15 дворов, следственно не занимала того пространства, которое теперь занято Голубиною улицею. За неимением указаний, не можем даже и определить, откуда начиналась и оканчивалась Голубиная слободка: начиналась ли она оттуда, где теперь начинается Голубиная улица, т.е. от Нижнего базара?

В 1672 году выселенец сибирских слобод Голубин со многими однодеревенцами просил Уфимского воеводу об отводе мест для 15 дворов позади Ильинской улицы, о Казанской же в просьбе не упомянуто5 и я полагаю, хотя, может быть, мнение моё и далеко не бесспорно, что едва ли существовали тогда в Уфе постройки на Казанской улице, или за Казанскою башнею, башня же стояла посреди Казанской улицы, недалеко от бывшего Рождественского монастыря и того места, где теперь пожарный двор 1 полицейской части.

 

 

5 Дела в свитках за № 1003 – 1005, в архиве Уфимской гражданской палаты.

 

Улица Ильинская начиналась, где и теперь – от нижнего базара, и проходя мимо Ильинской церкви, доходила, по преданию, до того места, где теперь Городская больница. Ильинская улица была самая значительная и лучшая по постройкам; в 1683 и 1759 годах здесь сгорело 30 и 42 двора, принадлежавших дворянам, приказным и разночинцам, как видно из дел воеводы и Провинциальной канцелярии.

Фроловская же улица начиналась от Нижнего базара и Фроловской башни, доходила до церкви св. мучеников Фрола и Лавра, стоявшей рядом с Ильинскою церковью. У обеих церквей был один церковный причт. Уфимские старожилы ещё помнят ветхую деревянную церковь Фроловскую, сломанную в конце 1830-х годов, помнят в Уфе ещё и часовню Фроловскую, бывшую на крутом спуске Фроловской улицы, где после был построен дом чиновника Тихана. Часовня была построена в 1741 году в память прекращения в Уфе сильного конского падежа и именно в день памяти св. Фрола и Лавра, 18 августа. В эту часовню был каждогодно 18 августа отправляем крестный ход. На Фроловской улице в пожар 1759 года сгорело 24 двора, здесь жили ссыльные.

 

Из названных нами в настоящей статье улиц тому, кто знаком с нынешним городом, можно дать себе понятие о прежней Уфе.

 

 

Комментарии редактора

 

Части Уфы. Несколько городских кварталов (от 200 до 700 дворов) объединялись в одну полицейскую часть.

Церковь святой Троицы (до 1842 г. Смоленский собор) стояла примерно там, где ныне находится Монумент дружбы.

Вавилов и Дудкин перевозы соответственно через реку Белую – от Нижегородки в сторону Киржацкой слободы (начала улицы Ахметова в нынешнем Затоне) и через реку Уфу – в районе нынешней Новостройки и остановки «Трамплин».

Пожар деревянной Троицкой церкви в июне 1797 года наблюдал 6-летний Сергей Аксаков, так что либо Р. Игнатьев в данном случае ошибается, либо церковь после пожара 1759 г. восстановили.

Здания бывшего женского Благовещенского монастыря стоят в начале улицы Сочинской на правой (южной) стороне.

Голубина слободка, впоследствии улица Голубиная – нынешняя улица Пушкина ниже Цюрупы.

Улица Просечная, или Засека, позже Спасская, ныне Новомостовая, до устройства в 1820-х годах насыпей через овраги фактически состояла из двух коротких отрезков (на перекрёстках с Ильинской и Голубиной) и оврагов между ними. 

Бекетовская улица – Мустая Карима (Социалистическая), Будановская Егора Сазонова, Ильинская З. Валиди (Фрунзе), Казанская Октябрьской революции, Копейкина Сун Ятсена, Сергиевская – Менделеева, Сибирская Мингажева, Телеграфная – Цюрупы, Усольская Сочинская, Фроловская Тукаева.

Лазаретная улица Ленина от Коммунистической.

Кладбищенская улица – нынешняя улица Коммунистическая ниже Цюрупы, Старо-Кладбищенская Худайбердина, Мало-Кладбищенская Энгельса.

Церковь Успения Б.М. (Божией Матери) стояла на нечётной стороне нынешней улицы Коммунистической, на месте нынешнего дома №71.

Архиерейский дом был выстроен в 1828 году и снесён в 1972-м. Стоял чуть ниже и на месте нынешнего Дома Республики.

Пожарный двор 1-й части находился во времена Игнатьева на том же месте, где в первые годы ХХ века было выстроено дошедшее до наших дней кирпичное здание пожарного депо с каланчой (улица Октябрьской революции, 69).

Театральный сад, находившийся в квартале нынешних улиц Цюрупы, Тукаева, Матросова и Валиди, назван по выстроенному в нём в 1861 году театру.

Городская больница находилась на том месте, где в 1880-е годы было построено здание Губернской земской управы (с 1941 г. его занимает кабельный завод).

Дома Солдатской слободы находились позади Успенской улицы, за нынешней улицей Энгельса. 

К списку номеров журнала «БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ» | К содержанию номера