АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Евгений Степанов

Катрены судьбы Лидии Григорьевой

Катрен (четверостишие) — форма строфы или законченное стихотворное произведение, насчитывающее четыре строки.
Катренами написано 95% процентов опубликованных в «толстожурнальной»  периодике силлабо-тонических текстов (рассматриваем издания, входящие в  порталы «Журнальный зал» и «Читальный зал» в период с 2000 по 2014  годы).
Строгость катрена как строфы предполагает и строгость метрическую —  подавляющее большинство современных поэтических текстов написано в  рамках традиционных пяти размеров…
Золотой и Серебряный века русской поэзии дали канонические образцы  катрена, достаточно вспомнить четверостишия Пушкина и Тютчева, Ахматовой  и Цветаевой, Бальмонта и Хлебникова.
Четверостишие как наиболее емкая и цельная стихотворная форма позволяет  автору максимально выразить свою просодию, свой идиостиль.
В иронико-сатирическом ключе написаны катрены Игоря Губермана и Михаила  Малова, Николая Голя и Арсена Мирзаева, в заумном — Сергея Бирюкова и  Татьяны Грауз, Ры Никоновой и Сергея Сигея, Валерия Шерстяного и Евгения  В. Харитонова, в минималистском — Александра Макарова-Кроткова и  Германа Лукомникова, в лирическом — Дмитрия Григорьева и Наталии  Лихтенфельд, в анаграмматическом — Константина Кедрова и Елены Кацюбы, в  палиндромическом — Александра Бубнова и Фёдора Мальцева, в  верлибрическом — Владимира Бурича (1932–1994) и Руслана Элинина  (1963–2001), в брахиколоническом — Николая Грицанчука, в эпитафическом —  Валерия Лобанова.
То есть катрен представляет практически все жанры и виды стихотворения,  об этом справедливо в свое время заметил выдающийся стиховед Олег  Федотов. В частности, катрен дает широкие возможности для полноценной  лирики.
Однако нужно заметить, что, конечно, наиболее востребованы у читателя  сейчас иронические катрены. В ироническом ключе создано в постсоветской  России множество четверостиший, многие из них рассчитаны на эстрадное  исполнение, зачастую написаны в китчевом стиле. Главной поэтической  фигурой в таких текстах выступает не ирония, а брутальный, как правило,  неуместный сарказм, характерны в этом смысле «гарики» (катрены) Игоря  Губермана.
Поэт Лидия Григорьева — лирик по своей сути. Лирик и философ. Еще точнее  — философский лирик. Вот характерное стихотворение, написанное в январе  1997 года:

 


Как жизнь прожить без горестных помех,
докукой небеса не допекая?
Грех жаловаться. Жаловаться — грех.
Ведь это жизнь. Твоя. Какая-никакая…

 


В творчестве Лидии Григорьевой мы видим осмысление  мира, жизни человека в различных, в том числе экстремальных (а эмиграция  — это в любом случае экстрим) условиях. И хорошо, что в стихах  Григорьевой, живущей годами за границей, мало примет Лондона или других  богатых городов, есть другие приметы — горние. Поэт говорит о душе,  жизни и смерти, говорит спокойно, четко и ясно, нередко афористично.  Стихи Григорьевой — это, на мой взгляд, готовые будущие пословицы.

 


Если жизнь продлится,
То созреет колос.
Чем красивей птица,
Тем противней голос.

 


…Одна из сложнейших проблем современного литпроцесса  (литературоведения) — это размытые критерии оценки произведения, в  частности, поэтического текста. Между тем, эти критерии существуют, и  никто их не отменял. Поэтическое произведение можно оценивать с точки  зрения лексики, строфики, метрики, эвфонии, тропонасыщенности,  актуальности (или неактуальности), рифмы и т. д. Но любой подлинный поэт  хорошо знает, что поэзия — это не только метрические слова, это не  юмореска (ирония — всего лишь одна из поэтических фигур!), не научный  трактат, не набор красивых метафор, не прописные зарифмованные истины,  но все-таки — высшая материя, соприкосновение с Иным, Надмирным, слияние  с Абсолютом (не будем, впрочем, упоминать Его всуе).
Лидия Григорьева это понимает очень хорошо. И не случайно в эпиграф  одной из ее книг вынесено лучшее, на мой взгляд, четверостишие поэта:

 


Жертвенное заклание
Воле моей вопреки —
Этот поток сознания,
Облеченный в четыре строки.

 


Здесь все сказано так, как надо. Здесь выявлена истинная суть и сущность поэзии, и, разумеется, не только катренов.
И есть ощущение, что многие стихотворения Лидии Григорьевой написана не  по воле автора, а по воле Свыше. Это для поэта самое главное.

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера