АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Фотя Витрыло

Отсрочка на день. Рассказы

Отсрочка на день


 


Десятки робких, давно опустевших избенок притаились в зарослях одичавших са­дов.  Словно стесняясь своего одиночества, своей никомуненужности, они ис­подлобья вы­глядывали на безлюдные улочки, чуть только заслышав необычный шорох.


Мы поселились в одном из таких дворишек. Нам было всё равно, где жить. Ведь нас было двое. А вскоре должен был появиться малыш.


У нас была одна-единственная соседка в домике напротив — странная одино­кая женщина. Она следила за нами даже ночью.


Может, у  неё была бессонница?


Мы не обращали внимания на её слежку, ведь смотреть не запретишь. Тем бо­лее, других развлечений у неё не было.


Мы никогда не общались с ней, только кивали в знак приветствия. Женщина ра­достно улыбалась и тоже молча кивала в ответ. Она всегда молчала. Молча кор­мила своих шумных кур, нахальную белую козу, которая не давала молока, и без­различную трехцветную кошку.


В огороде у женщины росла только капуста и календула.


С  высоты птичьего полета можно было обнаружить, что уча­сток женщины медленно поддается натиску орды диких растений. Они захватили территорию у границ и упорно двигались к избушке, сжимая её плотным вражеским кольцом.


Бархатцы, майоры, календула и капуста ещё пытались удержать свои земли в неприкосновенности, веник с розовой ленточкой стоял на посту, ежеутренне наводя порядок на крылечке, но в глазах женщины огонек всё тускнел и угасал. Она продолжала за нами следить, но уже без того интереса, что вначале.


Иногда казалось, что она кого-то ждет. Выйдет за калитку и стоит, смотрит то в один конец улицы, то в другой. Но никто к ней не приходил.


Однажды ночью нас разбудил стук. Кто-то стучал в соседкину дверь.


В  ярком лунном сиянии тени переплетались с листьями, углами дома, крадущейся кошкой, создавая таинственный мир загадочных незнакомых предметов.


На крыльце стояла женская фигура в белом платье.


Дверь скрипнула и медленно отворилась. Наша соседка встала на пороге, прикрыла дрожащей ладонью глаза от слепящего лунного света и внимательно вгляделась в лицо гостьи.


Несколько мгновений они смотрели друг на друга, не шевелясь.


-Сейчас? - тихо спросила женщина.


Впервые  мы услышали её усталый голос.


-Да. Пойдем! - прозвучал короткий ответ.


-Но... я не совсем готова, - она растерянно пригладила волосы. - И коза на привязи. Её нужно отпустить, а то будет мучиться в сарае...


-Ладно. Готовься. Отпускай свою козу. Я завтра приду.


Гостья легкой поступью направилась к калитке. Её шаги, фигура, движения свидетельствовали о молодости, красоте, беспечности.


Вероятно, это была ещё одна жительница заброшенной деревушки, предпочитающая ночное общение.


В необычных деревнях должны обитать и необычные жители.


На следующее утро соседка удивила нас своей резвостью. Она носилась по двору, словно молодая. Оказалось, у неё нашлась куча дел и нерешенных вопросов. Сначала, как только встало солнце, она вывела свою козу, сняла цепь с ошейника, и открыла калитку.


Коза сначала неуверенно остановилась, оглянулась на хозяйку, потом взбрыкнула и с любопытством двинулась вдоль забора. Вскоре то тут, то там можно было услышать треск ветвей и весёлый шорох шкодливой козы.


Женщина совсем не  смотрела сегодня в сторону нашего двора. У неё появились свои заботы. Уборка, побелка, мытьё.


С чердака невероятным образом был спущен какой-то длинный деревянный ящик. Вымыт, просушен и затянут в хату. Никак, она готовилась к переселению и хотела оставить свою недвижимость в порядке.


Под вечер женщина утихомирилась, и, одетая в чистое нарядное платье, гладко причесанная, села на ступеньке крыльца. Она, наконец-то, обратила взор в нашу сторону. Впервые за целый день. Её глаза ласково и восхищенно следили за нашей нехитрой жизнью.


Иногда она начинала тихонько что-то напевать, и тогда уже нас не видела, уходила в себя, в свои какие-то воспоминания.


Нужно признать, что в этот день больше мы за ней следили, чем она за нами.


Когда спустились сумерки, женщина притихла, потом вздохнула и ушла в дом.


И появились звезды, и луна опять расплодила немыслимое количество существ-теней, которые любили тишину и таинственный мрак.


Веки начали слипаться после трудового дня, но увы!.. Опять нас разбудил стук. Сегодня он не был таким настойчивым, как вчера, а легким, напоминающим.


И вновь на крылечке стояла молодая женщина. Её длинные светлые волосы были слегка перехвачены белой лентой. Наша соседка открыла дверь.


Её лицо выглядело как-то странно. Оно было очень молодым, улыбка озаряла его волнующим светом какой-то загадочной перемены.


-Пойдем?! - то ли вопросительно, то ли утвердительно обратилась она к своей гостье и протянула ей руку.


-Всё успела сделать? - ласково спросила незнакомка.


-Всё. Вот ещё разочек на аистов полюбуюсь, - и она кивнула, показывая в сторону нашего гнезда, устроенного на ветках старой ели со сломанной верхушкой.


Гостья тоже засмотрелась на наши силуэты, застывшие над гнездом.


Потом подошла поближе и оставила у подножия елки какой-то предмет.


Они взялись за руки и, неторопливо, о чем-то переговариваясь, вскоре исчезли из виду в конце улочки. Их удаляющиеся шаги и обрывки фраз перепутались в нашем сновидении с соловьиным свистом и звоном цикад.


А утром я спустился вниз рассмотреть предмет, оставленный белой незнакомкой. Это был маленький узелок.


Осенью мы возьмем его с собой и по дороге кому-то оставим. Ведь здесь некому его даже развязать. А внутри там, по-видимому, завернуто что-то очень ценное.


 


 


 

ПРЕКРАСНОЕ АБРИКОСОВОЕ ДЕРЕВО НА СКАЛЕ


Вдали от шумных автострад, на берегу реки  приютилось  тихое украинское село под странным названием Надлак. Осенью оно утопает в туманах, а весной благоухает ароматами цветущей акации и липы. Надо заметить, что акациевых деревьев здесь столь  много!..  просто никто не догадался подать заявку в Книгу рекордов Гиннеса.  Иначе, село стало бы знаменитым на весь мир и сюда хлынули бы толпы туристов. Сельские жители разбогатели бы, продавая немцам и французам всякую снедь.

А когда расцветает липа на противоположном берегу реки, тонкий аромат проникает во все окна и форточки, навевая сладкие сны.

Странное село… здесь, говорят, очень много ведьм и колдунов. Я не верила, пока со мной не случилась оказия. Да, забыла объяснить, какое отношение я имею к этому географическому месту. У меня здесь есть дача, недавно купленная. Такая себе сельская хата с большим участком.

Так вот, приехали мы всей семьей сюда отдохнуть. А был праздник – Ивана Купала. День выдался жаркий, вечер душный.  Когда ложились спать, входную дверь оставили открытой настежь. Бояться вроде как нечего, да и собака всю ночь бегает по двору – сторожит.   От комаров тюлевая занавеска защищает.

Со стороны  реки доносились звуки водопада, лягушачий хор и неясные голоса молодежи. А ещё игра на гармошке, которая становилась все прерывистей и тише.

Я вскоре уснула. Среди ночи проснулась от странного ощущения, будто в доме есть кто-то чужой. Затаив дыхание, прислушалась. Ни шороха. Но КТО-ТО чужой приближался. Я чувствовала это всем существом. Опасность. Вот оно уже на пороге комнаты. И вдруг мое тело начало вибрировать и медленно подниматься над постелью, поправ все законы земной физики. Все это сопровождалось глухим гулом и рокотом, который трудно даже описать словами.

Через несколько секунд все резко закончилось, утихло, а я уже лежала в постели. Ощущение опасности исчезло. ТОТ КТО-ТО сбежал.

Утром я все время размышляла о происшествии. Рассказывала своим. Вспомнила о местных колдунах (а тут ещё праздничная ночь наложилась) и предположила, что это кто-то из них наведывался.  Но так как мы ему оказались не по зубам,  он спешно ретировался.

Такая вот чудная деревня.

Но это все чепуха по сравнению с Абрикосовым Деревом.

В конце улицы берег становился  высоким и скалистым. Место было очень красивое, но для крестьянина – непрактичное. Плодородной почвы было мало, то там, то сям наверх высовывались  камни. Вот посредине этого участка и возвышалось прекрасное одинокое ветвистое сильное Дерево. Выросло оно само по себе, никто его специально не садил. Зато абрикосы были удивительно крупные, упругие,  ярко-оранжевые, и по вкусу что персики.

Дерево цвело и плодоносило через год. Зато как!

Когда оно расцветало, все останавливались, чтобы полюбоваться на этот взрыв бело-розового фейерверка, салюта весне. Аисты делали круг почета, пролетая мимо, лебеди засматривались, проплывая невдалеке, какие-то диковинные цапли выглядывали из камыша, а Дереву казалось, что оно вот-вот взлетит в синеву над зеркальной гладью реки, лепестки превратятся в крылья, и унесут в далекие дали. Но, к сожалению, земля  цепко держала за корни. Когда ночью Дерево тосковало по звездам, она ему шептала тихонько: «Без еды и воды иссохнешь, глупое… листья облетят и станешь просто дровами… и не будут кружить вокруг тебя пчелы весной, а люди сожгут в печи твои руки и плечи.»

Дерево понимало всю тщетность несбыточных желаний, но домик, где жили люди, разрушился, участок опустел, и кто попало подходил трясти ветки, чтобы собрать прекрасных плодов.

Вскоре на участок забрел приезжий городской юноша. Вид со скалы потряс его до глубины  души. 

«Какая здесь красота! – воскликнул он. – Я куплю этот участок и буду приезжать сюда летом на отдых! Буду приглашать друзей в качестве зеленых туристов.»

Он купил несколько машин камня и стал строить красивый забор. Родственники ему помогали. Всем очень нравилось мечтать, как вырастет здесь, за забором, в глубине двора - уютный новый домик, как побегут вокруг садовые дорожки, вырастут цветы на клумбах, разовьются  молодые деревья, а в центре двора будет возвышаться священное Абрикосовое Дерево, как Патриарх.

Дерево обрадовалось и с нетерпением ожидало счастливых перемен в жизни.

Но строительство забора остановилось на пол пути. Молодой человек начал все реже появляться в деревне. В городе у него появилась молодая красивая девушка, и у них началась какая-то другая жизнь, наполненная иными заботами.

Потом началась то ли война, то ли революция, то ли и то, и другое. Люди не знали, чему теперь молиться и чему посвящать свою жизнь. Куда идти или вообще, как выжить…  строить дом или уезжать в тридесятые государства…

Но Прекрасное Абрикосовое Дерево продолжало надеяться и верить в счастливые перемены, по-прежнему одеваться в розовый шлейф весной, а летом наливаться солнцем в упругих золотых плодах…

 

Сердцеедка

(сказка для взрослых и детей)


В однойглухойдеревне,  в худомдомишке с покосившимся ветхим забором,  жила бедная вдова с сыном. Когда мальчику исполнилось семнадцать лет,  мать сказала ему: «Сынок, у меня есть немного накопленных деньжат. Я дам тебе их на дорогу, и ты поедешь искать свое счастье. Видишь, как живут люди в деревне,как тяжело работают всю жизнь, так что без водки, пожалуй,  не могли бы выдержать и дня. А  ты у меня умный и красивый. Тебе суждена счастливая судьба.  Я в этом уверена.»

