АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Крамер

Образ и цвет. Стихотворения

 

***

В присутствии чёрного цвета –

Цветные рождаются мысли,

В присутствии чёрного цвета –

Цветные вершатся дела,

В присутствии чёрного цвета –

Мы родились и выжили

В мире, где слово «рукопись»

Синоним слова «зола».

 

***

Памяти Казимира Малевича


Увертюрой к минувшему дню

Было чёрное яблоко,

Что

Мне принёс сумасшедший садовник,

Хохоча и гримасничая,

С куртуазным поклоном;

А под вечер

Я видел, как он

В саду, в углу потаённом

Красит в чёрное белый налив

И плачет... и плачет... и плачет...

 

***

Памяти М. К. Чюрлёниса


Звезда

Упала в синь океана.

Там её по частям,

Точно корм, растащили рыбы.

Под тяжестью звёздного корма

Они в глубь океана спустились,

И стали светиться в глубинах

Жемчужным дымчатым светом.

 

Так на Земле появились

Глубинные рыбы.

 

***

Седой мулат,

Одетый в домино,

Двух белых коней

Гонит в недра ночи,

Туда, где все отчетливей окно

Вдали становится,

Как мысль между строчек.

 

***

Загорится огонь высокий –

Звезды затмит.

Загорится огонь далекий –

Душу разбередит.

Загорится огонь ласковый –

Сожжет дотла...

 

Угли жаркие рдеют,

Утром будет зола.

 

***

Я смотрю на апельсины

И думаю о солнце,

Которого нет сегодня

И завтра не будет –

Такой уж здесь климат,

И к этому надо привыкнуть.

 

Но я не хочу привыкать.

Я беру апельсины

И в постное небо

Швыряю их, сколько есть силы!

И когда они падают,

Швыряю их снова и снова...

Пусть будет такое солнце,

Если нету другого.

 

***

Огромная комната –

Пустая и длинная,

Лампы синего света

Горят вполнакала;

На табурете –

Широком и прочном –

Сидит в одеянии красном –

Палач

И чистый топор осторожно

Баюкает, точно дитя

 

***

Огонь был ласков и понятен,

Вода спокойна и добра,

И мир был полон белых пятен,

И голубого серебра.

 

***

Комната с эркером,

Круглый обеденный стол,

Пыльные стёкла,

В потёках голые стены,

Кожаный старый диван,

Зашарканный пол...

Не было, нет

И не может быть здесь перемены.

 

Старая женщина

Тихо сидит за столом

И осторожно

Старого ворона гладит...

А за окном

Листопад подаёт, Христа ради,

Золото всем,

Кто нуждается в нём.

 

***

 

1

Холода наступили.

Руки сложив на коленях,

Старец у ветхого дома

Сидит неподвижно.

Снег струится по голой земле,

Солнце за черною рощей садится...

Старец сидит неподвижно

И смотрит на солнце,

И что-то все шепчет и шепчет,

Не переставая...

2

Маленький старичок,

Тихонький старичок

Под меленкою сидит,

Крутит цветной волчок...

В голой, знобящей степи

Крутится ветрячок,

Перетирает в пыль

Все, чему вышел срок.

 

***

Выпал снег –

Карусели в снегу,

Точно детство

Застыло на полном скаку...

 

Впрочем, день обещал быть погожим,

И капель говорила о том же.

 

***

Я в переулках осени брожу,

Как гость, который

Может в миг любой

Собраться

И уйти к себе домой...

А осень сыплет за спиной цветной листвой,

До срока хитрости наивной потакает,

И близких заморозков время прикрывает

Лукавою осенней теплотой.

 

***

Мысль должна быть нежной в профиль,

Мысль должна быть жесткой в фас,

В кожуре, точно картофель,

Чтоб хранилась про запас;

 

Чтоб костер, толпой зажженный,

Не обуглил душу ей,

Но под коркой – сохраненной

Оставалась сердцевина...

 

Мысль должна быть, – как калина:

В лютый холод – лишь вкусней!        

 

К списку номеров журнала «БЕЛЫЙ ВОРОН» | К содержанию номера