АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Игорь Сенин

Вариации на тему «У попа была собака»

 


У попа была собака,
Он её любил,
Она съела кусок мяса,
Он её убил,
В землю закопал
И надпись написал…

 
А как бы эту тему могли развить великие русские поэты, если бы она их вдохновила? Попробуем представить.

 

 Н. А. Некрасов:

 

 Однажды, в студёную зимнюю пору
Я из лесу вышел; был сильный мороз.
Вдруг, вижу, священник стоит на пригорке,
Двустволка дымится, валяется пёс…

 

 «Здорово, священник!» -  «Ступай себе мимо!» -

«Уж больно ты грозен, как я погляжу!                                                                                                                                                   За что пса прикончил?» - «За дело, вестимо;                                                                  Два дня из-за твари без мяса сижу»!

 

И, сплюнув, сквозь зубы промолвил с угрозой:
 «Сын мой, я сто раз повторять не люблю.
Ступай себе мимо, своею дорогой,
Не то, видит Бог, и тебя пристрелю!» -

 

 «Так вот оно что, ну, пойду я, пожалуй.
И так столько времени тут потерял».
И, натянув поплотнее ушанку,
Подняв воротник, я домой зашагал.

 

С. А. Есенин:

 

Грустный вечер

 
Я иду долиной, на затылке кепи,
Шмель кружит над лугом, крыльями звеня,
Я домой вернулся, я в родной деревне,
Каждая берёзка узнает меня!

 

Всё вокруг знакомо, церковь и дубрава,
Мостик через речку, здесь я в детстве рос.
Возле этой церкви каждый раз, бывало,
Выбегал навстречу мне знакомый пёс.

 

Он меня, конечно, и сейчас узнает,
По тропинке узкой к церкви подойду…
Но никто не прыгнул мне навстречу с лаем,
Лишь священник Фёдор яму рыл в саду…

 

Позже лишь узнал я, что мой пёс знакомый
У попа в тот вечер мясо утащил,
Поп не долго думал, взял свою двустволку,
И собаку бедную тут же пристрелил.

 

Что же ты наделал, мироед проклятый,
Ты ж поэта друга верного лишил,
Но настанет время, сам в могилу ляжешь,
На тебя крестьянин вилы наточил!

 

 

 М. Ю. Лермонтов:

 

– Скажи, священник, ведь не даром
Ты прячешь мясо по амбарам,
С тех пор, как пса убил?
      – Да, мясо всякий любит кушать,

Теперь изволь меня послушать,                                                                                                       

Почтенный Михаил…

 

 Чем было мясо в наше время,
Не знает нынешнее племя…
А тут, завёлся вор…
Иуда! Каждый день, бывало,

Тащил он мясо из подвала,

И не спасал забор!

 

Неделю я сидел без мяса,
На животе обвисла ряса,
И, сбросив килограмм,
Решил, что отомщу я гаду,
Что, схоронясь под куст в засаду,  
За всё ему воздам!

 

Уже сидеть не стало мочи,
Но вот, часов в двенадцать ночи,
Ворюга тут как тут.
На мне поднялась дыбом ряса…
То был мой пес, тащил он мясо!
Дождался смертного он часа,
Пришёл ему капут!

 

 Забил патрон в ружьё я туго
И думал: угощу я «друга»,
Постой-ка, милый мой…
За горе, что ты мне доставил,
За то, что голодом оставил,
Что здесь ещё сидеть заставил,
Ответишь головой!

 

 Живу я, право, не богато,

 Так – что жалеть мне супостата?           

И я его убил.
А после утренней молитвы,                     

Вернувшись вновь на поле битвы, 

Под камнем схоронил.

 

Чем было мясо в наше время?

Не знает нынешнее племя,

Что значит - дефицит…
Плохая псу досталась доля,                      

Убитым быть за это в поле.

Видать, на всё Господня воля, 

И Бог меня простит.

 

К списку номеров журнала «МЕНЕСТРЕЛЬ» | К содержанию номера