Юноша послушал-послушал, и хоть был он скромным и тихим всегда, но слова матери всколыхнули в глубине его чистой души смутные мечты и желания, которые  иногда сбывались в его сновидениях и волновали его молодые чувства.

Мать  обняла его, вытирая слезу кончиком ситцевого платочка, и сказала на прощанье: «Запомни крепко, сынок: никогда не объясняйся в любви первым, иначе пропадешь.»

Парень удивился такому совету, но только молча улыбнулся и кивнул согласно.

Вот взял он деньги, сложил нехитрый свой рюкзак, и отправился на вокзал. Дорогу себе наметил по шаблону: в столицу, как все искатели.

Шел он деревенскими улочками, а подсолнухи из-за забора провожали его тоскливыми взглядами. Если бы могли оторваться от земли, тоже побежали бы счастья искать.

 Собачонки знакомые увязывались за его ногами, а старушки, прикрыв рукой от солнца сморщенные личики, пытались узнать прохожего по походке. Ведь по походке можно многое понять: идет человек в сельскую лавку за пивом или к куме на именины направляется? А если человек идет на вокзал, это слышно за три версты.

Долго ли коротко юноша свой путь держал, но вскоре оказался в огромном городе, где никогда раньше не был. Только по телевизору все это видел и знал. Хоть и был он не робкого десятка, как его отец покойный, но несколько раз было  растерялся,  и даже подумал, что заблудился.А блудить ему нужно было по адресу дядюшки своего. Мать надеялась, что тот по-родственному поможет племяннику устроиться в столице.

В одном месте, увидев ларек с мороженым и сладостями, он  почувствовал и голод и жажду, и желание чего-то холодненького…  У ларька стояла небольшая очередь: несколько ребятишек и молодых парней, по всему видно, студентов.

Фома соблазнился мороженым и тоже встал в очередь, решив купить эскимо «Каштан».

За прилавком оказалась девушка лет пятнадцати. Она подала Фоме мороженое и так трогательно взмахнула ресницами, что он застыл на месте, не имея сил отвести от неё взгляда.

Напирающие сзади грубо оттолкнули его. Фома отошел совсем недалеко и продолжал созерцать прекрасную продавщицу мороженого. Никогда в жизни не видел он таких красавиц, даже в телевизоре.

Но время дня близилось к вечеру, нужно было торопиться искать ночлег.Неизвестно ещё,  как примут его родственники?

Но, слава богу, вскоре он нашел квартиру дяди, и ещё радостней было то, что приняли его ласково, выделили комнату отдельную и сказали: «Живи, сколько нужно тебе.»

Юноша поужинал сытно, пообщался с родственниками, рассказал дяде, как мать себя чувствует, как в деревне худо-бедно живется, а потом отправился спать в удобную постель.

Только вот сон все не шел к нему. Перед внутренним взором  картинки пестрели  непрерывно, и на каждой картинке – юная продавщица мороженого глазами хлопала. Как зыркнет  – а у него мурашки по коже и жар в теле начинается, и томление страстное. Измучился такой бессонницей, уснув всего лишь под утро.

Вскоре парень нашел работу, хорошо устроился, зарплата –как в сказке. Даже дядюшка радостно изумлялся, какой везучий у него племянник оказался.

Но была у племянника одна проблема, о которой никто не догадывался. Каждый день неотвратимая сила тянула его к ларьку с мороженым, где он объедался эскимо, лишь бы лишний раз поймать взгляд красавицы. Девчушка тоже заметила его рвение и словно бы подбадривала своими «стрелялками».

Каждый вечер наматывая круги вокруг ларька, парень заметил, что он не единственный воздыхатель сей юной богини. И ревность начала его ещё больше истязать.

В конце-концов решился он объясниться с девушкой или хотя бы попытаться пригласить куда-нибудь погулять-посидеть.

Скоро в мыслях всё делается, да нескоро наяву. Всегда перед хорошим человеком разные препятствия возникают. И хоть жизнь в том и заключается, чтобы их преодолевать, как кому дано по способностям, но от сознания этого не легче людям.

Обмозговывая свою любовную ситуацию, зашел Фома в кафешку мимоходом. И был поражен неожиданностью увиденного. У окошка сидела за столиком его пассия, а напротив – незнакомый бритоголовый  парень.

Хоть мать и учила Фому, что подслушивать некрасиво, но он не мог с собой совладать. Сел тихонько за соседний столик и уши навострил.

И слышит он, как парнишка,  волнуясь, в любви объясняется. И как только произнес он эти заветные три слова, девчонка ему говорит: «Что ты сказал? Громче! Я не слышу.» Он громче произнес. Она опять сказала, что не слышит. Тут парень как завопит на всё заведение: «Я тебя люблю!»

Девушка неожиданно  вскочила и, как ошпаренная, вылетела в дверь. Смотрит Фома в окно, а она бежит вдоль дороги, только подошвы туфель мелькают. Странно всё это было очень…

А потом бритоголовый медленно встал из-за столика и вышел. Фома, как зачарованный, за ним следом поплелся. Тот шел-шел, как во сне. Да оно и понятно, после такого облома.

Так и бродили они по городу, один не в себе от обиды и растерянности, а другой сам не понимая, зачем его бес водит. А может и не бес. Тут приключение случилось, и если поразмыслить, то получается, что кто-то хотел, чтобы Фома присутствовал при нем. Парень шел-шел, а потом упал и умер на ровном тротуаре.

Фома смотрел, как доктор из неотложки констатировал смерть, и почему-то вспомнил материнское напутствие никогда не объясняться в любви первым.

«Что-то здесь нечисто, нутром чувствую,» - думал Фома. И решил он разобраться во всем. Ради этой цели решил следить за девчонкой, потому что с парня уже взятки гладки.

Сначала купил он крошечную подслушку-подглядку, потом пригласил девчонку на свидание, на свидании в любви не объяснялся, но ухитрился прилепить «жучка» на медальончик, который всегда украшал её нежную шейку.

Девушка поначалу была весела и игрива, но когда парень провел её к дому и стал прощаться, взгляд её погас, и уголки губ скорбно опустились, как у старушки.

«Странно, - подумал Фома, - живет в таком богатом квартале, а работает продавщицей мороженого. Ну да ладно. Посмотрим, что нам жучок поведает».

Включил он приемник и начал ждать. Вскоре послышался щелчок дверного замка и разговор начался.

- Мамочка, я вернулась. Как ты себя чувствуешь?

- Ох… совсем сил нет, умираю я. Дочка, скорей готовь мне сердце.

- Мама… не сердись, но этот парень не сказал мне слов любви.

- Что??? Как это? Ты чем занималась целый вечер? Ты хочешь моей смерти? Ты же знаешь, что мне нужно съесть сердце каждую неделю, иначе я одряхлею и умру. Ты неблагодарная сволочь! Грязная шлюха!

Послышался голос девушки, сквозь слезы лепечущий оправдания.

«Вот это кино, - потрясенно подумал Фома. – Матушка красотки – людоедка? Таки правда, что существуют вампиры-людоеды?»

У парня аж под ложечкой засосало от страха. Как быть? Кому сообщить? В милицию? А что если… и там вампиры или их слуги? И вообще, не запрут ли меня в дурдом, если я скажу, что мать любимой девушки – поедает сердца молодых парней, которых заманивает её дочь-красавица.

Дааа… было теперь о чем подумать.

«А ведь у меня есть запись разговора! Ну и что? Мне пришьют незаконное вторжение в чужую личную жизнь!»

После долгих мучительных сомнений и размышлений Фома решил продолжать слежку и действовать по обстоятельствам.

А дальше слежка показала, что девушка живет совсем не там, где мама. Дочь жила в бедном квартале, в крошечной квартирке со старой мебелью, перебиваясь своей жалкой зарплатой продавщицы мороженого. И кстати, у неё было имя. Совсем даже симпатичное – Алиса. 

Однажды Фома опять выследил, как очередной поклонник Алисы объяснился ей в любви. Опять повторилась история, как в первый раз. Девчонка стремглав бросилась куда-то бежать. Он думал, что она побежала к матери, но видео показало бедную квартирку девушки.

Она забежала в кухню, как сумасшедшая хватала посуду, муку, сахар, масло, какие-то специи и… начала месить сдобное тесто. Во время работы что-то шептала неразборчиво и выглядела очень взволнованной.

Фома потрясенно следил за движениями её  ловких рук. Вскоре на разделочной доске красовалось удивительное пирожное в форме СЕРДЦА! Украшенное орехами, черносливом и глазурью, оно полезло в духовку.

Алиса облегченно вздохнула, шлепнулась на стул, и выглядела совершенно обессиленной и бледной. На экран видеорегистратора упала капля то ли пота, то ли слеза, и на некоторое время изображение исчезло.

«Ну и дела, - подумал парень. – Получается, что матушка жрет пирожные? Тогда к чему были разборки о неудавшемся объяснении в любви? Что-то здесь не то… какая-то магия. Может быть, она каким-то волшебным образом впихивает в тесто энергетическую составляющую любовного чувства парня? Мать пожирает пирожное, а эта сила переходит к ней! Точно! Ничего себе – ведь первый парень умер… так-так, нужно узнать, не случилось ли чего с сегодняшним влюбленным?..»

Алиса между тем вынула из духовки готовое СЕРДЦЕ!

«Наверное, вкусно пахнет!» - подумал парнишка, наблюдая, как она нюхает его, а её глазки начинают блестеть и сиять. Завернула пирожное в толстую кондитерскую бумагу, положила в сумку и щелкнула дверным замком.

«Ну вот, теперь мать накормит», - с иронией хмыкнул Фома.

Действительно, мать обрадовалась, начала извиняться за грубость в прошлый раз, называть Алису «любимой доченькой и ангелом». Выглядела она лет на шестьдесят, и очень слабой. Еле поднялась с дивана.

Дрожащими руками ухватила сверток и нервно начала разворачивать.

«Какой аромат!» – прошептала она,  вгрызаясь в острый край СЕРДЦА.

Фома потрясенно наблюдал за процессом трансформации этого удивительного существа. Прямо на глазах старуха превращалась в молодую свежую очаровательную женщину. Когда она съела последние крошки с ладони и довольно улыбнулась, на вид ей было лет двадцать пять, не более.

«Подойди ко мне, моя малышка, - обратилась она, наконец, к девушке, скромно стоявшей перед ней, как прислуга. – Ты - умничка сегодня. Я кое-что тебе подарю.»

Женщина подошла к стене, отодвинула невидимую дверцу, вытянула из шкафа желтое платьице в незабудках и сказала: «Теперь одевай это. Ты будешь в нем неотразима. И кто же в тебя не влюбится?»

Бросила Алисе на плечо легкую ткань, а сама тут же забыла о ней.

Вдруг  завертелась на одной ноге, как юла, а вокруг неё словно снежный вихрь образовался. И всё это явление стремительно рвануло сквозь открытое окно пятого этажа прямиком в направлении полной сияющей луны.

Фома буквально остолбенел. А девушка тихонько вышла из квартиры богатой матери-ведьмы и поплелась к себе домой.

В этот момент парень понял, что девушка Алиса – это просто бедное одинокое загипнотизированное существо, не знающее ни радости, ни счастья, приговоренное исполнять роль зомби-куклы.

«Нет, - сказал он себе решительно, - я это так не оставлю. Если мне дано было узнать, значит, я должен найти выход и, по меньшей мере, хоть освободить девчонку. Ничего, справимся.»

Так подбадривая себя, общаясь со знакомыми и незнакомыми, он получил всю нужную информацию за каких-то пару часов. Как и следовало ожидать, тот парень тоже вчера умер неожиданно и скоропостижно.

«Ну, теперь держитесь!»

Фома сделал кроткое и робкое лицо, догнал Алису по дороге домой и начал лепетать о том, что «нужно поговорить» о чем-то очень важном, решительно касающемся вопроса жизни и смерти. Девушка сначала недоверчиво отмахивалась, но потом сверкнула любопытными глазищами и пригласила парня в гости. А ему только этого и надо было.

Ухватил он её за горло и начал обзывать убийцей, потаскухой, дрянью, сказал, что в суд  идти не будет, а вместе с друзьями подвергнет её ужасным пыткам и справедливо отомстит за невинных парней.

«Страшная смерть ждет тебя, и нет тебе спасения!»

Алиса плакала и дрожала от страха.

«Ладно, обойдемся без пыток, если ты сделаешь одну вещь!»

«Какую? Я сделаю всё!»

«Сию же минуту начинай месить тесто и делать пирожное СЕРДЦЕ для своей мамочки-людоедки. Ты отнесешь ей и скажешь, что кто-то тебе опять объяснился. Ты поняла, о чем я?»

«Да, конечно, я всё сделаю. Не мама она мне, а мачеха… сирота я.»

«И не надо меня жалобить, - заорал Фома. – Сиротка она несчастная, видите ли! Меси тесто, мерзость поганая!»

Всё время, пока девушка делала пирожное, парень поносил её самыми последними словами с ненавистью и презрением.

«Алиса, неси мамочке пирожное с улыбкой, как всегда. Иначе, тебе конец – разорвем в клочья!»

 «Да ладно, - вдруг сказала бледная Алиса, - хватит уже орать. Я тоже не прочь от неё отделаться. Если это поможет, то я буду рада больше тебя.»

«Хмм… неужели? – недоверчиво скривился парень. – Ну, тогда вперед!»

Он включил свое видеонаблюдение и стал ждать.

Ага, вот приближается самый интересный момент.  Алиса врывается в квартиру мамочки и радостно подает ей сверток. Всё выглядит достаточно правдиво. Мамочка, похожая на прекрасную Монику Белуччи, благосклонно принимает подарок. Сегодня без спешки. И даже приглашает девушку попить с ней чай. Но пирожное СЕРДЦЕ, слава богу, не предлагает. Начинает есть сама. Расспрашивает, каким был парень, объяснившийся ей сегодня, какие у него были глаза, плечи, рост…

Алиса ей рассказывает что-то, пытаясь не выдать волнение. Ведь на её глазах начинает происходить ещё более невероятное, чем раньше. Моника Белуччи медленно превращается в сморщенную египетскую мумию.

Самое страшное, что сама она ничего не замечает, ест пирожное, смеется, томно потягивается.

Алиса с опаской подумала, что не дай бог ей повернуться к зеркалу. И начала усиленно  развлекать её рассказом о достоинствах красивого влюбленного поклонника. Моника засмеялась и вдруг… фигура её исказилась, как изображение в неисправном телевизоре. Она растерянно попыталась подняться с кресла, но снежный вихрь опять закрутил её, как травинку, и унес в открытое окно.

Алиса не могла поверить, что всё окончилось так быстро, что мучительница больше не вернется. Вот что значит отрицательный заряд энергии любви и страсти.

Она вышла на улицу и медленно пошла домой. Ей казалось, что сила гравитации стала слабее и она сейчас оторвется от земли и полетит. Полетит куда захочет, и никто ей больше не указ.

Навстречу ей шел Фома и улыбался.

- Чего лыбишься, как придурок? Думаешь, я теперь тебя буду слушаться? Фиг вам всем.

- Больно надо мне твое послушание. Да ты даже некрасивая.

- А ты – урод.

- Ну и ладно. Все равно не дождешься моих объяснений в любви.

- Не дай бог! – в ужасе воскликнула Алиса. – Давай просто зайдем и съедим по пирожному?

- Это можно, - ответил Фома,  и обнял девушку за плечи.

 

 

 

 

 

 

 

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера